Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

История академии

Оглавление

История Московской духовной академии: 1685–1919 гг.
История Московской духовной академии: 1943–2014 гг.
Новейшая история академии

I

История Московской духовной академии: 1685–1919 гг.

Московская духовная академия — старейшее высшее учебное заведение России. Она была основана в последней четверти XVIIв. 

В 1685 г. по приглашению Московского Патриарха Иоакима и по рекомендации Иерусалимского Патриарха Досифея в Россию прибыли греческие монахи, ученые-богословы — братья Иоанникий и Софроний Лихуды. В Москве они стали первыми преподавателями Академии. Занятия в Академии открылись 1 июля 1685 г. Школа находилась сначала в Богоявленском, а с 1687 г. — в специально построенном каменном здании в Заиконоспасском монастыре. Школа братьев Лихудов явилась основой Славяно-греко-латинской академии, впоследствии преобразованной в Московскую духовную академию.

Из Академии, наряду с крупнейшими иерархами Церкви, вышли многие видные деятели русской культуры XVII–XVIIIвв.: директор Московской типографии, русский писатель и переводчик Ф. П. Поликарпов-Орлов; поэт, писатель и переводчик, в 1698–1701 гг. — начальник Печатного двора, монах Карион (Истомин); известный ученый и поэт В. К. Тредиаковский; первый русский доктор медицины и философии П. В. Постников, русский математик, автор первой в России учебной энциклопедии по математике Л. Ф. Магницкий; поэт, переводчик и дипломат князь А. Д. Кантемир; первый русский астроном Н. И. Попов; географ, исследователь Камчатки С. П. Крашенинников; создатель русского фарфора Д. И. Виноградов; первые профессора Московского университета: Н. Н. Поповский[1], А. А. Барсов и С. Г. Забелин; историк и археограф Н. Н. Бантыш-Каменский; в 1731–1735 гг. в Академии учился М. В. Ломоносов.

В 1725 г. была открыта Петербургская академия наук, в гимназию и в академический университет при которой стали регулярно вызываться студенты из Московской академии. В 1755 г. открылся Московский университет, среди первых профессоров и студентов которого были питомцы Московской академии. Таким образом, Славяно-греко-латинская академия стала аlma мater для всего высшего отечественного образования и воспитания многих поколений русских людей в различных школах, академиях, университетах.

В 1742 г. на территории Троице-Сергиева монастыря (с 1744 г. — Лавра) в здании Царских чертогов была открыта семинария, которая получила название Троицкой, затем Троицкой Лаврской, и которая уже с первых лет своего существования была тесно связана со Славяно-греко-латинской академией. В обоих учебных заведениях преподавали фактически одни и те же лица, программа семинарии была составлена по образцу академической, а преподавание в семинарии по своему уровню почти не уступало академии. Этим уже была подготовлена почва для будущего слияния двух учебных заведений. 

Московский пожар 1812 г., произошедший во время оккупации войсками Наполеона I Москвы, явился естественным рубежом в истории Академии. «Скорбная повесть о страданиях московского духовенства в 1812 г., — писал в начале XX в. московский протоиерей Александр Васильевич Никольский, — должна быть начата с Заиконоспасского монастыря, куда неприятели ворвались вслед за вступлением в Москву»[5]. Монастырь был разорен и ограблен, оставшиеся монахи подвергались избиениям, истязаниям, убийствам. Учеба после разорения продлилась там, но не надолго.

В 1814 г. состоялся переезд Академии из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру. Еще в «Духовном регламенте», составленном архиепископом Феофаном (Прокоповичем) и утвержденном императором Петром I в 1721 г.[2], говорилось, что «место академии не в городе, но в стороне на веселом месте[3] угодное, где несть народного шума, ниже частые окказии, которые обычно мешают учения, и находит на очи, что похищает мысли молодых человек и прилежать учением не попускает»[4].

Торжественное открытие Академии в Лавре состоялось 1 октября 1814 г. — в день праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Теперь она стала именоваться Московской духовной академией. Около трети состава первого курса новой школы образовали питомцы старой Академии и Троицкой семинарии. В должности ректора преобразованной школы был утвержден архимандрит Симеон (Крылов-Платонов), бывший с 1810 г. ректором Славяно-греко-латинской академии.

Важно подчеркнуть, что речь идет не о создании нового учебного заведения, а о реорганизации Академии с целью улучшения и расширения духовного образования. Говоря о 50-летнем юбилее перемещения Академии в Лавру, известный поэт и драматург XIX в. Н. В. Сушков очень верно заметил: «День 1 октября, в сущности, можно назвать праздником обновления, так как Московская славяно-греко-латинская академия, прожившая 130 лет до перевода своего в Лавру, в ней преобразована и обновлена… Таким образом, ей не 50, а 180 лет»[6]. Крупнейший русский церковный историк, академик Санкт-Петербургской Императорской Академии наук, профессор Московской духовной академии Е. Е. Голубинский указывал, что «Московская духовная академия есть прежняя Московская Славяно-греко-латинская академия»[7]. По сути дела, по-другому быть и не могло. Ведь Академия образца второй половины XVIII в. была детищем митрополита Платона. У истоков лаврской Академии стояли также ближайшие ученики и сподвижники прославленного московского святителя — митрополит Евгений (Болховитинов) и архиепископ Августин (Виноградский), а свое лицо и основное направление Академия у Троицы получила также благодаря ученику митрополита Платона — митрополиту Филарету (Дроздову).

Согласно новому академическому уставу 1814 г. в редакции, представленной архимандритом Филаретом (Дроздовым) (утвержден 30 августа 1814 г. императором Александром I) каждая из четырех Духовных академий должна была стать учебным и научным центром для нескольких епархий (округа). Основной целью деятельности Академии было ограждение благочестия и развитие духовного образования. Всего предполагалось создать четыре округа: Санкт-Петербургский, Московский, Киевский и Казанский. 

Первые пять лет своего существования на новом месте Академия жила под покровительством архиепископа Московского и Коломенского Августина (Виноградского), питомца старой Славяно-греко-латинской академии, бывшего в свое время ректором Троицкой семинарии, а затем и оконченной им Московской академии, — ближайшего ученика, друга и помощника митрополита Платона. В 1821 г. архиепископом Московским стал Филарет (Дроздов). Таким образом, Академия из рук митрополита Платона перешла в руки архиепископа Филарета. В этой преемственности двух великих иерархов Русской Церкви нельзя не видеть особого Промысла Божия. Пребывание каждого из них на Московской кафедре составляет целую эпоху: митрополит Платон святительствовал 37 лет — с 1775 по 1812 г., а митрополит Филарет — 46 лет, с 1821 по 1867 г.

«В истории Русской Церкви нового времени, — писал в начале XXв. профессор Московской духовной академии протоиерей В. П. Виноградов, — на протяжении двух столетий среди ее деятелей есть только два имени, с которыми не может равняться по историческому значению ни одно другое: это Платон и Филарет, митрополиты Московские. Платон и Филарет — учитель и ученик, это как бы два великих солнца, перед которыми все другие деятели русской церковной истории нового времени только лишь звезды… это две преемственно сменяющиеся эпохи в истории Русской Церкви — в истории русской церковной мысли и жизни»[8].

По единодушному мнению историков и исследователей, крупнейшей личностью более чем трехсотлетней истории Академии является, несомненно, митрополит Московский Филарет (Дроздов; 1782–1867). Это был один из тех людей, которые предназначены к особой миссии высшего духовного водительства. Митрополит Филарет, как никто другой, сочетал в себе качества церковного администратора и богослова, государственного деятеля и аскета, систематика и поэта, ученого и старца. Митрополит Филарет обладал удивительным даром ясно видеть суть всякого события или факта, с которым он сталкивался, и нет ни одной стороны духовной и церковно-общественной жизни, в которой он не оставил бы яркого творческого следа. Нельзя не усматривать особого Промысла Божия в том, что новый этап жизни Академии около святых мощей одного из величайших русских подвижников — преподобного Сергия Радонежского — в течение целого ряда десятилетий проходил под непосредственным руководством такой великой личности, как митрополит Филарет.

Митрополит Филарет скончался в 1867 г., отслужив в день кончины свою последнюю литургию. Единство духа в союзе мира[9]— вот идеал, к которому в немалой степени приблизилась Академия при митрополите Филарете. Филаретовская академия — духовно-ученое братство, в котором суть православного любомудрия понималась как единство благочестия и науки.

Новая учебная программа, согласно уставу 1814 г., вводилась постепенно. Обучение в Академии состояло из двух двухлетних курсов. При открытии занятий в 1814 г. читались следующие предметы: истолкование Священного Писания, философия, всеобщая словесность, всеобщая гражданская история, математика, языки — еврейский, греческий, немецкий, французский и английский.

В 1816 г. началось чтение догматического богословия, с 1817 г. — нравственного богословия, читалось также обличительное богословие. В программу входили также и другие предметы: пастырское богословие, церковное красноречие, церковная история, каноническое (церковное) право (с 1840 г.), патристика (с 1841 г.), метафизика (с 1842 г.), история философии (с 1843 г.), библейская история, русская гражданская история, церковная археология (с 1844 г.)[10]. В таком виде программа просуществовала до 1869 г.

Особое значение придавалось изучению древних языков: греческого и латинского, в изучении которых студенты достигали немалых успехов. По свидетельству историка Московской академии протоиерея Сергея Константиновича Смирнова, «студентам назначаемы были переводы целых книг из творений отеческих»[11].

Большое значение в деле духовного воспитания студентов митрополит Филарет придавал богослужению. В частности, о церковном пении он отзывался следующим образом: «Как бы кто ни думал, для меня пение студентов в церкви было немаловажною частию их испытания, в котором чрез настроение звуков испытывалось настроение духа и умилением изрекалось одобрение чувства, не менее существенное, как и одобрение мысли»[12].

С 1835 г. до 1841 г. должность ректора занимал выдающийся ученый и церковный деятель архимандрит Филарет (Гумилевский; 1805–1866), впоследствии архиепископ Черниговский, в 2009 г. причисленный Украинской Православной Церковью Московского Патриархата к лику святых. Именно архиепископ Филарет явился инициатором издания при Московской духовной академии творений святых отцов. 

Однако, результаты переводческих усилий пришлись на время следующего ректора. В январе 1842 г. митрополиту Филарету (Дроздову) были представлены первые переводы творений святителя Григория Богослова, выполненные под редакцией знаменитого труженика науки протоиерея Петра Делицина. Одновременно был создан и печатный орган Академии — «Прибавления к творениям святых отцов». Это начинание было чрезвычайно важным. Непрерывная связь со святоотеческой традицией есть непременное условие развития православного богословия и духовной жизни. Начав систематическую издательскую деятельность с серии святоотеческих творений, Академия встала на путь возрождения православного богословия. В «Прибавлениях» публиковались статьи церковно-исторического и богословского содержания. Это первый научный журнал Академии, по сути дела «Богословский вестник» в первоначальном этапе своего бытия.

Московская духовная академия принимала участие и в переводе на русский язык Библии, но здесь ее роль нельзя назвать первостепенной. Основная работа совершалась в Санкт-Петербурге. В Московской академии переводили с еврейского Исход и Второзаконие. Из книг Нового Завета в Академии было переведено Евангелие от Марка и Послания святого апостола Павла к Римлянам и Галатам, а также сделан пересмотр и проверка всего Четвероевангелия и Деяний апостольских, переведенных другими академиями.

При следующем ректоре — архимандрите Евсевии (Орлинском), возглавлявшем Академию с 1841 г. по 1847 г., сохранялась высокая духовно-научная атмосфера. В 1842 г. митрополит Филарет писал в Синод: «Главный предмет академического учения, богословие догматическое, оказался преподанным и принятым в духе Православия, с основательностью и силою»[13].

Из последующих ректоров следует упомянуть архимандрита Сергия (Ляпидевского; 1820–1898), будущего митрополита Московского, который также был воспитанником Академии и управлял ею в должности ректора с 1857 г. по 1861 г. Архимандрит Сергий пользовался поддержкой и уважением митрополита Филарета. При нем в 1857 г. Академию посетил выдающийся духовный писатель XIX в. святитель Игнатий (Брянчанинов)[14].

В 1861–1862 гг. ректором был архимандрит Савва (Тихомиров; 1819–1896), впоследствии архиепископ Тверской и Кашинский. Он известен своими церковно-археологическими и палеографическими исследованиями и многотомной автобиографией «Хроника моей жизни» — ценным источником для истории русской церковной жизни и, в частности, Московской духовной академии во второй половине XIX в. Его уникальная библиотека пополнила библиотеку Московской духовной академии в конце XIXв.

Наиболее выдающимся ректором Академии во второй половине XIXв. был замечательный церковный историк и богослов, профессор протоиерей Александр Васильевич Горский (1812–1875). Он был взращен Академией и в дальнейшем посвятил ей все свои силы и дарования. Годы его ректорства, 1862–1875 гг., стали одним из самых ярких в научном отношении периодов истории Московской духовной академии.

Исключительно ценным памятником духовной жизни отца Александра Горского является дневник, который он вел с юных лет и который свидетельствует о постепенном возрастании православной души. Его юношеские записи поражают глубиной и возвышенностью мысли — это подлинно богословский дневник. Центром его духовной жизни было таинство Святой Евхаристии. «Блаженные минуты Святого вечеряния — о, если бы вы были веками, вечностию душе моей! Для вас можно оставить, забыть все. Я над собою замечаю, и замечаю очень явственно, что мгновение приятия Святых Даров внутрь себя имеет великую силу над душою. Как-то все становится мирнее, теплее, мягче! Душа — любвеобильнее и радостнее! Страх и чувство недостоинства, прежде владевшие ею, сливаются в одни благодарения и славословия. О, Господи!Продлив сердце моем сии святые ощущения…»[15]— так писал юноша, когда ему было 22 года. 

В юности Александр Горский стремился к монашеству, но так и не принял его. Профессор Академии принял священный сан уже в довольно зрелом возрасте, когда ему исполнилось 48 лет. Будучи беззаветно преданным академической науке он стал целибатным священником, что в то время являлось исключением.

Для отца Александра Горского каждый студент был прежде всего будущим служителем Церкви Христовой. Его отличало ровное, внимательное отношение ко всем учащимся. Главным воспитательным средством для него было духовно-нравственное воздействие[16]. Была велика взаимная любовь академического студенчества и ректора. При Горском в Академии господствовал «благодетельный дух семейной человечности… представителей высшей истинно христианской учености»[17]. Академия была «сферой деятельно-христианской семьи»[18]

Рука об руку с духовным руководством шло научное руководство. В течение многих лет отец Александр Горский был бессменным библиотекарем Академии. Обладая энциклопедическими познаниями, он рекомендовал студентам книги, которые оказывались им наиболее необходимыми.

Огромная заслуга отца Александра Горского состоит в том, что он явился, по существу, создателем новой русской церковной истории как науки. Он не был сухим систематизатором. У него была своя богословская концепция истории, в которой он видел проявление действия Пресвятой Троицы. Главное в истории для Горского — отношения Бога и человека, а задача историка — увидеть духовный смысл каждого события. 

Член ряда ученых обществ, протоиерей А. В. Горский переписывался и сотрудничал со многими видными учеными своего времени: историком, археографом и славистом О. М. Бодянским, филологом-славистом А. Х. Востоковым и другими. Выдающееся научное значение имеет составленное им вместе с известным археографом и археологом, бывшим выпускником Академии К. И. Невоструевым «Описание рукописей Московской синодальной библиотеки»[19], поныне сохраняющее фундаментальное значение для науки. 

В период ректорства протоиерея Александра Горского вошел в действие устав 1869 г., который учредил высшим органом Совет Академии во главе с ректором. Согласно новому уставу, важнейшие дела Академия должна была решать на общих собраниях, нового преподавателя избирала вся корпорация. Уставом были расширены возможности поступления в Академии, теперь должны были приниматься не только семинаристы, но и гимназисты, также был разрешен допуск вольнослушателей. Разрешено публиковать лекции, учреждать ученые общества. Академии приобрели право собственной цензуры. Большое значение имело введение обязательной докторской степени для ректора и для профессоров. Это способствовало оживлению научной деятельности.

Устав 1869 г. в целом отвечал требованиям своего времени и помог протоиерею А. В. Горскому целесообразно направить жизнь Академии. В позднейших воспоминаниях читаем: «В этом-то и выразилось искусство гения созидателей академического быта в его подробностях: гармоническое сочетание формы и идеи, плоти и духа; закона и благодатной любви»[20].

При Горском при горячей поддержке митрополита Московского Иннокентия (Вениаминова) в академическом актовом зале в здании Царских чертогов был устроен храм, освященный 12 февраля 1870 г. в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Вслед за храмом протоиерей А. В. Горский добился создания академического кладбища на территории сада Академии. Отныне отходившие в иной мир наставники не расставались с родной Академией и после смерти[21]. В настоящее время академическое кладбище восстановлено в результате кропотливых усилий археологов под эгидой Министерства культуры.

Вскоре после введения устава, в декабре 1871 г. в Академии состоялся первый докторский диспут. По отношению к другим академиям он был четвертым. Первым соискателем докторской степени в Академии явился архимандрит Михаил (Лузин), впоследствии преемник отца Александра Горского по ректорству, защитивший диссертацию на тему «О Евангелиях и евангельской истории по поводу книги “Жизнь Иисуса” Э. Ренана». Успешная защита первого доктора Академии состоялась в торжественной обстановке, в присутствии митрополита святителя Московского Иннокентия (Вениаминова) и других иерархов.

Среди преемников протоиерея А. В. Горского по ректорству особо выделяется профессор протоиерей Сергей Константинович Смирнов (1818–1889), известный эллинист и историк Академии. Прослужив в звании профессора 35 лет, С. К. Смирнов в 1878 г. был назначен Указом Святейшего Синода на должность ректора Академии и вследствие этого назначения принял, уже в пожилом возрасте, иерейский сан. Составленные им «История Московской Славяно-греко-латинской академии» (М., 1855), «История Троицкой Лаврской семинарии» (М., 1867) и «История Московской духовной академии до ее преобразования (1814–1870)» (М., 1879) чрезвычайно богаты использованными в них материалами, всесторонне освещающими жизнь Академии и семинарии. Они основываются на богатейшем академическом архиве, в то время естественно хранившемся в самой Академии.

В 1880 г. при Академии было создано «Братство преподобного Сергия для вспомоществования нуждающимся студентам и воспитанникам Московской духовной академии»[22], которое стало лептой Академии в общем братском деле России. За 50 лет, к 1914 г., в России было образовано свыше 700 братств. Создание братств было вызвано стремлением верующих к укреплению Православной Церкви. «Братство преподобного Сергия» было, в первую очередь, благотворительным учреждением. Позднее при Академии возник ряд других просветительных и благотворительных учреждений[23].

В 1884 г. был введен новый устав духовных академий, который стал отличаться «многопредметностью, которая, однако, не делала студентов более образованными…»[24]. Изменение академического устава всего спустя пятнадцать лет после введения предыдущего устава говорит о том, что в ту эпоху шли активные поиски формы и объема преподавания, наиболее соответствующих изменявшимся требованиям времени.

Новые веяния в жизнь Академии внес ректор архимандрит Антоний (Храповицкий; 1890–1895), ранее бывший ректором Санкт-Петербургской духовной семинарии[25]. Новый ректор был немногим старше своих учеников — ему не было еще и тридцати лет. Архимандрит Антоний был ярким представителем ученого монашества. У него был критический и живой склад ума. Выдающийся проповедник и пасторолог, он стремился сплотить Академию в единую братскую семью. В первом своем слове, произнесенном в Академии, он начертал путь Церкви, в том числе и академический, который позволит «вносить всюду ту духовную радость, то духовное оживление, которого тщетно добивается мир и о котором ныне с такою уверенностью вещает Церковь»[26].

При архимандрите Антонии в 1892 г. продолжилось издание «Прибавлений к творениям святых отцов» под новым названием «Богословский вестник», который скоро превратившегося в один из лучших богословских журналов. Профессор Академии по кафедре Еврейского языка и археологии, русский гебраист и библеист П. И. Горский-Платонов стал первым редактором журнала[27]. Святоотеческие творения отныне стали издаваться в качестве приложений к новому журналу. 

Конец XIX в. в истории духовного образования характеризуется значительным уменьшением количества учащихся в духовных академиях, в том числе и в Московской.«До1888 г. число студентов Московской духовной академии быстро росло и дошло до 300 человек. Затем стало убывать ввиду ограничительных мер; в 1899 г. их было только 191 русский и 24 иностранца. Во всех четырех академиях на 1898 год учились 900 человек на всю Россию»[28]. С таким отрядом молодых ученых Церковь готовилась встретить наступавший XX век.

13 марта 1898 г. на должность ректора был назначен архимандрит Арсений (Стадницкий), бывший с 1897 г. инспектором в Академии и занимавший должность ординарного профессора по кафедре Библейской истории. 28 февраля 1899 г. он был хиротонисан в Московском кафедральном соборе Христа Спасителя в епископа Волоколамского, викария Московской митрополии, с оставлением в должности ректора Академии. С этого времени Академию регулярно возглавляли ректора в архиерейском сане, что значительно подняло ее авторитет[29]. Академия устроила ректору-епископу торжественную встречу[30].

Начало XX в. внесло много нового в жизнь Академии. Студенты и профессора откликались на происходящие в России события.

С 1909 г. Академией руководил Феодор (Поздеевский), епископ Волоколамский, викарий Московской епархии.

По воспоминаниям С. Н. Постникова, «высокий, худой, в очках в черной роговой оправе, с черными, как смола, волосами и острым взглядом, Феодор являлся нам суровым монахом, с сильной волей и неумолимым к слабостям мирской юношеской суеты…»[31]. Магистерскую диссертацию епископ Феодор посвятил аскетическим творениям преподобного Иоанна Кассиана Римлянина и преподавал в Московской академии пастырское богословие. Характерной для личности епископа Феодора является его собственная мысль, высказанная в cлове перед началом занятий в сентябре 1915 г., о том, что «в области церковной жизни может быть и должна быть одна главная реформа: покаяние и молитва, а все остальное, тоже, конечно, полезное, пойдет из этой благодатной реформы духа»[32].

В конце XIX — начале XXвв. в церковных кругах обсуждался вопрос о новой реформе духовных школ. Еще в 1897 г. экстраординарный профессор Санкт-Петербургской духовной академии Н. Н. Глубоковский отмечал «ослабление богословско-научной деятельности академических воспитанников»[33]. Реформа церковного образования обсуждалась и в 1906 г. на Предсоборном присутствии. После деятельного обсуждения Святейший Синод выработал новый устав, принятый в 1910 г. и дополненный в 1912 г.[34]

В 1914 г. Академия готовилась к празднованию 100-летнего пребывания в Троице-Сергиевой Лавре. Но началась Первая мировая война, и намечавшиеся торжества были отложены до более благоприятного времени. Академия вынуждена была ограничиться изданием мемуарного сборника «У Троицы в Академии»[35], а также двухтомника научных трудов профессоров Академии[36]. Эти издания явились серьезным вкладом в историю Академии и в ее научную деятельность. В научном юбилейном сборнике были опубликованы статьи крупнейших ученых Академии, не потерявшие научного значения и поныне.

Круговорот революционных событий 1917 г. захватил и Академию. Уже 13 марта, то есть через 10 дней после Февральской революции, новый обер-прокурор Святейшего Синода В. Н. Львов направил в Академию для ее ревизии профессора Петербургской духовной академии Б. В. Титлинова, вследствие чего епископ Феодор Указом Святейшего Синода от 1 мая 1917 г. был уволен от занимаемой должности ректора Академии и назначен управляющим на правах настоятеля Московским Даниловым монастырем, временное исполнение обязанностей ректора было поручено архимандриту Илариону (Троицкому)[37]. Одновременно постановлением Совета Академии был уволен, согласно поданному прошению, редактор «Богословского вестника», экстраординарный профессор по кафедре Истории философии священник Павел Флоренский, на его место 4 мая 1917 г. был назначен ординарный профессор по кафедре Нравственного богословия М. М. Тареев[38].

Быстро сменяющиеся события вдохновили часть профессуры требовать разработки и введения нового академического устава, соответствующего демократическим реформам времени. Святейший Синод Указом от 8 мая 1917 г. установил временные правила для духовных академий, согласно которым должность ректора стала выборной.

21 июня тайным голосованием клира и мирян Московской епархии произошло избрание нового архиерея на Московскую кафедру, а именно был избран архиепископ Тихон (Беллавин), управлявший перед этим Литовской епархией. 

С 7 по 14 июля 1917 г. в Академии по благословению Святейшего Синода под председательством архиепископа Московского и Коломенского Тихона (Беллавина) собрался Всероссийский съезд ученого монашества, который решительно высказался против реформирования академий на началах автономности.

В сентябре 1917 г. впервые в истории Академии состоялись выборы ректора. Им стал Анатолий Петрович Орлов, профессор кафедры Истории и обличения западных исповеданий. Через месяц новоизбранный ректор был рукоположен в сан иерея и возведен в сан протоиерея.

1 октября в Академии, как всегда, проходил годичный акт, на котором был прочитан доклад ординарного профессора М. М. Богословского «Реформа высшей духовной школы при Александре I и основание Московской духовной академии»[39]. Представляя собой историческое исследование, работа М. М. Богословского была откликом на современные события. На акте по традиции присутствовал московский митрополит Тихон (Беллавин).

Последним замечательным событием академической жизни было празднование 50-летия со дня кончины митрополита Филарета (Дроздова), совершавшееся 18 и 19 ноября 1917 г. В эти дни в Академии присутствовал митрополит Московский Тихон, 5 ноября нареченный Патриархом, и члены Всероссийского Поместного Собора. 

С установлением советской власти изменились условия деятельности Академии. Декрет от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» запретил «преподавание религиозныхвероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях», но в постановлении Народного комиссариата юстиции от 24 августа того же года разрешалось преподавание религиозных вероучений в «специально богословских» учреждениях. В 1918 г. в Московской духовной академии прошел последний набор абитуриентов. 22 августа началось чтение лекций. 1 октября состоялся годичный акт, на котором присутствовал Святейший Патриарх Тихон, совершивший в этот же день литургию в Покровском академическом храме. Учебный год проходил трудно, в распоряжении Академии почти оставалось лишь четыре аудитории, количество студентов значительно сократилось. Начались серьезные проблемы с финансированием Академии. 2 марта 1919 г. Правление Академии приняло постановление о прекращении «Богословского вестника» в связи с невозможностью продолжать его издание. Весной 1919 года после пятой недели Великого поста учебный год был досрочно завершен. Причиной этого стало отсутствие финансирования и изъятие государством академических зданий.

В 1919 г. Академия вынужденно покинула Сергиев Посад и продолжила свое существование в Москве. В начале 1919/1920 учебного года занятия проходили в помещении Усачевской биржевой артели на улице Мясницкой. 1 октября 1919 года там прошел годичный акт, который почтили своим присутствием Патриарх святой Тихон, члены Священного Синода и Высшего Церковного Совета. С ноября 1919 года занятия проходили в новом помещении Усачевской биржевой артели в Спасо-Глинищевском переулке, а весной — в Московском Епархиальном доме. В дальнейшем занятия проходили в храме Иоанна Воина на Божедомке, в церкви Грузинской иконы Божией Матери (Троицы в Никитниках), в храме Святой Троицы на Листах, в Высокопетровском монастыре, на квартире профессора И. В. Попова в Денежном переулке[40]

После перемещения Академии в Москву ею продолжал руководить протоиерей Анатолий Петрович Орлов, совмещавший ректорство с приходским служением. Он также участвовал в религиозных диспутах в фабрично-рабочих клубах Москвы, проводил в московских храмах беседы на религиозно-общественные темы. 8 апреля 1922 г. он был арестован в связи с кампанией по изъятию церковных ценностей. На судебном процессе над представителями московского духовенства и мирян, проходившем в апреле–мае 1922 г., протоиерей Анатолий Орлов был приговорен к смертной казни, замененной пятью годами лишения свободы. Затем был освобожден по амнистии, но уже 8 марта 1924 г. вновь арестован и приговорен к трем годам ссылки в Нарымский край. В апреле 1931 г. в очередной раз был арестован, обвинен в антисоветской пропаганде и выслан на три года в Северный край. Затем служил священником в селе Кузьмищево под Тарусой. 21 декабря 1937 г. по решению Тройки УНКВД по Тульской области отец Анатолий был расстрелян. 

В 1922 году после ареста протоиерея Анатолия Орлова исполнять обязанности ректора Академии стал протоиерей Владимир Страхов. Выпускник Академии 1907 года, он через два года принял священный сан. С 1911 года о. Владимир преподавал в Академии, в 1912 году стал экстраординарным профессором, с 1920 года являлся проректором Академии. С 1917 года о. Владимир являлся священником московской церкви Троицы на Листах, вскоре стал ее настоятелем. Протоиерей Владимир Страхов участвовал в религиозных диспутах на фабриках и в рабочих клубах Москвы, прочел ряд публичных лекций на общую тему «Религия и коммунизм», провел ряд бесед на другие религиозно-общественные темы: «Наука и знание», «Православное учение о спасении», «Есть ли Бог», «Происхождение религии», «О мощах», «О воскресении Христа». В 1930 году протоиерей Владимир Страхов был отправлен в ссылку в Архангельск, 17 февраля 1938 г. расстрелян в Ульяновске.

Таким образом, два последние ректора Московской духовной академии удостоились, по сути, мученической кончины.

Последний документ, свидетельствующий о деятельности Академии в 20-е годы, датируется 5/18 октября. Это диплом об окончании Академии Василием Федоровичем Надеждиным, степень кандидата богословия которому была присуждена еще в 1926 году. Диплом подписали: исполняющий должность ректора проректор протоиерей  Владимир Страхов, ординарный профессор С. С. Глаголев и С. И. Соболевский, экстраординарные профессора епископ Варфоломей (Ремов) и священник Павел Флоренский[41]. Из подписавший Сергей Иванович Соболевский – тот, кто дожил до возрождения Академии в конце 1940-х годов и принял активное участие в возрождении традиций классической филологии в России.

Многие представители администрации и профессорско-преподавательской корпорации причислены к лику святых как священномученики и исповедники. Это Местоблюститель Патриаршего Престола священномученик митрополит Петр (Полянский)[42], святитель митрополит Алма-Атинский Николай (Могилевский)[43], архиепископ Смоленский Серафим (Остроумов)[44], епископ Скопинский Игнатий (Садковский)[45], епископ Орехово-Зуевский Никита (Делекторский)[46], протоиереи Александр Туберовский[47], Димитрий Лебедев[48], Илия Громогласов[49], Иоанн Артоболевский[50], Иоанн Смирнов[51], Сергий Голощапов[52], мученик Иоанн Попов[53].

Одним из наиболее почитаемых святых в Московской духовной академии является священномученик Иларион, архиепископ Верейский (в миру Владимир Алексеевич Троицкий). Выпускник Академии 1910 г., он был оставлен при ней профессорским стипендиатом. С 1911 г. — исправляющий должность доцента, с 1913 — магистр богословия и доцент Академии. В 1913 г. Владимир Троицкий принял монашество и священный сан, был назначен инспектором Академии и возведен в сан архимандрита. В том же году архимандрит Иларион стал экстраординарным профессором Академии. С 1917 г., в связи с преобразованием инспекторской должности, стал именоваться проректором. В мае-сентябре 1917 г. исполнял обязанности ректора Академии. Проявил себя как деятельный сторонник идеи восстановления патриаршества в Русской Православной Церкви, как один из виднейших участников Поместного Собора 1917–1918 гг. В 1919 г. три месяца провел в заключении. 20 мая 1920 г. хиротонисан в епископа Верейского. Являлся настоятелем Сретенского монастыря в Москве и одним из ближайших помощников святого Патриарха Тихона. В 1922 г. арестован и сослан на год в Архангельск. В 1923 г. возвратился в Москву. 6 июля 1923 г. удостоен Патриархом Тихоном сана архиепископа. 22 ноября 1923 г. архиепископ Иларион был арестован последний раз. Его сослали на Соловки. 28 декабря 1927 г. владыка Иларион скончался от тифа в тюремной больнице в Ленинграде. Архиепископ Иларион проявил себя как незаурядный богослов, стойкий борец против обновленчества и других расколов. 10 мая 1999 г. он прославлен в московском Сретенском монастыре в лике местночтимых святых, там же помещены мощи священномученика. Юбилейный Поместный Собор 2000 г. прославил священномученика Илариона Верейского в лике общецерковных святых.

В Соборе новомучеников и исповедников земли Русской много выпускников Московской духовной академии. В их числе: митрополиты Ярославский Агафангел (Преображенский) и Нижегородский Евгений (Зернов), архиепископы: Тверской Фаддей (Успенский), Пермский Андроник (Никольский), Елецкий Сергий (Зверев), Семипалатинский Александр (Щукин), Могилевский Павлин (Крошечкин), епископы: Прилукский Василий (Зеленцов), Романовский Вениамин (Воскресенский), Дмитровский Серафим (Звездинский), Ковровский Афанасий (Сахаров). Русской Православной Церковью почитается также прославленный Сербской Православной Церковью выпускник Московской духовной академии епископ Банялукский Платон (Соколович) († 1941).  

О владыке Пермском Андронике нужно сказать особо. Он — по времени первый среди всех академических святых, мужественно принявший мученическую кончину от представителей безбожной власти.

В годы политических репрессий и гонений на Церковь погибли также: бывший ректор архиепископ Волоколамский Феодор (Поздеевский), бывший инспектор и профессор митрополит Иосиф (Петровых), бывший помощник инспектора митрополит Ташкентский Борис (Шипулин), профессор архиепископ Сергиевский Варфоломей (Ремов), заслуженный ординарный профессор Сергей Сергеевич Глаголев, профессор священник Павел Флоренский, профессор священник Иоанн Смирнов, профессор Николай Ильич Серебрянский, доцент Николай Дмитриевич Кузнецов, доцент Александр Константинович Мишин, эконом Академии священник Константин Любомудров. В 1936 г. в сане митрополита Ташкентского (но фактически в ссылке) скончался бывший ректор Арсений (Стадницкий). Вскоре после освобождения из заключения скончались доцент священник Феодор Андреев и профессор Николай Леонидович Туницкий.

II

История Московской духовной академии: 1943–2014 гг.


После окончательного закрытия Академии, которая продолжала свою жизнедеятельность при храмах г. Москвы до конца 1920-х гг., наступил особо драматичный период, кульминацией которого стало изъятие всех книг, архива и рукописей из книгохранилищ Академии в запасники или фонды библиотеки имени В. Ленина в 1930-е гг. Расстрел профессора патрологии св. мч. Ивана Васильевича Попова 8 февраля 1938 года — характерное событие той эпохи.  Однако ни сталинские гонения 1930-х годов, ни начавшаяся Вторая мировая война не смогли полностью остановить историю Академии.

4 сентября 1943 г. в Кремле состоялась историческая встреча председателя Правительства СССР И. В. Сталина с иерархами Русской Православной Церкви — Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским), Ленинградским митрополитом Алексием (Симанским) и экзархом Украины Киевским и Галицким митрополитом Николаем (Ярушевичем). Одним из важнейших результатов этой встречи стала договоренность о возрождении духовного образования для подготовки кадров священнослужителей. 

Вскоре был учрежден Учебный комитет, председателем которого был назначен архиепископ Саратовский Григорий (Чуков)[1], а членами — протопресвитер Николай Федорович Колчицкий и С. В. Савинский. Разработанный Учебным комитетом проект организации духовных учебных заведений средней и высшей ступени (курсы и институт) был одобрен Священным Синодом во второй половине октября 1943, а 28 ноября 1943 г. Совнарком принял постановление № 1324 о данных заведениях в Москве. Предполагалось, что в институте учебная программа будет трехлетней, а на курсах двухлетней.

Проректором Института и Курсов с 1 декабря 1943 г. был назначен магистр богословия Сергей Васильевич Савинский (1877–1954), выпускник Киевской духовной академии, который после революции работал в советских учреждениях и некоторое время состоял в обновленческом расколе. Такая биография была достаточно характерна и для некоторых других ректоров или преподавателей новооткрытых духовных школ: высшее богословское или светское образование, а потом, как правило, работа не по специальности — в сочетании с искренним или вынужденным принятием обновленчества. 

С. В. Савинский сразу же занялся подготовкой выделенных для учебы и проживания студентов помещений в Новодевичьем монастыре — т. н. «Лопухинского корпуса» с надвратным храмом Преображения Господня[2].

14 июня 1944 г. состоялось торжественное открытие Православного богословского института и Богословско-пастырских курсов. Митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), в должности Патриаршего Местоблюстителя возглавивший Русскую Церковь после кончины Патриарха Сергия, произнес в этот день слово, в котором отметил: «Те, кто поступают в наши духовно-учебные школы, поступают в них не подневольно, а следуя влечению своему послужить Святой Церкви в священном сане. Весь строй этих школ должен быть строго церковным, без всякого уклонения в сторону мирского, светского уклада»[3].

А сразу на следующей день после торжественного открытия, 15 июня 1944 г., —в условиях военного времени —начался самый длинный в истории Академии учебный год, который длился больше астрономического года и завершился только 1 июля 1945 г.

28 августа 1944 г. Священный Синод назначил ректором протоиерея Тихона Дмитриевича Попова, выпускника Киевской духовной академии (1896–1900). О. Тихон руководил ходом ремонтно-восстановительных работ в Лопухинском корпусе и в Преображенской церкви Новодевичьего монастыря, а также вникал в любые детали учебного процесса. При первом наборе в Институт и на Курсы было зачислено 17 и 19 человек соответственно, включая К. В. Нечаева, будущего митрополита Питирима.

29 декабря 1945 г. после интенсивных реставрационных работ был торжественно освящен Успенский храм, в кладовых которого расположилось и студенческое общежитие. Питание преподавателей и студентов осуществлялось в Трапезной палате. Митрополит Питирим в своих воспоминаниях описал интересную черту из быта тогдашних студентов: «Завтракали и обедали за теми же столами, за которыми проходили уроки — это обязывало быть аккуратными в отношении своего “рабочего места”»[4].

При о. Тихоне силами преподавателей с особым участием А. И. Георгиевского, возможно, в роли составителя сборника и редактора, был подготовлен номер «Богословского вестника», который так и остался под спудом и только недавно был издан современной редакцией журнала[5]. 1944–1946 гг. наиболее интересны с точки зрения истории начальных шагов возрождения духовного образования. На волне народного энтузиазма, связанного с победоносным окончанием Второй мировой войны, казалось, что перед новооткрытыми духовными школами открываются огромные перспективы в области возрождения духовного образования. Преподаватели искренне надеялись, что государство не будет препятствовать изданию научно-богословской периодики и монографий. В то время преподавательский коллектив Института и Курсов, маленький, но сплоченный, старался оперативно решать любые образовательные, административные и хозяйственные задачи.

В октябре 1946 г. ректором Академии и Семинарии был назначен протоиерей Николай Чепурин, в прошлом выпускник Харьковской семинарии и юридического факультета Киевского университета, с опытом учебы в Оксфорде. В эпоху гонений он выбрал более бескомпромиссный путь: в 1930 г. он был арестован и период до своего назначения в Академию провел в лагерях и ссылках. Недаром по воспоминаниям митрополита Питирима, отец ректор во время первого выступления перед учащимися «произнес свои полные глубокого смысла слова о том, что многие богословские предметы учащимся предстоит освоить в стенах духовных школ, но лишь по одному предмету придется каждому сдать главный экзамен в своей жизни. Наукой, по которой придется сдавать этот главный экзамен, будет наука жертвовать собой»[6]

1946 г. стал годом возврата к традиционной структуре духовного образования. Постановлением Совета Министров СССР от 29 мая 1946 г. было разрешено открытиедуховныхакадемий в Москве, Ленинграде и Киеве, а постановление от 9 июля 1946 г. открывало возможность преобразованияБогословско-пастырских курсов в Москве, Ленинграде, Киеве, Саратове, Львове, Одессе, Минске, Луцке, Ставрополе в духовные семинарии[7]. В соответствии с этим решением Московский православный богословский институт был преобразован в Московскую духовную академию с четырехлетним курсом обучения. III и IV курсы Института стали I и II курсами Академии, а подготовительные курсы и два первых курса Института — Семинарией с четырехлетней программой обучения. В административном отношении Академия и Семинария были объединены — впервые за всю историю Академии — и это объединение стало характерной особенностью всей последующей эпохи.

В январе 1947 г. была организована Аттестационная комиссия под председательством митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича), которая утвердила ученые звания профессоров за магистрами богословия и доцентов за кандидатами богословских или словесных наук. В итоге ядро профессорско-преподавательской корпорации составили шесть профессоров: ректор протоиерей Николай Чепурин, С. В. Савинский, протоиереи Тихон Попов, Вениамин Платонов и Димитрий Боголюбов, и семь доцентов: В. С. Вертоградов, священник Александр Ветелев, Н. П. Доктусов, архимандрит Вениамин (Милов), Н. И. Муравьев, А. В. Ведерников и А. И. Георгиевский.

При ректоре о. Николае был введен институт классных наставников, а сам он уделял особое внимание духовному воспитанию[8]. Принцип оптимального сочетания духовного воспитания и богословского образования до сих пор остается основополагающим для Московской духовной академии. 

По скоропостижной кончине протоиерея Николая Чепурина 7 февраля 1947 г. обязанности ректора в течение девяти месяцев исполнял инспектор Академии профессор С. В. Савинский.

В связи с острой нехваткой преподавательских кадров Святейший Патриарх Алексий Iв 1947 г. через Совет по делам Русской Православной Церкви ходатайствовал перед Правительством о приглашении из-за рубежа ряда русских выдающихся профессоров-богословов, из которых сумел прибыть канонист С. В. Троицкий, преподававший еще в дореволюционной Академии — правда, только на короткий срок[9]. В настоящее время наследие С. В. Троицкого готовится к публикации силами отдельных преподавателей Московской духовной академии.

28 октября 1947 г. на должность ректора был назначен епископ Гермоген (Кожин) с оставлением за ним управления Казанской епархией. Одновременно с этим назначением владыка Гермоген занял также должность заместителя председателя Учебного комитета. Новый ректор принял сан священника еще до революции. Протоиерей Василий Кожин был пострижен в монашество с именем Гермоген и рукоположен 18 февраля 1946 г. во епископа Казанского. 14 ноября 1947 г. он приступил к исполнению обязанностей ректора Московской духовной академии и семинарии — вплоть до 15 августа 1949 г.

С 8 по 19 июля 1948 г. в Москве проходило Совещание Глав и представителей Поместных Православных Церквей по случаю празднования 500-летия автокефалии Русской Церкви. 

В октябре 1948 г. произошло наконец особо радостное событие — Московская духовная академия и семинария вернулась в Троице-Сергиеву Лавру. В день Покрова Пресвятой Богородицы 14 октября 1948 г. официальной Правительственной комиссией были приняты восстановительные работы переданных Академии еще 10 декабря 1947 г. зданий, в число которых вошли: ректорский корпус — традиционно именуемый «чертоги», митрополичий корпус, надвратный храм святого Иоанна Предтечи и несколько помещений в восточной стене, примыкающей к Святым воротам. Святейший Патриарх благословил Московскую духовную академию иконой Покрова Пресвятой Богородицы, которая была торжественно перенесена из Троицкого собора Лавры в здание Академии.[ 

Новый учебный год начался на исторической территории 15 октября. Аудитории и общежития студентов были размещены в отремонтированном здании Царских чертогов. Там же, в актовом зале, до возрождения Покровского академического храма совершались вечерние богослужения, а на Литургию преподаватели и студенты ходили в лаврские храмы.

С 1949 по 1950 г.ректором был избран настоятель московского храма Святителя Николая в Кузнецах протоиерей Александр Смирнов, преподававший в Академии Новый Завет. При нем известный московский протоиерей Всеволод Шпиллер[ начал исполнять обязанности инспектора Академии. В дальнейшем о. Всеволод в течение многих лет был настоятелем Николо-Кузнецкого храма в Москве, при котором впоследствии был организован современный Свято-Тихоновский университет.

В августе 1951 г. на должность ректора был назначен протоиерей Константин Ружицкий, c приходом которого начался новый плодотворный период. Отец Константин в свое время окончил Московскую духовную академию и в 1916 г. получил степень кандидата богословия за работу «Учение святых отцов и церковных писателей о материи». По окончании Академии служил на Украине: в Славянске, а затем в Киеве настоятелем Владимирского собора. 

При отце Константине в профессорско-преподавательской корпорации произошла смена поколений, лучшие выпускники послевоенных лет постепенно перенимали эстафету у маститых профессоров, многие из которых были выпускниками еще дореволюционной школы.

В 1951 г. по инициативе иеромонаха Сергия (Голубцова) — сына профессора дореволюционной Академии по кафедре Церковной археологии и литургике Александра Петровича Голубцова — был образован Церковно-археологический кабинет, который окончательно сформировался при протоиерее Алексие Остапове, профессоре церковной археологии, отец которого — Даниил Андреевич — был ближайшим помощником Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I.

В конце 1954 г. с территории Академии был выселен Загорский городской Дворец, кинозал которого был устроен в бывшем Покровском храме. Историческое помещение храма в очень запущенном состоянии было отреставрировано за несколько месяцев. 21 мая 1955 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I совершил торжественное освящение храма, которое стало светлым и памятным событием для духовных школ[10]. Работы по воссозданию и благоукрашению храма продолжались и в течение последующих лет.

В середине октября 1955 г. Академии был передан Бакалаврский и две трети Инспекторского корпуса (впоследствии Первая гостиница Лавры), а 1956 г. — Библиотечный корпус, в котором до этого размещался Заочный педагогический институт. Таким образом к 1957 г. Академии были возвращены все исторические здания, конфискованные советской властью.

Однако эти отдельные добрые «шаги» не означали отмены жесткого тоталитарного контроля и прессинга. В частности, советской властью было запрещено издавать учебные пособия и преподавать общеобразовательныепредметы, непосредственно влияющие на формирование мировоззрения, — психологию, логику, историю философии и литературы. В ту эпоху преподавание классических языков в Семинарии было сведено до почти что бесполезного минимума[11].

В качестве здорового противовеса и в целях подготовки кадров для осуществления международной деятельности приАкадемии в 1963 г. была открыта аспирантура.

Антирелигиозная кампания, развязанная Хрущевым, не достигла ожидаемых результатов. 14 октября 1964 г. Хрущев был отстранен от власти. В этот же день на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, в Московской духовной академии прошли торжества, посвященные 150-летнему юбилею ее пребывания в Троице-Сергиевой Лавре. К этому юбилею был подготовлен ряд памятных публикаций, которые были изданы в машинописных сборниках. В Малом актовом зале Академии состоялось торжественное заседание под руководством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия (Симанского) с участием представителей поместных православных Церквей. Празднование этого юбилея совпало с другой знаменательной датой — 20-летием возрождения духовных школ.

Протоиерей Константин Ружицкий скоропостижно скончался 18 ноября 1964 г.

Уклонившийся со временем в раскол (1992 г.) епископ Филарет(Денисенко) пробыл ректором Академии чуть больше года. На посту ректора его сменил епископ Филарет (Вахромеев), бывший инспектор Московской духовной академии, рукоположенный незадолго перед этим во епископа Тихвинского. Новый ректор читал в Академии курс лекций по Священному Писанию Нового Завета, совмещая преподавание с активной административной и представительской деятельностью, часто принимая иностранные делегации и совершая деловые и паломнические поездки за рубеж.

В 1969 г. при Академии был образован регентский класс, преобразованный в 1985 г. в Регентскую школу. В те времена это была единственно возможная форма женского религиозного образования[12].

17 апреля 1970 г. скончался Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I. С его смертью завершилась целая эпоха, историческая хроника которой была составлена одним из ближайших помощников Святейшего Патриарха заведующим Церковно-археологическим кабинетом Академии протоиереем Алексием Остаповым. 

Следующий патриарх Пимен (Извеков) — ранее митрополит Крутицкий и Коломенский — был избран на Поместном Соборе, который состоялся только в мае-июне 1971 г. Ректор Академии епископ Филарет, которому была поручена организация Собора в Лавре, выступил также на Соборе с докладом о состоянии Московской духовной академии и семинарии.

В первой половине 1970-х гг., как и прежде, был жестко ограничен прием в духовные академии и семинарии. За 1972–1974 гг. духовные школы смогли направить на приходское служение всего лишь 219 священнослужителей, в среднем по 4 человека на епархию. Поэтому огромное значение приобрел возобновленный в 1964 г. Заочный сектор при Академии, через который прошла едва ли не основная часть духовенства.

В 1970–1980-х гг. постепенно уходили из жизни последние профессора дореволюционной школы: в 1976 г. скончался профессор протоиерей Александр Ветелев, в 1984 г. — профессор протоиерей Михаил Сперанский. В малом числе оставались уже и выпускники первых послевоенных лет. Значительную часть нового состава преподавателей составляли те, кто учился в Академии во времена так называемых хрущевских гонений. Некоторые из них до настоящего времени продолжают трудиться в Московской академии, в частности, заслуженные профессора Константин Ефимович Скурат, Алексей Ильич Осипов и Борис Александрович Нелюбов.[

18 апреля 1973 г. епископом Дмитровским и ректором Академии был назначен епископ Черниговский и Нежинский Владимир (Сабодан). Это был талантливый администратор, замечательный проповедник, ученый-богослов. 

