Μόσχα, Σέργκιεβ Ποσάντ, Λάβρα, Ακαδημία

title image

Преподаватели кафедры библеистики МДА приняли участие в конференции ПСТГУ

4 и 5 марта кафедра библеистики богословского факультета ПСТГУ провела секцию ХХХI Ежегодной богословской конференции ПСТГУ «Историко-критический метод в библейской науке: проблема церковной рецепции».

Конференция была посвящена проблеме церковной рецепции историко-критического метода в исследованиях Священного Писания Ветхого и Нового Заветов.

Появившийся еще в XVI веке в Западной Европе и широко распространившийся в XVIII–XX веках историко-критический метод в настоящее время прочно укоренился в западной библеистике. Однако приверженность этому методу вкупе с рационалистическим подходом к Писанию привели к тому, что библейские книги стали восприниматься не более как часть Ближневосточной литературы. А полученные благодаря данному методу выводы и гипотезы (например, «Документальная гипотеза» происхождения Пятикнижия, основанная на работах В. де Ветте, Ю. Велльгаузена и др., или так называемый «поиск исторического Иисуса», начатый в трудах Д. Штрауса, Э. Ренана и пр.) вступили в противоречие с традиционными христианскими воззрениями на Библию. Это касалось и авторства библейских книг, и времени и истории их написания, а через это и всей библейской истории, в том числе происхождения ветхозаветной религии и христианства. Дореволюционные представители российской церковной науки (Ф.Г. Елеонский, П.А. Юнгеров, В.П. Рыбинский, прот. Н. Елеонский, Н.Н. Глубоковский и многие другие) ответили на критические гипотезы западных исследователей рядом апологетических трудов, в которых (в том числе с помощью того же историко-критического метода) отстаивался традиционный взгляд на Священное Писание.

В связи с этим на планируемой секции были обсуждены следующие вопросы:

1. Каковы границы применения историко-критического метода при изучении Священного Писания? Что делать, если результаты, полученные в историко-критическом исследовании Священного Писания, входят в очевидное противоречие с тем пониманием Библии, которое существует в церковной традиции?

2. Можно ли сочетать историко-критический метод с подходом, принятым в святоотеческой экзегезе?

3. Как применение историко-критического метода соотносится с тем ключевым суждением Церкви, что Писание богодухновенно, что оно есть Слово Божие?

4. Как применение этого метода соотносится с тем, что в Библии описываются многочисленные чудеса (сверхъестественные события), которые по определению выходят за рамки данного метода?

5. Имеются ли положительные (с точки зрения церковной традиции) примеры (в настоящем и прошлом) применения историко-критического метода при изучении Библии?

6. Какие есть отрицательные (с точки зрения церковной традиции) примеры применения историко-критического метода при изучении Библии?

7. Допустимо ли (и если да, то в каком объеме) использование историко-критической (позитивистской) методологии при изучении Священного Писания в базовых курсах духовных школ?

Со стороны МДА в конференции приняли участие преподаватели кафедры библеистики.

Протоиерей Александр Тимофеев, заведующий библейским кабинетом МДА, представил доклад на тему «Археология между библейским минимализмом и максимализмом: поиск Израильского государства X века до Р.Х.». В своем сообщении отец Александр отметил, что во второй половине XX века среди ученых-библеистов и археологов возникает направление, получившее название «библейский минимализм». Его поддерживает небольшая, но достаточно влиятельная группа исследователей — Н.П. Лемке, Ф.Р. Дэвис, Т.Л. Томпсон, Дж. Гарбини, Г. Лехманн и др. Минималисты считают, что рассказы о Давиде и Соломоне были написаны в Иудее в эллинистический период, т.е. не ранее IV века до н.э.

Дебаты о «Десятом веке», логически связанные с дискуссией минималистов и максималистов, был актуализированы профессором Тель-Авивского университета Израилем Финкельштейном. С начала 1990-х годов он неоднократно заявлял, что археологические данные, указывающие на наличие сильного централизованного царства Израиля и Иудеи в Х веке до н.э., были интерпретированы и датированы неправильно.

В докладе были рассмотрены современные данные, полученные в результате раскопок, произведенных на территории Израиля в конце ХХ — начале ХXI веков, и подтверждающие существование единого Израильского царства в Х веке до Р.Х. Концепции минималистов входят в противоречие с комплексом современных данных, что заставляет вернуться к традиционным взглядам на Священную историю.

М.В. Ковшов, доцент кафедр библеистики Московской духовной академии и Перервинской духовной семинарии, представил сообщение на тему «Библейская критика или литературный анализ? К вопросу о методе в современных исследованиях Священного Писания». Докладчик отметил, что историко-критический метод, зародившись в эпоху Возрождения и Гуманизма, поставил человека мерой всех вещей, в том числе и мерой Священного Писания. По справедливому замечанию Эдгара Кренца, главная особенность историко-критического метода состояла не в том, что человеческий разум впервые стали использовать для изучения Библии, а в том, что он становится абсолютным судьей, в том числе и Священного Писания. В результате весь библейский материал, который не соответствует скептическим критериям разумного и возможного — например, повествования о чудесах, — игнорируется как неподлинный, а сама Библия рассматривается как всего лишь один из многочисленных памятников древней литературы. В то же время современный термин «biblical criticism» корректнее переводить на русский язык скорее выражением «библейский анализ», чем «библейская критика», поскольку последнее имеет определенные отрицательные коннотации. При этом многие западные исследователи склонны употреблять понятия «историко-критический метод» и «научная библеистика в целом» как синонимы, хотя подобный подход нельзя признать вполне адекватным: сегодня существует множество вполне научных и в то же время не-критических подходов к изучению Писания. Если православная библеистика претендует на статус научной дисциплины, ей придется соответствовать вполне определенным критериям, которые для гуманитарной науки являются общепринятыми (хотя и в этом случае неизбежно возникают вопросы, связанные с определенной амбивалентностью историко-критического подхода).

Протоиерей Олег Мумриков, и.о. заведующего кафедрой библеистики МДА, доцент кафедры педагогики историко-филологического факультета ПСТГУ, доцент Коломенской духовной семинарии представил доклад на тему «Библейский Шестоднев как благовестие». Отец Олег отметил, что библейский Шестоднев — повествование первой главы книги Бытия о сотворении мира и человека — в современной культуре часто воспринимается исключительно как космогонический или космологический текст, что неизбежно порождает попытки его истолкования в контексте современной естественнонаучной картины мира. Это создает целый ряд проблем, поскольку, как справедливо отмечал в свое время профессор протоиерей Василий Зеньковский (1881—1962), «сама система полного “согласования…  ложна в своем принципе”, т.к. «наука постоянно развивается, а священный текст остается всё тем же». В связи с этим представляется перспективным для библейской апологетики, не отрицая историчности повествования первой главы книги Бытия, рассматривать ее в первую очередь как особый гимн-благовестие в контексте всего корпуса книг Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, экзегетики, православной догматики и литургики. Благовестие Шестоднева открывает себя в свидетельстве о всемогуществе Творца, Его премудрости и любви. Оно явлено в повествовании о творении не только ради «удовлетворения любопытства» древнего и современного человека или снижения уровня его «экзистенциальной тревоги», а в первую очередь с целью воспитания соответствующего жертвенного ответа на божественный призыв к святости, в т.ч. через принятие любых, самых тяжких и неожиданных испытаний ради свидетельства о верности Господу. Данный подход к пониманию первой главы книги Бытия позволяет избежать не только последствий допущения искусственных упрощений, неизбежных при построении моделей конкорданса библейских текстов и естественнонаучных данных, но и ошибок интерпретации Шестоднева как «случайного», «устаревшего» или «лишнего» фрагмента книги Бытия.

Последним докладчиком от Московской духовной академии стал старший преподаватель кафедры библеистики МДА П.А. Коротков, представивший доклад на тему «О значении Предания в понимании Слова Божия в православной и критической парадигме библейского исследования». Следование церковному Преданию является основополагающей аксиомой православного подхода к пониманию богодухновенности Священного Писания и его толкования. Святоотеческая традиция, которую поддерживали и русские библейские исследования, состояла в понимании Священного Писания как средства воздействия на человека благодатной силы Духа Божия, Который оживляет только тело Церкви, а потому и Священное Писание имеет смысл и значение только в Церкви Христовой. Между тем современные историко-критические методы исследования изначально предполагают отказ от следования любой традиции, по мысли их авторов, объективируя, таким образом, научный подход к изучению Священного Писания. В докладе делается попытка осмыслить историю и последствия понимания Слова Божия без учета церковного Предания, формулируется и обосновывается тезис о возможности существования и объективном характере православной библеистики как самостоятельной области научных исследований.

В работе секции приняло участие множество заинтересованных в этой проблематике исследователей. Прозвучали доклады как анализирующие и обобщающие опыт прошлого, так и представляющие новые, оригинальные наработки. Выступления были посвящены частным примерам применения историко-критического метода при изучении отдельных библейских книг, но также присутствовало и обращение к общетеоретическим вопросам. Все доклады сопровождались активной дискуссией.

Γραφείο τύπου της Θεολογικής Σχολής της Μόσχας

If you have found a spelling error, please, notify us by selecting that text and pressing Ctrl+Enter.

Αναφορά ορθογραφικού λάθους

Το ακόλουθο κείμενο θα αποσταλεί στους αρθρογράφους μας: