Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

Билет 9

Второй член Символа веры. Учение о Втором Лице Пресвятой Троицы. Объяснение слов: «Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна не сотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша».

Символ веры есть в кратких, но точных словах изложенное учение о том, во что должны веровать христиане, т. е. это есть руководство в нашей вере. Являясь таковым, оно одинаково необходимо по отношению ко всем истинам христианской веры. Второй член Символа веры посвящен Сыну Божию, Господу Иисусу Христу, и здесь необходимо говорить о тайне Святой Троицы. Никейский Символ веры был написан руководителями Церкви в 325 г. н. э., а впоследствии дополнен. Он был написан, чтобы защитить веру Церкви в совершенную божественность Христа и официально отвергнуть учение Ария, который говорил, что Иисус – сотворённое, низшее божество.

И во еди́наго Го́спода Иису́са Христа́, Сы́на Бо́жия, Единоро́днаго[1], И́же от Отца́ рожде́ннаго пре́жде всех век[2]; Све́та от Све́та[3], Бо́га и́стинна от Бо́га и́стинна, рожде́нна, несотворе́нна[4], единосу́щна Отцу́[5], И́мже вся бы́ша. [6] 

[1] Единороднаго – ср. Ин. 3:16Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

[2] Прежде всех век – прежде всего творения, т.е. Сын так же вечен, как Бог Отец.

[3] Света от Света – ср. 1Ин. 1:5Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы.

[4] Рожденна, несотворенна – ср. Евр. 5:5Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя; а также 1 Ин. 5, 1: Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, любящий Родившего (т.е. Бога Отца, Первое Лицо Пресвятой Троицы), любит и Рожденного (т.е. Иисуса Христа, Бога Сына, Второе Лицо Пресвятой Троицы) от Него.

[5] Единосущна Отцу – одной природы (сущности с Отцом). Ср. Ин. 10, 30Я и Отец – одно;Ин. 14:11Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне.

[6] Имже вся быша – Им (т.е. Словом Божиим, Вторым Лицом Пресвятой Троицы) сотворено все; ср.Ин. 1:3Все чрез Него на́чало быть, и без Него ничто не на́чало быть.

Теофании в Ветхом завете

Познавая Божественные свойства, верующий человек постепенно приготовляется к восприятию краеугольной истины христианства – учения о Пресвятой Троице. Бог един по Существу, но имеет три Лица (Ипостаси), каждое из Которых обладает полнотой Божества: Отец, Сын и Святой Дух. Святые отцы, раскрывая и изъясняя догмат о Троице, определяют отношения между тремя Лицами такими понятиями «единосущны» и «равночестны». Одновременно они указывают и на личностные свойства каждой Ипостаси. Отец – не сотворен, не создан, не рожден; Сын – предвечно рождается от Отца; Святой Дух – предвечно от Отца исходит. Молитвенно мы исповедуем Троицу словами: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь». На чем основана наша вера? На святом Евангелии: Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Мф.28:19). У Отца, Сына и Святого Духа одно[1].

Ипостась – понятие православного богословия, принятое для выражения способа бытия Божественной природы (сущности), равнозначно понятию «Лицо».

Понятие «ипостась» в обиходном языке означало просто существование. Попадая в философию, оно стало принимать значение индивидуального бытия. Смысл этого понятия был преобразован православным богословием Великих Каппадокийцев: св. Василия Великого, св. Григория Богослова и св.Григория Нисского.

Прежде всего, Великие Каппадокийцы последовательно разграничили смысл понятий «сущность» (природа, естество) и «ипостась». Следуя их пониманию, различие между сущностью и ипостасью есть различие между общим и особенным (частным). 
«Во Св. Троице иное есть общее, а иное особенное: общее приписывается существу, а ипостась означает особенность каждого Лица», – учит св. Василий Великий. «Первое, – говорит также св. Григорий Богослов, – означает природу Божества, а последнее – личные свойства Трех». Св. Григорий Нисский разъяснял, что три Ипостаси относятся к отличному в Боге, а Бог есть имя единой и неразличимой сущности.

