Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

title image

Иеромонах Фаддей (Прядун)

Проповедь в Навечерие Рождества Христова

Отцы, братья и сестры! Нас сегодня в храме собрал «Отроча младо — предвечный Бог!» [1]. Весь мiр исполнился ликования, Ангел явился пастухам и возвестил о великом событии: «…ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; <…> И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лк. 2:11–14). И волхвы, великие мудрецы Востока, совершив долгое путешествие, принесли «Ему дары: золото, ладан и смирну» (Мф. 2:11).

Что же такое произошло? Почему именно этому младенцу поклонился Ангельский мир и мир человеческий, в лице волхвов? Ответ на этот вопрос мы найдем, прикоснувшись к истории Адама, первого человека. Наш праотец, не устояв в заповеди Бога, лишился благодати пребывания в Раю. Он совершил грех — беззаконие, отречение от Бога, но получил обетование, что в его роду будет Тот, Кто примирит человечество с Богом. И всегда возникает вопрос: но ведь грех совершил только Адам, почему же весь род человеческий отпал от Бога? Почему личный грех одного стал проклятием всего его рода? Апостол Павел говорит: «…как одним человеком грех вошел в мир, и грехом — смерть, так и смерть перешла во всех человеков…» (Рим. 5:12).

Если попытаться классифицировать грех, то его можно разделить на три категории: грех личный, принадлежащий определенной персоне; грех родовой, или, вернее, наследственный, принадлежащий какому-то отдельному человеческому роду (семье); и грех общественный, принадлежащий человечеству, которому Церковь дала название — «первородный грех». Вся эта цепочка взаимосвязана: личный грех Адама перешел на весь его род и стал наследственным, а так как Адам был первым человеком, то личный грех превратился из наследственного в общественный. Но понятие первородного греха (лат. peccatum originale или vitium originis [2]) не стоит путать с понятием наследственного греха. Наследственный грех не имел и не имеет абсолютного действия, об этом хорошо свидетельствует Священное Писание, в частности, Бог устами пророка Иезекииля говорит: «…зачем вы употребляете в земле Израилевой эту пословицу, говоря: “отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина”? Живу Я! говорит Господь Бог, — не будут вперед говорить пословицу эту в Израиле. <…> Если кто праведен и творит суд и правду, <…> поступает по заповедям Моим <…> будет жив, говорит Господь Бог. Но если у него родился сын разбойник, проливающий кровь, и делает что-нибудь из всего того, чего он сам не делал совсем,<…> делает мерзость, <…> то будет ли он жив? Нет, он не будет жив. <…> Но если у кого родился сын, который, видя все грехи отца своего, какие он делает, видит и не делает подобного им: <…> исполняет Мои повеления и поступает по заповедям Моим, — то сей не умрет за беззаконие отца своего; он будет жив. <…> Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына» (Иез. 18:2–3, 18:5, 18:9–14, 18:17, 18:20).

В книге Исход встречаем, казалось бы, противоречащее постановление Бога: «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх. 20:5–6). Из контекста становится ясно, что Господь наказывает за вину отцов не безвинных детей, а только тех, чья собственная вина («ненавидящих Меня») преемственно связана с грехами их отцов. В книге Второзакония находим подтверждение данного мнения: «Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление» (Втор. 24:16).

Но почему тогда можно утверждать что существует «наследственный грех»? Потому что преемственно связанная вина детей трудно преодолима, Господь Иисус Христос сказал: «…истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также» (Ин. 5:19). И эту связь нам хорошо иллюстрируют дети-сироты, оставленные при рождение в роддоме. Нет матери, нет отца. Нет того, кто бы мог дать первичные знания жизни. Нет любви, нет надежды. Ребенок захотел поесть, он плачет, хочет достичь что-то в жизни (в данном контексте получить материнского молока, утолить голод), но питание только по часам. Воспитывается безысходность и страх перед миром.

Институт семьи — важнейший механизм развития ребенка. Психологи отмечают, что у брошенных детей, по сравнению с детьми, воспитанными в семье, в большей мере выявляются проблемы со здоровьем: психологическая деформация личности (эмоциональная глухота, замкнутость, недоверие к людям и миру, отсутствие сочувствия, сопереживания в отношениях с окружающими людьми), интеллектуальная сфера характеризуется снижением познавательной активности и другие аномалии [3]. Виноваты ли в этом их генетические родители, ведь они не принимали участие в воспитании ребенка? Да. Можно ли это назвать наследственным грехом, от которого пострадали дети? Да. Могут ли дети преодолеть все последствия этого разрыва с родителями? Нет. Говорит ли это о том, что эти дети обречены на безнравственную жизнь, наполненную страданиями? Нет. Потому что любому человеку Бог дает возможность нравственного выбора.

Этот пример замечательно передает состояние человечества после грехопадения Адама. Потомство, отлученное от Создателя, от той благодати, в которой пребывал отец Адам в Раю, уже не может познать, что такое Божественная благодать и Божественная любовь. Человечество как брошенный ребенок, у которого проблемы со здоровьем (человечество потеряло бессмертие), психологическая деформация личности (эмоциональная глухота, замкнутость, недоверие к себе подобным и Богу, отсутствие сочувствия, сопереживания в отношениях с окружающими людьми), интеллектуальная сфера характеризуется деградацией, по сравнению с Адамом. И можно сказать, что на брошенного отцом и матерью ребенка накладываются последствия наследственного греха, а на отпавшего от Бога человека последствия первородного греха.

Наследственный грех преодолевается нравственной жизнью, первородный — только кровью Христа. Именно Христос — Тот, пришествие Ко ознаменовало для человечества момент усыновления Богу, путь возвращения человека к Создателю.

Христос — это радость приобретения брошенным ребенком новых родителей. Христос — это избавление от горя, безысходности и смерти. Христос — это Тот, Кто изглаживает в жизни человека и первородный и родовой грех. Он Тот, Кто дал нам абсолютную свободу. Вот почему так ликовали Ангелы, взывая: «…слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лк. 2:14). Аминь!


[1] Кондак на Рождество Христово. 

[2] Данную терминологию ввел в богословский оборот блж. Августин, епископ Иппонский (354–430), в 396 году в трактате De diversis quaestionibus ad Simplicianum (О различных вопросах к Симплициану). 

[3] Шахманова А.Ш. Особенности педагогического сопровождения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения /Сборник материалов Ежегодной международной научно-практической конференции «Воспитание и обучение детей младшего возраста», 2018.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: