Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

title image

Константин Ефимович Скурат

Вечная память дорогому Владыке Симону (Новикову). Воспоминания заслуженного профессора К.Е. Скурата

1 сентября 2021 года преподаватели и студенты Московских духовных школ, расположенных в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, с чувством духовного подъема вознесли молитвы к Святой Троице, к Божией Матери, к преподобному и богоносному отцу нашему Сергию, всем-всем святым — в храме Покровском академическом, в Троицком соборе у святой раки со святыми мощами преподобного Сергия и на месте захоронения прежних (дореволюционных) профессоров Московской духовной академии.

Во время молитв многократно повторялось имя любимого всеми нами бывшего инспектора Московских духовных школ игумена Симона (Новикова), потом митрополита Рязанского и Касимовского.

Ровно 15 лет тому назад, в этот же день — 1 сентября — учащие и учащиеся услышали весть: скончался митрополит Симон. Конечно, весть была печальна, но все мы старались воспринять ее правильно — православно. Мы помнили размышления святителя Иоанна Златоуста (†407) на слова святого апостола Павла об усопших.

 Святой апостол пишет: 

«Не хощу вас, братие, не ведети о умерших, да не скорбите, якоже и прочии неимущии упования. Аще бо веруем, яко Иисус умре и воскресе, тако и Бог умершия во Иисусе приведет с Ним» (1 Фес. 4:13–14).

Святитель Иоанн:

«Смерть есть не что иное, как продолжительный сон… 

Бог разрушает наше тело, намереваясь создать его (вновь) …

Поэтому… И надобно особенно радоваться…

Итак, видя умершего не на то смотри, что он сомкнул глаза и лежит безгласен, но на то, как он воскреснет и получит неизъяснимую, изумительную и дивную славу, и от настоящего внешнего вида возведи помыслы к надежде будущего» (См.: мои «Воспоминания». Издание 3-е «Ковчег». М., 2021. С. 215–217).

Сегодня я хочу вспомнить только два штриха в жизни почившего:

  1. его отношение к студентам и
  2. участие в Глинских чтениях.
  1. Кабинет инспектора был на том месте, где сейчас приемная ректора Академии — всех ее отделов. Дверь к инспектору никогда не закрывалась. Почти напротив открытой двери стоял стол, за которым и сидел хозяин комнаты. Его можно было видеть на какие-то мгновения, остановиться у двери и взглянуть, что происходит в кабинете. Если там никого нет, a студенту надо что-то сказать или что-то спросить, — ему достаточно только произнести: «Благословите, отец инспектор» или «Благословите, батюшка». Ответ практически всегда был один: «Входите» или «Пожалуйста»… Инспектор внимательно слушал пришедшего, если было нужно — ставил вопросы. Продолжалась без всякой спешки откровенная, спокойная, добрая беседа — столько времени, сколько было нужно для решения обсуждаемых вопросов. Удивительно, но это факт, не спешили обе стороны и, кажется, во всём успевали! Со стороны можно было подумать, что люди встретились, чтобы не только что-то решить, а просто — по-родному — поговорить. (Было и это.) И мы, действительно, чувствовали, что встречаются очень и очень близкие люди: за столом сидит добрый опытный Наставник, Отец, Брат, а напротив него — тот, кто в скором времени станет помощником начальника или даже сослужителем, соработником, а лучше всего — сомолитвенником… Если инспектор был доволен беседой, то, как правило, отвечал своему посетителю: «Ты, братец, — молодец». Если не был доволен —  вставлялось: «Не молодец»…  Имело ли это значение для всех? Несомненно! Мы чувствовали, что есть у нас отец или брат, что есть у нас alma mater!.. А как легко быть, жить, работать в таком благостном месте!..
  2. В  сане митрополита владыка  Симон деятельно участвовал в Глинских чтениях, которые стали проводиться в Актовом зале МДА ежегодно, в конце  месяца июля — вскоре после кончины схиархимандрита  Иоанна Маслова (†1991), бывшего когда-то иноком Глинской пустыни, а затем — доцентом МДА. (Хотя в скобках, но отмечу: он же был и официальным оппонентом на мою докторскую диссертацию.)  На данных Чтениях много внимания уделялось (как и уделяется) изучению жизни и творений отца Иоанна. Проводятся они под председательством родственника отца Иоанна — Николая Васильевича Маслова. Как правило, на многих заседаниях Глинских чтений владыка выступал с докладами. Темы докладов были разнообразные, но все они тесно связывались с Глинской пустынью и, конечно, с богословским наследием батюшки Иоанна. Участники Чтений всегда ждали владыку и дружно аплодировали, как только он появлялся на сцене, особенно — в конце… В последние годы его провожали под ручки, но тем не менее он был аккуратен в своих переездах….

К сему надо добавить только несколько слов:

Владыка Симон был служителем Бога и людей, добрый, отзывчивый, скорый на помощь, а главное — человек глубочайшей веры или, как о нем говорили, «непоколебимый». Эта непоколебимость выразилась в его суждении и утверждении: «Храм является лучшей школой благочестия».

 Вечная память и Царство Небесное нашему архипастырю Симону — Отцу и Брату!

 Дорогой Святитель! Молитесь и Вы о нас.

Константин Ефимович Скурат

Сентябрь 2021 года МДА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: