Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

title image

Игумен Дионисий (Шленов)

В поисках пасхальной радости

«Воскресший воскрес и тварь наполнилась радостью»
Свт.Иоанн Златоуст. Слово на Святую Пасху

«Пасха предмет не поста и плача, а веселия и радости»
Свт. Иоанн Златоуст. Против иудеев

«Да наполнятся радостью и веселием ваши уста через Сказавшего после воскресения: радуйтесь»
Свт. Кирилл Иерусалимский. Огласительные поучения

«А ты, будучи достойным, видя зрелища,
Рукоплескай – ты видишь свое воссоздание.
И радуйся, радуйся. Это есть Пасха Господня»
Иоанн Мавропод. Эпиграммы

Пасха – древнейший и самый важный христианский праздник, который установлен в честь главного одухотворяющего события истории всего мира – Воскресения Господа нашего Иисуса Христа. Под Пасхой понимается и Тайная вечеря, которая произошла перед страданиями Спасителя, и сами страдания, и покой Великой Субботы[1], но более всего – Воскресение.

В греческой христианской литеартуре праздник Пасхи имеет бесконечное количество эпитетов. Это “праздник праздников” и “торжество из торжеств”, царственнейший день года[2], начало нашего спасения, восстановление всего и проч. В отличиеот ветхозаветной прообразовательной Пасхи,как воспоминания о спасении из плена и переходе через Чермное, т. е. Красное море, новозаветная Пасха именуется: 

  • новой[3]
  • таинственной,
  • истинной[4]
  • собственной[5]
  • евангельской[6]
  • великой и духовной[7],
  • Пасхой благодати[8]

Помимо прочих эпитетов свт. Григорий Палама именует Пасху «наградой бесстрастия и началом будущего века»[9]

Но иногда то празднество, которое в духе и истине отмечается здесь,на земле, в описаниях христианских писателей оказывается всего лишь новым важнейшим прообразом того, что должно произойти и произойдет в Царствии Небесном. Чувственная Пасха уступит место духовной[10], которая не будет иметь конца. Таким образом,может быть выстроена целая «иерархия»Пасхи:

  1. Пасха ветхозаветная прообразовательная;
  2. Пасха новозаветная истинная. Об этом пишет свт. Кирилл Александрийский: «Пасху иудеев называет прообразовательной, а истинная Пасха принадлежит не иудеям, а христианам, вкушающим плоть Христа, истинного агнца»[11];
  3. Пасха будущего века духовная. Об этой Пасхе пишет и прп. Феодор Студит: «Эта Пасха один день и проходит. Та Пасха бессменная»[12].

При этом есть три основных значения, два из которых восходят к этимологии слова, а третье является их логическим следствием. Это: 

1. Переход, 

2. Страдание, 

3. Радость.

1. Пасха как переход (ΔΙΑΒΑΣΙΣ)

Во-первых, слово πάσχα происходит от еврейского слова ‏פסח‏‎‎‎[Pesaḥ], которое обозначает иудейскую Пасху, с буквальным значением «минул, обошел», соответствующим реальной истории праздника. В Катене на евангелиста Луку делается следующее пояснение: «Наступил день опресноков, в который надлежало приносить в жертву Пасху, ибо время праздника называлось Фаска, ибо обозначает переход»[13]. Ветхозаветная Пасха совершалась в память освобождения еврейского народа из египетского плена, ставшего возможным благодаря исходу евреев из Египта через Чермное море[14]. Уже в иудейской, нехристианской традиции «переход» стал трактоваться в духовно-нравственном ключе[15], что особенно заметно у Филона Александрийского[16].

У христиан эта духовно-нравственная интерпретация праздника как перехода получила совершенно новое раскрытие в связи с полным переосмыслением Пасхи. Пасха – это переход[17], перемещение или восхождение превыше всего (превосходство), по выражению свт. Иоанна Златоуста[18]. Эта идея перехода очень органично вписывается в богословие Воскресения. Через воскресение и Сам Спаситель и через Его страдания весь человеческий род переходит от смерти к жизни, от страдательности/страстности к бесстрастию, от тления к нетлению. В аскетическом ракурсе переход понимается как путь от ада в рай, от земли на небо, от греховности к безгрешности, от мрака к свету, от неразумия к разумности как высшему духовному началу человека, от нечестия к благочестию[19]

У аввы Дорофея со ссылкой на Евагрия Понтийского[20]находим характерное: «Когда душа переходит от греха к добродетели, тогда совершает Пасху Господу, как сказал Евагрий: “Пасха Господня, переход от злобы”»[21].

У прп. Максима Исповедника: «Ибо Пасха ‒ это поистине к человеческому уму переход слова»[22].Это очень глубокое учение, понимаемое в контексте учения прп. Максима о преображении чувств под руководством разума. Согласно ключевому отрывку из 21 (80) Амбигвы, чувства, «оразумлённые» логосом, начинают все более соединяться с соответствующими им силами души. Сама душа получает силы сочетать эти силы с добродетелями и божественнымисокрытыми в них логосами, пока сокрытый среди них «духовный разум» не предаст всю душу Богу.

 2. Пасха как страдание (ΠΑΘΟΣΠΑΣΧΩ)

Во-вторых, πάσχα как христианский праздник Воскресения Спасителя стал неотделим от страданий Господа, предшествовавших воскресению. Невольно πάσχαи πάσχω[23]на филологическом уровне продолжили глубочайшую взаимосвязь[24]двух величайших событий в истории человечества – страданий Богочеловека и Его воскресения. У Оригена в сочинении «О Пасхе» (ΙΙΙв.) находим тому ясное подтверждение: «Достойно об одном только названии немного сказать Пасхи. Большая часть из братьев, можно сказать все, берут название Пасха от наименования страдания Спасителя…»[25]Однако сам Ориген неоднократно подчеркивает в этом же сочинении: «Пасха образ не страдания, но Самого Христа»[26]. Тем не менее, позже у Анастасия Сината имеется характерное выражение «Пасха страдания»: «Ночью Христос вкушал Пасху страдания, поскольку ночью Адам вкусил и был предан, прежде чем откроются его глаза»[27].

«…Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Кор.5, 7). Эти слова о Пасхальной жертве приводят к прямой параллели между ветхозаветным агнцем и новозаветным Агнцем ‒ Христом[28]. Но есть огромная разница между кровавой жертвой Ветхого Завета и бескровной жертвой Евхаристии, когда преломляется Артос хлеб Тело Христово. «Приносится в жертву Христос по образцу Пасхи, святыми приносится в жертву»[29]. Еще одно новозаветное речение «принес жертву прежде страдания»[30]также указывают на взаимосвязь Пасхи страданий и страданий в преддверии Пасхи воскресения. 

Но можно говорить не только о том, что страдания предваряют Пасху, но и о том, что они являются Пасхой. Сострадание, сораспятие Христу и совоскресение настолько тесно связаны между собой, что составляют в сознании некоторых церковных писателей почти что единое целое. Так, у прп. Феодора Студита читаем: «Так богоугодно отпразднуем великую и священную Пасху, сообразуясь страданиям Господа, и озаряясь светом Воскресения»[31]. И у свт. Иоанна Златоуста: «Сие была Пасха, которой возжелал Иисус за нас пострадать. Он страданием освободил страсть и смертию победил смерть»[32].

А само слово Пасха, прилагаемое прежде всего к воскресшему Спасителю, имеет в виду особую искупительную жертву, принесенную за весь человеческий род: «Ту они приготовили, а нашу (Пасху)Он приготовил, но и Он Сам стал Пасхой через честное страдание. Чего ради Он идет на страдание? Дабы нас искупить от проклятия закона»[33]– читаем у свт. Иоанна Златоуста.

3. Пасха как радость (χαρά)

Но если страдания подчеркивают немощность, слабость, уязвимость, жертвенность человечества Богочеловека, то воскресение – это уже преодоление смертности, тленности, страдательности. Здесь Пасха страдания сменяется Пасхой радости или благодати[34]. Отсюда совершенно особое значение пасхальной радости, благодати, которая приходя на смену скорби (так, в еженедельном цикле пятница была днем постаи скорби в воспоминание страданий Христа[35], а воскресенье — днем радости[36]) становится одним из важнейших, хотя и очень трудноуловимых признаков Воскресения.

Первоначально страдания и смерть Христа как «Пасха крестная» — πάσχασταυρόσιμον, paschacrucificationis, отмечались особым постом[37], который потом превратился в пост святой Четыредесятницы. Затем отмечалось собственно Воскресение Христово как Пасха радости или «Пасха воскресная» — πάσχαἀναστάσιμον, pascharesurrectionis. В IVвеке крестная Пасха и воскресная были соединены в один праздник, а две седмицы – до и после – отмечавшиеся всегда особо как нерабочее созерцательное время[38], остались и до нашего времени напоминаниями о двух Пасхах[39]. Светлая седмица именовалась также «седмицей радости»[40].

Греческое слово «радость» χαράозначает «радость, восторг, ликование», а слово «радоваться» χαίρω– «наслаждаться чем-то, находить удовольствие в чем-либо, любить что-то, иметь желание что-то делать, избавляться от кары/наказания/беды»и проч. Таким образом, радость ‒ это как состояние радости самой по себе, так и, в первую очередь, радостная готовность сделать нечто. На языке православного богословия пасхальная радость ‒ это готовность Бога нас спасти, а людей – принять призыв ко спасению.

Иными словами, радость Пасхи может означать не только радость людей о Воскресшем Боге, но и радость Бога о спасении людей: «Он мог не страдать, если бы этого захотел. Но Он претерпел страдания, благодетельствуя всем.Радость Спасителя – спасение людей»[41]. Или еще сильней сказано у прп. Варсонофия и Иоанна: «Ибо радость Святой Троицы и святых ангелов – спасение спасающихся»[42]. Радость – это одно из имен Христа: «Он есть наше Спасение, Он – Радость и Надежда, Он ‒ Христос»[43].

Но ниже более речь пойдет о человеческой радости, хотя, возможно, субъектом радости выступает весь мир или даже вся вселенная.

Радость Пасхи выходит за пределы одного дня в году. Она присутствует и в ежедневных литургиях, и в еженедельном воскресном цикле[44], и в повседневной жизни христиан, проникнутой неземным светом воскресения.

Но начнем с той радости, которая происходит один раз в году – на Пасху. В апофтегмах рассказывается о старце, который целый год проводил в слезах и покаянии. На Пасху он зажигал лампаду, которая обозначала особую ревность покаяния в надежде быть услышанным. И когда он ощущал, что просимое может быть исполнено, то его сердце наполнялось радостью и ликованием поистине пасхальными. 

Эту же радость, но уже по-своему, ощущали представители спортивных команд Константинополя ‒ прасины и венеты, когда в большом императорском дворце в день Пасхи они вступали в некий священный диалог друг с другом:

«Венеты:Силою Божественного восстания брань смерти уничтожена.

Прасины:Лучи неприступного света воссияли мертвым во мраке…»

И далее, при встрече императора, венеты: «Неизреченная радость и Божественная Пасха совершается удивительно»[45].

Какие характерные черты пасхальной радости? Это свет, прощение грехов, упразднение от всех земных дел, полнота молитвы, предвосхищение вечной радости Небесного Царствия, готовность распространить радость одного дня или Пасхальной седмицы на всю свою жизнь, переход к лучшему и совершеннейшему. Пасха именуется также вечной радостью, сладостью, а сам день праздника – Днем радости. 

Пасха несет радость или награждает радостью. У прп. Феодора Студита появляется своеобразный глагол πασχάζωдля передачи постоянного празднования Пасхи в состоянии духовной радости: «Ибо тот, что удостоился достичь этого, не раз в году, но если можно сказать ежедневно празднует Пасху и совершает многомолитвенный праздник Господу»[46].

Основные значения Пасхи: переход и страдание – связаны с радостью. Если продолжить рассматривать траекторию наполнения радостью, то пасхальная радость может наполнить всю жизнь. Об этом характерные слова прп. Симеона Нового Богослова:

«Если ты будешь так праздновать и так приобщаться Божественных таинств, вся твоя жизнь станет одним праздником, и не праздником, а началом праздника и единой Пасхой, от зримых к умопостигаемым передвижение и удаление, где всякая тень и всякий образ и и нынешние символы прекращаются…»[47]. Можно обратить внимание на то, что в этих словах можно проследить взаимосвязь между идеей перехода и пасхальной радостью.

Страдание, крестная жертва Спасителя также скрывают в себе радость, которую можно назвать пасхальной. У свт. Иоанна Златоуста читаем: «Где жертва, там отъятие грехов, там примирение с Владыкой, там праздник и радость»[48]. Тема сораспятия как не только предпасхальной, но пасхальной радости раскрывается в выразительном выражении прп. Феодора Студита: «За Христа и ради Христа, за Которого страдать – Пасха, за Которого скорбеть – радость»[49].

И у Маркелла читаем: «Его страдание – наше бесстрастие, и Его смерть – наше бессмертие. Его слеза – наша радость, Его погребение – наше воскресение»[50].

И у Аполлинария: «Изменение быстро последует на деле, и вы приобретете себе от печали смерти радость воскресения»[51].

Однако самая главная тема – это простая тема Пасхи как радости с различными вариациями. Свт. Иоанн Златоуст именует радость Воскресения «радостью мира, находящейся при дверех», что означало близость Пасхи, воспринимавшейся как духовная радость, готовая наполнить весь мир[52]. А прп. Иоанн Дамаскин, имея в виду сошествие Христа во ад, говорит о том, что «из ада изводится воскресение,и радость,и мужество,и ликование»[53].

Радость воскресения является вечной и неискоренимой: «Ибо не угасима радость воскресения, пребывая всегда»[54].

Лев Охридский сравнивает пасхальную радость с теплотой хлебной закваски, имевшей огромное значение в спорах о Евхаристии. «Наша Пасха – радость и веселие всецело есть и воздвигает нас от земли через радость на небо, как закваска через свою теплоту хлеб»[55].

Еще одна важнейшая тема – вечная радость и свет воскресения. Иными словами, Пасха – начаток всеобщего Воскресения. И значит, радость всеобщего воскресения, радость будущего века является той самой радостью, только уже без начала и конца[56]. Но эта радость воскресения будущего века, по принципу апостола Павла «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21), оказывается также и радостью святых, достигших при жизни обожения и благодатных даров. У Марка монаха можно найти характерное описание: «Здесь подчинение чувств, здесь чистота помыслов, здесь чистое целомудрие, здесь теплота, попирающая всякое житейское похотение, и дабы кратко сказать, свобода истинного человека, радость души, воскресение со Христом в Его Царствии»[57].

Пасхальная радость – всемирная. В ней чувствуется непреодолимый дух победы. «Благословен Бог. Прославим сегодня единородного Бога, Родителя небесных (сил), спустившегося в тайные недра земли и оттенившего всю вселенную светоносными лучами. Прославим сегодня погребение Единородного, воскресение Победителя, радость мира, жизнь народов мира»[58].

«Этот день благовестие радости. Ибо в этот день воскрес Господь, совоздвигнув стадо Адама. Ибо Он родился через человека и воскрес в человеке. Сегодня через Воскресшего открыт Рай, и животворится Адам, и утешается Ева, и умножается призвание, и готовится Царство, и человек спасается…»[59].

Таким образом, пасхальная радость естественно возникает после благого перехода, как некий результат предельного завершения духовного пути. Но и на самом пути каждый момент страдания ради Христа увенчивается, награждается, проникается предваряющей радостью Пасхи и Воскресения. Вроде бы пасхальная радость неуловима. Она мала, легка, невесома. Но в то же самое время она всемирна, универсальна, вечна, нерушима.

И, наконец, она занимает особое место среди прочих радостей. Радость Рождества Христова, радость Благовещения – все сие вбирает в себя пасхальная радость. Но это не борьба за первенство или попытка сравнить несопоставимое. Но в Пасхе действительно есть весть духовного рождения или перерождения, что делает ее радость неистребимой.


[1]Ср.: Cвт. Иоанн Златоуст. Слово 7 на святую Пасху 35, 17‒19: «…в день субботы Пасхи Он почил от всех дел, когда не осталось никакого спасительного дела для нашего делания».

[2]Свт. Григорий Богослов. Погребальная речь отцу, слово 18: «…и время было Пасха святая всем известная, царственный день из дней, и светлая ночь, уничтожающая мрак греха» // PG. 35. Col.1017:46–49.

[3]В отличие от ветхой.

[4]Катена на евангелиста Луку: «Ибо исполняется в нас, почитающих переход вышезаконный, истинная Пасха. И не из стада агнец освящает тех, кто во Христе. Но он более Сам свято священнодействуемый через таинственное благословение, которым мы благословляемся и оживляемся» // CatenainLucam(typusB) (ecodd. Paris. Coislin. 23 + Oxon. Bodl. Misc. 182). P. 154:25–28.

[5]Дамаскин Студит. Сокровищница 8, 295‒297: «…ветхая еврейская Пасха обозначала нашу собственную».

[6]Свт. Григорий Палама. Гомилия 21, 1:3‒6: «Будем праздновать и мы Пасху евангельскую, нашей природы во Христе от смерти к жизни, от тления к нетлению».

[7]Свт. Григорий Палама. Гомилия 15, 1:9‒12: «Ибо приближается воспоминание спасительных страданий Христа и новая и великая и духовная Пасха, награда бесстрастия, начало будущего века».

[8]Михаил Пселл. Поэма 57, 220‒222: «Двойную Пасху совершает Владыка: в почтенный день страдания, законную, и снова (Пасху) благодати».

[9]Там же.

[10]Дамаскин Студит. Сокровищница 26, 314‒320: «…да здесь удостоимся чувственной Пасхи, … а там вступим в умопостигаемую Пасху…».

[11]Свт. Кирилл Александрийский. Комментарий на Иоанна: «Пасху иудеев называет прообразовательной, а истинная Пасха не иудеев, но христиан…» // CyrillusAlexandrinusCommentariiinJoannem. Vol. 2P. 297:1–3.

[12]Прп. Феодор Студит. Малое оглашение 66:5‒13. 

[13]Catena in Lucam (typus B) (e codd. Paris. Coislin. 23 + Oxon. Bodl. Misc. 182)// P. 153:12–14. Также у Оригена см.: Ориген. О Пасхе // P. 88:29‒31.

[14]Залив Эль-Бардавильна севере Синая, или Суэцкий заливКрасного моря. (Википедия.)

[15]«Пасха, будучи переходом от всякого страдания и всего чувственного». Ср.: Климент Александрийский. Строматы 2,11,51. 

[16]См.: Филон. О жертвах Авеля и Каина 63, 3‒4: «Ибо и Пасха, переход от страстей к упражнению в добродетели»; «…душевная Пасха, от всякого страдания и всего чувственного переход к десятине, которая умопостигаемая и Божественная» // Филон. О собрании ради образования 106: 1‒3.

[17]Свт. Кирилл Александрийский. О поклонении и почитании в духе и истине: «…Ибо Пасха Господня, то есть переход, то есть переправа» // PG. 68. Col.1073:39–42. 

[18]Свт. Иоанн называет превосхождением и Ветхозаветную Пасху и, тем более, Новозаветную: «Превосхождение есть в толковании Пасха, ибо превзошел дома избивающий первенцев уничтожитель, а превосхождение уничтожителя ‒ наша истинная» // Свт. Иоанн Златоуст. На святую Пасху слово 1; ср.: Зонара. Сокращение историй // Vol. 1P. 45:25–26; Пасхальная хроника // P. 424:19 и далее.

[19]Неофит Продромин. Вопросы и ответы 2e,4:71–74: «Ибо фаска и пасха обозначают: переход, иудеев из Египта в Палестину, а наш ‒ от мрачного нечестия к благочестию».

[20]Евагрий. Сентенции к монахам, 40: «Пасха Господня переход от злобы, а Его Пятидесятница – воскресение души».

[21]Авва Дорофей. Душеполезное поучение 16:166: «Ибо когда переходит душа от греха к добродетели, тогда творит Фасех Господу…» 

[22]Прп. Максим Исповедник. Вопросоответы к Фалассию, 3; ср.: Пс.-Зонара. Лексикон. pi  P. 1514:12–13наоборот: «Пасха и к человеческому слову переход ума» (πάσχακαὶἡπρὸςτὸνἀνθρώπινοντοῦνοῦλόγονδιάβασις).

[23]Мелитон. О Пасхе: «Что есть Пасха? От акциденции названо имя. От пострадать страдать» // MelitoDepascha(PBeatty8 + PBodmer13 + POxy. 13.1600). L. 326‒327.

[24]Эта связь имеет место и в иудаистической традиции, представленной у Филона Александрийского: «Пасха, когда душа пытается отучиться от неразумной страсти» // Филон. Кто наследник божественных вещей, 192:2–3. 

[25]Ориген. О Пасхе // P. 88:2–6. 

[26]Ориген. О Пасхе // P. 104:22–24.

[27]Анастасий Синаит. На Шестоднев…. 7:268–269; ср.: JoannesCommentarium in Hermogenis librum περὶ ἰδεῶν. P. 397:1–4.

[28]Ср.: Anthologia Graeca.1, 53:p1–2; Феодор Мопсуестийский. Толкования на Иоанна (из Катен).Fr. 111, col. 1:3–6. 

[29]Ориген. О Пасхе. P. 102:20–23.

[30]«ἘπιθυμίᾳἐπεθύμησατοῦτοτὸΠάσχαφαγεῖνμεθ’ ὑμῶνπρὸτοῦμεπαθεῖν».

[31]Феодор Студит. Большое ограистельное слово. 7.P. 20:39–42. 

[32]Иоанн Златоуст, свт.На Святую Пасху  (беседа 6) [Sp.]// PG. 49. Col.1:1–2. 

[33]Иоанн Златоуст, свт.О предательсвте Иуды(беседы 1–2)// PG49.Col. 388:10–14.

[34]Исихий,св. Краткое толкование. Ps. 89,15:4–5.

[35]Ерма.Пастырь 3, 5:1.

[36]  Тертуллиан.О короне воинов 3.

[37]Они совпадали с еврейским Песахом, пост продолжался до воскресной ночи.

[38]Свт. Константин «написал третий закон быть бездеятельными две пасхальные седмицы, одну до и одну после» // Александр. Находка Креста. P. 4077:11–16. 

Скорее всего, о свт. Константине.

[39]«Что две без делания для Пасхи семь дней и после пасхи семь, и в эти дни Пасхи не накладывается никакое частное или общественное обязательство» // ProchironAuctum. 40,49:4–5, 7–9.

[40]«Была же неделя радости святой Пасхи» // Житие Симеона Столпника. 100:8. 

[41]Феодорит, блж. Толкование на  xivпосланий святогго Павла// PG. 82. Col.769:52–54.

[42]Варсанофий и Иоанн, прпп. Вопросоответ 790:16–18.

[43]Мученичество святого Романа. 15:755. 

[44]После Пятидесятницыхристиане начали совершать первые богослужения Евхаристии, посвященные воспоминанию смерти Иисуса Христа. Литургиисовершались как Тайная Вечеря — Пасха страданий, связанная с Крестной смертью. Таким образом, Пасха становится основанием для ежедневного и еженедельного литургического цикла.

[45]КонстантинVIIПорфирогенитО церемониях византийского двора. Т. 1.P. 39. 

[46]Феодор Студит, прп.Малое огласительное слово 67:14–17. 

[47]Симеон Новый Богослов, прп.Нравственное слово 14,1; ср.: Феодор Студит, преп.Малое огласительное слово 1:3–6. 

[48]Иоанн Златоуст, свт.О Кресте и рзбойнике(беседа 1)// PG49. Col.399:45–48.

[49]Феодор Студит, прп.Послание 225:17–20.

[50]Маркелл. О Воплощении и против ариан. P. 992:5–8.

[51]Аполлинарий.Фрагменты на Иоанна (в катенах) 121:12–13.

[52]Иоанн Златоуст, свт.In magnam feriam v. P. 338:4–5.

[53]Иоанн Дамаскин, прп. Слово на святую Субботу27:19–20.

[54]Феодор Гераклейский.Фрагменты на Иоанна (в катенах) 321:1–5.

[55]Лев Ахридский. Послание об опресноках 1:39–42.

[56]Ср.: противопоставление внешней радости земных царских праздников духовной радости: Иоанн Златоуст, свт.На Преображение// PG. 61. Col.722:66–71.

[57]Марк Монах.Флорилегий 5,2:44–49. 

[58]Григорий Нисский, свт. На свеносное святое Воскресение Господа // Т. 9, P. 315:4–9. 

[59]Исихий. Беседа 1 на святую Пасху 6:1–6.

*Статья написана на основании текстов, относящихся к греческой христианской литературе, в основном позаимствованных из базы данных TLG on-line