В 1982 г. ректором Академии стал бывший инспектор архимандрит Александр (Тимофеев), возведенный в сан епископа Дмитровского. Количество учащихся в Московской семинарии к концу 1980-х гг. составляло уже около четырехсот человек. Значительным событием в истории Академии стала проведенная в декабре 1985 г. конференция, посвященная 300-летнему юбилею ее бытия, материалы которой были опубликованы в юбилейном выпуске «Богословских трудов».

Большим бедствием для Московской духовной академии и семинарии стал пожар в ночь с 27 на 28 сентября 1986 г. В огне погибли пять студентов семинарии, сгорело студенческое общежитие с примыкающим к нему актовым залом, поврежден был и Покровский академический храм. Это событие побудило многих людей, сочувственно относящихся к Церкви, жертвовать на восстановление разрушенных и поврежденных помещений. Со своей стороны, и государственные власти оказали помощь в восстановительных работах, законченных, в основном, к празднованию 1000-летия Крещения Руси. Московской духовной академии было передано здание бывшей монастырской больницы-богадельни с храмом преподобного Иоанна Лествичника, в котором в советские годы располагалась Загорская городская больница. В этом здании после завершения восстановительных работ были размещены семинарские аудитории и студенческие общежития[.

В 1993 г. были предприняты усилия по возобновлению издания академического журнала «Богословский вестник», которые на сей раз увенчались успехом. Первый выпуск журнала был издан благодаря особым стараниям преподавателя Московской духовной семинарии О. В. Шведова († 8 июня 2002 г.), который, будучи старостой храма Преображения Господня (Тушино, Москва),изыскал на издание необходимые средства.

С 1992 по 1995 г. Московскую духовную академию и семинарию возглавлял епископ Дмитровский Филарет (Карагодин). Годы ректорства владыки Филарета совпали с началом серьезных общественно[ -политических преобразований в России. Все ограничения, с помощью которых советская власть пыталась затормозить развитие духовных школ и богословской науки, были полностью сняты, однако не преминули появиться новые трудности, связанные, главным образом, со сложным экономическим положением в стране и с ограниченным финансированием духовного образования. Несмотряна все сложности, в 1991 г. был завершен ремонт храма преподобного Иоанна Лествичника, и после малого освящения в нем начались регулярные богослужения. В 1994 г. великое освящение храма совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

18 июля 1995 г. на должность ректораМосковской духовной академии и семинарии был назначен епископ Верейский Евгений (Решетников), выпускник Московской духовной академии, занимавший до этого должность инспектора Московской духовной семинарии, а затем ректора Ставропольской духовной семинарии (с 1991 г.) и исполняющего обязанности председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви (с 1994 г.). По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в целях активизации процесса реформирования системы духовного образования в Русской Православной Церкви должность ректора была совмещена с должностью председателя Учебного комитета при Священном Синоде, в которой владыка Ректор был окончательно утвержден 18 июля 1998 г.

При владыке Евгении жизнь Московской духовной академии и семинарии значительно оживилась. Владыка ректор предоставил творческую свободу для начинаний ряда инициативных преподавателей как в области преподавания, так и в реализации ряда издательских и духовно-просветительских проектов. У Академиипоявилось свое маленькое издательство, которым в течение нескольких лет руководил один из постриженников владыки иеромонах Евфимий (Моисеев). Был создан ряд кабинетов: Греческий, Педагогический, Библейский, которые первоначально взяли на себя часть работы по улучшению информационного обеспечения и качества преподавания в соответствующих областях. В частности, благодаря усилиям группы преподавателей под руководством известного филолога-классика профессора Юрия Анатольевича Шичалина на  базе Греческого кабинета была осуществлена языковая реформа, благодаря которой в Семинарии, а затем и в Академии удалось восстановить преподавание классических языков, хоть и не в полном объеме. Также полноценное возрождение журнала «Богословский вестник» пришлось на период, начиная с 2003 г. по настоящее время, когда было издано несколько тысяч страниц со статьями, переводами и публикациями. Если в предшествующую эпоху заграничная командировка студента была особым исключением, то в период с 2000 г. языковые курсы и учеба за границей стали реальной возможностью для способных студентов. Архиепископ Евгений, комментируя данную ситуацию, неоднократно подчеркивал, что «мы не должны лишать студентов возможности изучить иностранные языки, которой мы были лишены сами».

Однако самой сложной задачей, которую пришлось решать владыке Евгению как председателю Учебного комитета, стало реформирование системы духовного образования и приведение его в соответствие с государственными образовательными стандартами.

Еще Архиерейский Собор 1994 г. постановил подготовить к 2000 г. программу перехода к системе духовного образования, в рамках которой семинарии должны стать высшими школами, готовящими священнослужителей, академии же — преобразованы в научные центры, дающие богословскую специализацию. На основании соборного определения была создана рабочая группа по детальной разработке концепции новой системы богословского образования. Были выработаны предложения по реформированию системы духовного образования, которые с уточнениями были утверждены Священным Синодом 27 декабря 1996 г. Разработанная программа реформы духовных школ содержала переход к пятилетнему курсу образования в семинарии.

Начиная с 2003/2004 учебного года, в Академии учебные планы стали строиться с учетом будущей специализации. В связи с этим в Академии были созданы четыре направления преподавания: библейское, богословское, церковно-историческое церковно-практическое. Существенно активизировалась деятельность кафедр.

На Поместном Соборе 27 января 2009 г. Святейшим Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Новый предстоятель Русской Православной Церкви поставил перед Учебным комитетом задачу вхождения системы духовного образования в светскую систему высшего образования. Смысл данной трансформации заключается в интеграции духовного образования в отечественные и европейские образовательные пространства, в признании дипломов духовных школ со стороны зарубежных вузов, сетей и агентств и отечественных ведомств. Результатом новой реформы духовного образования должно стать значительное повышение уровня подготовки духовенства, формирование системы подготовки квалифицированных преподавателей и научно-исследовательских кадров.

Однако Его Святейшество требовал от Академии изменений не по форме, а по сути. В связи с этим образовательная реформа стала осуществляться постепенно с учетом реальных возможностей преподавательского состава и в то же время общих ключевых задач, стоящих перед ревнителями духовного образования.

14 октября 2010 г., в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, Московская духовная академия торжественно отпраздновала 325-летний юбилей со дня своего основания. К этому юбилею усердно готовились: в частности, силами преподавателей и приглашенных специалистов была написана и издана самая фундаментальная история академии «Московской духовной академии 325 лет: юбилейный сборник статей». Редакция «Богословского вестника» подготовила памятный номер журнала, который по объему нового материала можно сравнить со сборником 1914 г. «Академия у Троицы». А в самый день праздника в Академии прошла юбилейная конференция, осуществленная совместными силами Академии и Московского университета.

В этот знаменательный день после совершения Литургии в Покровском храме Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в своем архипастырском слове подчеркнул особый Божественный Покров над Академией: «А как еще можно объяснить эту 325-летнюю историю Московской духовной академии, которая начиналась во славе, в силе — в центре Москвы, под покровительством царей, с привлечением выдающихся ученых, которая была главным учебным заведением страны, а затем прошла тернистым путем исповедничества и даже была закрыта? Кто-то, наверное, очень надеялся, что никогда более в Троице-Сергиевой Лавре не вспыхнет этот огонь богословского ведения. Но покров Пречистой Царицы Небесной в ответ на кровь мучеников, на молитву исповедников, на труды наших иерархов, богословов, клириков и верующего народа был простерт и над этой духовной школой, и сегодня мы в радости празднуем ее 325-летие». В память о торжестве Святейший Патриарх преподнес для Покровского храма драгоценное Евангелие, украшенное Богородичными цветами.

На торжественном акте в Большом актовом зале Академии ректор архиепископ Верейский Евгенийогласил постановление Ученого совета Московской духовной академии от 11 октября 2010 г. о присуждении Святейшему Патриарху Московскому и всея РусиКириллу ученой степени доктора богословия honoris causa «за многостороннюю научную деятельность и весомый вклад в развитие богословской науки» и вручил Его Святейшеству диплом доктора богословия.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл завершил свое обращение к участникам торжеств следующими словами, в которых он подчеркнул значимость личного подвига в процессе реформирования духовного образования: «Ничего не произойдет после того, как мы введем степень бакалавра, магистра, доктора, если не будет внутренней работы. Глубоко убежден в том, что Учебный комитет должен разработать очень ясную систему контроля за этим процессом. Конечно, каждый человек — соавтор нового явления в жизни нашей духовной школы. Но если у человека не хватит времени, сил, опыта, желания, тогда система должна помогать и вразумлять тех, кто не способен на подвиг в сфере духовного образования. Наука и образование всегда были делом подвижников. Хороший учитель в школе — это подвижник. Богословское образование – это сфера в том числе и духовного подвига. И дай Бог сил подвиг этот совершать во славу Божию и во имя народа, который вам вверен».

Хроника патриарших посещений Академии продолжилась. 18 июля 2011 г. по окончании Божественной литургии и молебна преподобному Сергию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл освятил место строительства нового общежития Московской духовной академии — с западной стороны от стен Лавры. По окончании чина освящения он отметил: «Материальные условия жизни связаны с эстетикой, а эстетика формирует красоту человеческой личности… Думаю, эти стены смогутмногое сделать для того, чтобы помочь сформировать целостную, сильную, духовно крепкую, эстетически возвышенную личность нашего священника».

А после всенощного бдения в честь Святой Троицы 7 июня 2014 г. Святейший Патриарх вместе с представителями попечительского совета Троице-Сергиевой Лавры и Московской духовной академии, руководством компании ЗАО «Балтстрой», которая является основным подрядчиком по всем реставрационным работам, а также архиепископом Сергиево-Посадским Феогностом и архиепископом Верейским Евгением совершил обход территории Лавры и Академии. В частности, ему было показано здание нового студенческого общежития, которое было построено в ускоренном темпе после долгих согласований и состыковок — в преддверии уже совсем близкого юбилея: 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского и к 200-летия пребывания Академии в Лавре.

К данному юбилею в Московской духовной академии велись и другие значительные строительные и реставрационные работы. По сути дела, Академия вступила в историческую эпоху, которую можно сравнить с эпохой подготовки к тысячелетию Крещения Руси. Был восстановлен исторический облик фасадов зданий Академии, а также были полностью реконструированы и заново оснащены Большой актовый зал,  который оказался крайне востребованным для проведения актовых мероприятий, и ряд экспозиционных залов Церковно-археологического кабинета — с тем, чтобы как можно на более достойном уровне принять многочисленных гостей. Многие учебные, административные и служебные помещения Академии были заново отремонтированы. Продолжилась многоуровневая реконструкция академической Библиотеки — важнейшей составляющей учебного и научно-богословского процесса.

Нельзя не отметить дань памяти, отданную Академией дореволюционным профессорам и преподавателям — к юбилейным торжествам были проведены  археологические исследования некрополя Московской духовной академии Институтом археологии Российской академии наук под эгидой Министерства культуры Российской Федерации. Уже сегодня обретены места погребений ректоров Академии протоиереев Александра Васильевича Горского (1812–1875) и Сергея Константиновича Смирнова (1818–1879) и «патриарха» истории Русской Церкви Евгения Евстигнеевича Голубинского (1834–1912), а также установлен ряд других лиц – в основном студентов Академии, скончавшихся в конце XIXв., – похороненных в академическом некрополе.

Все работы по восстановлению исторического облика Сергиева Посада, Троице-Сергиевой Лавры и Московской духовной академии значительно интенсифицировались на последнем завершительном этапе – в преддверии памяти прп. Сергия Радонежского 18 июля. Совместными усилиями государства и Церкви была подготовлена особая юбилейная программа, которая реализовывалась в течение трех дней – с 16 по 18 июля  2014 г. В Сергиев Посад и его окрестности съехалось огромное число паломников со всей России, а также из ближнего и дальнего зарубежья. Сотни волонтеров помогали следить за порядком в духе крайней доброжелательности и открытости. Все учащиеся и многие преподаватели Академии также были задействованы на самых разных послушаниях.

16 июля в 12.00 из Покровского Хотькова монастыря после молебна в Никольском соборе начался крестный ход, который возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Общая протяженность крестного хода составила 17 километров: в течение пяти часов 60 архиереев Русской Православной Церкви, более 400 священнослужителей, монашествующие, преподаватели и сотрудники Московской духовной академии, делегации от епархий Русской Православной Церкви, десятки тысяч паломников под лучами жаркого летнего солнца шли на Благовещенское поле.

17 июля совершалось всенощное бдение на Соборной площади Лавры перед престолом, установленном на помосте с сенью у врат Успенского собора, когда вся территория Лавры, по сути дела, превратилась в храм под открытым небом. Кульминация торжеств пришлась на 18 июля. Святейший Патриарх возглавил праздничную Литургиюна Соборной площади обители. Среди сослужащих помимо постоянных членов Священного Синода были также архиереи-представители пятнадцати Поместных Автокефальных Церквей.

Атмосфера праздника в сердце России — Сергиевом Посаде придала новые силы для поступательного движения вперед как Лавры, так и находящейся в ней Академии в решении ключевых задач духовной жизни и образования. Таким образом, 200-летний юбилей пребывания Академии в Лавре — по молитвам преподобного аввы Сергия — оказался переломным: в стремлении к восстановлению прошлого стали появляться новые силы для того, чтобы слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла о необходимости подвигов и подвижников науки находили все большее воплощение в ряде новых проектов и повседневной творческой жизни преподавателей и студентов.

После 200-летнего юбилея пребывания Академии в Лавре в ее жизни наступило некоторое затишье, необходимое для решения глубоких внутренних задач. Академической корпорации пришлось готовиться к государственной аккредитации, открывавшей для Академии принципиально новые перспективы. 8 декабря 2016 года руководитель Рособрнадзора С. С. Кравцов подписал приказ № 2072 о государственной аккредитации образовательной деятельности Религиозной организации — духовнойобразовательной организации высшего образования «Московская духовная академия Русской Православной Церкви». Данный приказ был подписан  соответствии со статьей 92 Федерального закона от 29.12.2012 №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», Положением о государственной аккредитации образовательной деятельности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 18.11.2013 №1039, и на основании заключения по результатам аккредитационной экспертизы, проведенной в соответствии с распоряжением Рособрнадзора от 14.11.2016 №288.

16 декабря 2016 г. в Большом актовом зале Московской духовной академии произошло торжественное вручение свидетельства о государственной аккредитации Академии. В своем приветственном слове архиепископ Евгений отметил, что «при подготовке Академии к аккредитации мы не надеялись ни на какие поблажки. Перед тем как подавать документы на аккредитацию, у нас была внутренняя проверка… Мы выражаем признательность Вам, Сергей Сергеевич». В ответном слове Сергей Сергеевич Кравцов подчеркнул, что «сегодня Академия прошла очень серьезную проверку, которую подтвердили эксперты. Академия показала высокий уровень теологического образования, и, соответственно, была получена государственная аккредитация… Хочу сказать, что я внимательно следил за процессом проверки Академии. Мы с владыкой постоянно обсуждали все этапы проверки… Мы еще не до конца осознаем, что сегодня действительно историческое событие — признание государством высокого качества образования, которое дается в академии».

III

Новейшая история академии

Однако на этом процесс аккредитации не закончился. По сути, аккредитацию получил бакалавриат Московской духовной академии, а магистратуре предстояло пройти этот путь в ближайшем будущем. 13 июня 2018 года руководитель Рособрнадзора С. С. Кравцов подписал приказ № 802 «О переоформлении свидетельства о государственной аккредитации Религиозной организации — духовной образовательной организации высшего образования “Московская духовная академия Русской Православной Церкви”». А 1 июля 2018 года в Большом актовом зале Московской духовной академии состоялось торжественное вручение документов о прохождении государственной аккредитации магистратурой МДА. Сергей Сергеевич лично вручил свидетельство об аккредитации программы магистратуры по направлению 48.04.01 «Теология» исполнявшему обязанности ректора Московской духовной академии митрополиту Таллинскому и всея Эстонии Евгению (Решетникову).

Лето 2018 г. оказалось переломным для Академии. Ее ректор владыка Евгений управлял Академией максимально большой срок – 23 года (1995-2018 гг). Но Господь определил ему дальнейшее служение Церкви на очень ответственном назначении – в роли митрополита Таллинского. 29 мая 2018 г. на внеочередном Соборе Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата архиепископ Евгений был избран ее Предстоятелем. 3 июня 2018 г. за Литургией в Храме Христа Спасителя в Москве Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом владыка Евгений был  возведен в сан митрополита и удостоен права ношения второй панагии в пределах Эстонской Православной Церкви. Некоторое время ему пришлось совмещать управление Таллинской митрополией и ректорство в Московской духовной академии.

Новым ректором академии был избран архиепископ Амвросий (Ермаков). Решением Священного Синода от 14 июля 2018 г. (журнал № 48) владыка Амвросий был назначен ректором Московских духовных школ, с освобождением от должности ректора Санкт-Петербургских духовных школ. Ему определено быть архиепископом Верейским, викарием Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Будучи выпускником Московской духовной академии (1999 г.), владыка Амвросий вернулся в родную alma ma ter для несения дальнейших просветительских трудов во славу Церкви. 

За краткий период ректорства владыки Амвросия Академия как будто обрела второе дыхание. На встрече с преподавателями и администрацией Академии в начале нового большого пути Владыка сказал, что каждый ректор старается сохранять преемство, но неизбежно пользуется «новым почерком». В жизни Академии изменилось многое. Усилилась учебная дисциплина. Произошла замена ряда лиц в администрации. Проректором по учебной работе был назначен священник Павел Лизгунов. Заведующим кафедрой богословия стал протоиерей Павел Великанов. Проректором по лицензированию и аккредитации была назначена Наталья Валерьяновна Леонтьева, ревностно способствовавшая получению Академией аккредитации на всех этапах.

Стала активнее возрождаться Академическая библиотека, которая будет полностью введена в оборот к лету 2019 года. Этот долгожданный момент приближается, и значит, преподаватели и студенты будут еще больше и вдохновеннее читать и погружаться в мир науки.

Уже в настоящее время преподаватели стали активнее участвовать не только в преподавании, но и в научно-богословской жизни Академии. 

Академический журнал «Богословский вестник» с 2019 г. приобрел регулярную периодичность и полностью поменял как дизайн, так и отчасти свою внутреннюю структуру. Каждая кафедра стала стремиться выпускать свой журнал, а некоторые кафедры, например кафедра Филологии, изъявили намерение издавать два журнала – в соответствии со специализациями своих выпускающих профилей.

Помимо журналов новое издательство Академии задумало осуществить целый ряд научно-богословских и духовно-просветительских проектов, творчески развивая и создавая проекты, важные не только для академической науки, но и для широких задач духовного просвещения и миссии.

В профессорско-преподавательской корпорации стал пробуждаться больший интерес к научному творчеству, взаимослаженности совместных проектов и самых разных усилий.

В октябре 2018 г. состоялась проверка Академии Учебным комитетом, которая выявила как сильные, так и слабые стороны ее жизнедеятельности. Пока что в рейтинге духовных учебных заведений Академия занимает третье место после Санкт-Петербургскойдуховной академии и Сретенской духовной семинарии. Владыка ректор подчеркнул, что мы не стремимся к внешнему первенству, но к тому, чтобы максимально качественно прийти к серьезным показателям, которые позволят Академии полноценно и самоотверженно послужить Церкви.

У Академии появился свой фирменный стиль оформления изданий и документации. Академическая пресс-служба стала побуждать преподавателей не скрывать свои «подвиги» на научном фронте. Академический сайт стал постепенно превращаться в живую летопись Академии. 

На Сретение 15 февраля 2019 г. произошла замена старого академического сайта на новый. Новый сайт – очень необычный. На почти что белом фоне панорама академических событий, больших и малых, но всегда проникнутых внутренним замыслом и смыслом.  Сретение – праздник встречи, духовной радости. Это, по сути, духовный день молодежи. Вечером этого дня в Академии прошло необычное для нее мероприятие – Сретенский бал. Все впервые. Но радость новизны, обновления, творчества, движения вперед побуждает совсем не к праздному времяпрепровождению, а к серьезным трудам. 

Наверное, многое еще впереди. Это и совместные паломнические поездки, и миссионерские путешествия, и погружение в мир науки, и защита серьезных диссертаций, и написание творческих докладов. Для человека, который не любит научно-миссионерскую деятельность, жизнь в Академии может показаться скучной и однообразной. Но для любителя книжного слова, иностранных языков и русской словесности Академия – это уникальное и неповторимое место на земле.

Московская духовная академия находится в стенах Лавры, братские отношения с которой позволяют говорить о подлинном образцовом духовном единстве и братстве. По молитвам основателя обители и покровителя духовного образования прп. Сергия Радонежского, Московская духовная академия будет нести и дальше сквозь века свет веры в твердой преданности устоям и традициям Русской Православной Церкви. В эпоху вызовов и конфронтаций глубокое богословское образование оказывается не роскошью, – как недопонимают некоторые, – а ключевой необходимостью. Подобно святооотеческой эпохе наше время дает прекрасные поводы для неравнодушия и трепетного следования за Христом Спасителем, Кто по Собственному признанию есть Путь и Истина и Жизнь[1].

От 1685 г. до 2019 г. прошло 334 года. Это большой период, равный трети тысячелетия. У Бога тысяча лет как один день и один день как тысяча лет[2]. Треть тысячелетия – это и много и мало. По мере ревности преподавателей и студентов Московскую духовную академию ждет еще много прекрасных свершений. История продолжается…


[1]Основатель университетской газеты «Московские ведомости». 

[2]Законодательный акт, главный юридический документ, определявший правовой статус Церкви в России в Синодальный период вплоть до 1917 г.

[3]Веселый— радующий взгляд изобилием, процветанием (Словарь русского языка XI–XVIIвв. Вып. 2 (В — Волога). М., 1975. С. 112). 

Веселый— приятный для взора; яркий, светлый, не мрачный (Словарь русского языка. Т. 1 (А — Й). М., 1985. С. 155).

[4]Духовный регламент. М., 1776. Л. 54 об.

[5]Никольский А. В.,прот.Лица «Духовного чина» Московской епархии в их служении Церкви и Отечеству в 1812 году. М., 1912. С. 111.

[6]Сушков Н.В. Записки о жизни и времени святителя Филарета, митрополита Московского. М., 1868. С. 207–208. Далее — Сушков 1868.

[7]Голубинский Е. Е.Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. М., 1909. С. 284.

[8]Виноградов В. П., протопр.Платон [Левшин] и Филарет [Дроздов], митрополиты Московские. (Сравнительная характеристика их нравственного облика). СПб., 1913. С. 3.

[9]Еф. 4, 3.

[10]Смирнов 1879.С. 12–13.

[11]Смирнов 1879. С. 89. — В этой связи интересно отметить, что в соответствии с новой реформой богословского образования с конца 1990-х гг. в Московской духовной семинарии и академии снова стало уделяться больше внимания изучению древних языков, чем это было во второй половине XXв.

[12]Там же. С. 51–52.

[13]Там же. С. 115.

[14]Подробнее о митрополите Сергии (Ляпидевском) см., например:Корсунский. И. Н.Высокопреосвященный Сергий [Ляпидевский], митрополит Московский и Коломенский // БВ 1898. С. 242–259.

[15]Смирнов С. К., прот.Воспоминания о покойном ректоре Московской духовной академии протоиерее А. В. Горском. М., 1876. С. 12.

[16]Смирнов 1879. С. 277.

[17]Воронец Е. Н. К воспоминаниям о скончавшемся в Бозе протоиерее А. В. Горском. Харьков, 1877. С. 10.

[18]Там же. С. 14.

[19]Горский А. В., Невоструев К. И.Описание рукописей Московской синодальной библиотеки. M., 1855–1869. Т. 1–5; 1917. Т. 6.

[20]У Троицы в Академии. С. 174.

[21]Киселев А., диак. История Московской духовной академии (1870–1900). Машинопись. Загорск, 1973–1974. С. 31–44. Далее — Киселев 1974.

[22]Киселев 1974.С. 69–74.

[23]Голубцов С., диак. История Московской духовной академии (1900–1919). Загорск, 1976–1977. Т. 1. Ч. 1–2. С. 91–108.

[24]Журналы и протоколы заседаний Предсоборного присутствия. Т. 4. Журналы заседаний V отдела. СПб., 1907. С. 45.

[25]Киселев 1974. 74.С. 14–15.

[26]Антоний (Храповицкий), митр. Полное собрание сочинений. СПб., 1911. Т. 1. С. 255–259.

[27]Соколов В. А.Пять с половиной лет в должности редактора // БВ 1915. № 10–12. С. 240.

[28]Горский-Платонов П. И. Голос старого профессора по делу профессора А. П. Лебедева с покойным о. протоиереем А. М. Иванцовым-Платоновым с приложением статьи «Из наблюдений старого профессора». М., 1900. С. 173.

[29]Первым ректором в архиерейском сане был епископ Христофор (Смирнов), управлявший Академией в 1886–1890 гг. и рукоположенный в сан епископа в 1889 г.

[30]См.: Корсунский И. Н. Ректор Московской духовной академии преосвященный Арсений [Стадницкий], епископ Волоколамский. Наречение и хиротония его во епископа и прибытие в Сергиеву Лавру и академию. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1899.

[31]Постников С. Н.Антология семинарской жизни. Воспоминания об академии (1910–1915). Машинопись. С. 13.

[32]Феодор (Поздеевский), еп. К академическому новолетию // БВ 1915. № 10. С. 7.

[33]Вафинский Н. К вопросу о нуждах духовно-академического образования. СПб., 1897. С. 3. — Н. Вафинский — псевдоним Н. Н. Глубоковского, см.: Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей. М., 1956. Т. 1. С. 230.

[34]Голубцов С., диак. История Московской духовной академии (1900–1919). Т. 1. Ч. 1–2. Загорск, 1976–1977. С. 2;Смирнов 1879. С. 45–46.

[35]У Троицы в Академии. 1814–1914. Юбилейный сборник исторических материалов / Издание бывших воспитанников Московской духовной академии. М., 1914.

[36]Памяти почивших наставников. Сергиев Посад, 1914; Сборник статей, принадлежащих бывшим и настоящим членам академической корпорации. Сергиев Посад, 1915. Т. 1–2.

[37]Отчет о состоянии Московской духовной академии в 1916/1917 учебном году // БВ 1917. Т. 2. № 1–12. С. 8.

[38]Там же. С. 9.

[39]Публикацию статьи см.: БВ 1917. № 10–12. С. 356–384.

[40]Голубцов С., протодиак. Академия в революционный период (1917–1927) // БВ 2010. № 11–12. Юбилейный выпуск. С. 494.

[41]Там же. С. 507.

[42]Выпускник Академии, был в ней помощником инспектора.

[43]Выпускник Академии 1911 г., был помощником инспектора.

[44]Выпускник Академии 1904 г., был назначен доцентом, но лекции не читал.

[45]Выпускник Академии 1911 г., в 1911–1918 гг. являлся помощником библиотекаря Академии.

[46]Выпускник Академии 1915 г., являлся регентом академического хора, в 1915–1917 гг. — помощник секретаря Правления и Совета Академии.  

[47]Выпускник Академии, экстраординарный профессор Академии по кафедре Догматического богословия. 

[48]Экстраординарный профессор Академии.

[49]Выпускник Академии, экстраординарный профессор, участник Поместного Собора 1917–1918 гг.

[50]Выпускник Академии, помощник секретаря Совета, профессор богословия сельскохозяйственного института в Петровско-Разумовском, участник Поместного Собора 1917–1918 гг.

[51]Выпускник Академии, экстраординарный профессор по кафедре Церковно-славянского и русского языка с палеографией.

[52]Принят в число преподавателей Академии после перемещения ее в Москву.

[53]Выпускник Академии, профессор по кафедре Патрологии, видный ученый-патролог, доктор богословия. Участник Предсоборного Совещания 1917 г. и Поместного Собора 1917–1918 гг. 


[1]Впоследствии митрополит Ленинградский и Новгородский († 1955).

[2]В дальнейшем — Успенскую трапезную церковь (часть помещений).

[3]БТ. Юбилейный сборник МДА. М., 1985. С. 149.

[4]Питирим (Нечаев), митр. Рассказы митрополита. М., 2004. С. 134. .

[5]БВ. № 13. 2013. Архивный номер № 1. 1945-1946. 382 с., фото-вклейка 16 с. В приложении к данному изданию были изданы наиболее важные архивные документы, включая протоколы журналов Совета и Отчет Академии.

[6]Питирим (Нечаев), архиепископ. В единении традиции и актуальности // Московская духовная академия. 300 лет (1685–1985) (Юбилейный сборник) М., 1986. С. 32.

[7]ГАРФ. Ф. 6991. Oп. 1. Д. 123. Л. 332.

[8]Ведерников А. В. Профессор протоиерей Н. В. Чепурин (1881–1947) // Журнал Московской Патриархии, 1947. № 3. С. 19.

[9]В 1949 г. в связи с обострением отношений между СССР и Югославией он вынужден был вновь покинуть Родину.

[10]О Покровском храме см. отдельную главу.

[11]См. статью иг. Дионисия (Шленова) «Тернистый путь классических языков в Московских духовных школах» // БВ 11-12.2012. С. 548-622.

[12]О Регентской школе см. отдельную главу.


[1]Ин. 14, 6.

[2]См. 2 Пет. 3, 8.