Отождествив Лицо и Ипостась, Великие Каппадокийцы ввели новое понятие – «личность», которого не знал языческий мир. Следуя их мысли, личность не является частью сущности или природы, не сводится к природному бытию, не мыслится в природных категориях.

Божественные Лица, по словам ученика Великих Каппадокийцев свт. Амфилохия Иконийского, есть способ бытия Божественной природы. Это значит, что единый Бог христианства не является безличной сущностью философских спекуляций, не есть абстракция, лишенная живого личного отношения к человеку. Он имеет конкретное Личное (Ипостасное) существование, Его природа существует лично, она – живое личное бытие. При этом личное существование создавшего мир Бога превышает человеческий разум. Человеческий разум тварен, а создавший его Бог бесконечно превосходит тварное естество, раскрываясь человеку в непостижимом единстве нераздельных Божественных Лиц Троицы, Которая есть Начало всего, Творец мира.

Ипостасью Богочеловека Иисуса Христа в Православии признается Ипостась Сына Божия, Нетварного Божественного Логоса. К Ипостаси Иисуса Христа прилагается наименование единой и сложной.

Как объясняет православное богословие единство Ипостаси Христа и что понимает под сложностью?

В Богочеловеке Иисусе Христе нет двух лиц или ипостасей. В Нем единое Лицо – Лицо Сына Божия. Лицо Сына Божия объединяет в Себе две природы – Божественную и человеческую. Сложной Ипостась Иисуса Христа названа как составленная, сложенная (отсюда – «сложность») из двух природ, то есть как двуприродная Ипостась. Прежде воплощения Ипостась Сына Божьего именуется простой, поскольку Она не пребывала в двух природах, была одноприродной Божественной Ипостасью. После Воплощения Ипостась Сына Божьего названа сложной, поскольку Она усвоила, восприняла человеческое естество, соединила в Себе две природы.

Итак, мы говорим, что Божеская Ипостась Бога Слова прежде всякого времени и вечно существовала – простая, не сложная, не созданная, бестелесная, невидимая, не осязаемая, неописуемая, имеющая все, что имеет Отец, как единосущная Отцу, отличающаяся от Отчей ипостаси образом рождения и (личным) свойством, совершенная, никогда не отступающая от ипостаси Отчей. Напоследок же Слово, не отступив от недр Отчих, неописуемо, бессеменно и непостижимо, как Оно Само ведает, вселилось в утробу Святой Девы и в самой предвечной Ипостаси восприняло Себе плоть от Святой Девы.

И находясь во чреве Святой Богородицы, Бог Слово был, конечно, также во всем и выше всего, но в Ней (преимущественнее) действием воплощения. Итак, Бог Слово воплотился, восприняв от Богородицы начаток нашего состава – плоть, оживленную душею мыслящею и разумною, так что сама Ипостась Бога Слова соделалась Ипостасью для плоти, и прежде бывшая простою, Ипостась Слова соделалась сложною – именно сложенною из двух совершенных естеств – Божества и человечества». 
Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 3. Глава VII. Глава VII. Об одной сложной ипостаси Бога Слова[2].

Праздник Пасхи, основные особенности богослужения этого дня.

Воскресение Христово — это смысловой центр всего христианства. Апостол Павел писал в Первом послании коринфянам: «Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор 15:13-14).

Па́сха – 1) главный церковный Праздник Светлого Воскресения Христова (по слову св. Григория Богослова, Пасха – «праздников праздник и торжество торжеств», в котором христиане празднуют «само воскресение, не ожидаемое ещё, но уже совершившееся и примиряющее собой весь мир»); 2) Господь Иисус Христос, как принесший Себя в Искупительную Жертву, победивший ад, поправший смерть; 3) ветхозаветный праздник, связанный с воспоминанием об Исходе Израиля из Египта.

Слово «Пасха» буквально переводится как «прохождение мимо, прехождение, избавление».

Праздник Пасхи пришел из Ветхого Завета. Он был связан с закланием беспорочного агнца для спасения первенцев от смерти во время исхода избранного народа из египетского плена. Определенное Богом заклание беспорочного агнца, по слову свт. Мелитона Сардийского, сделалось спасением Израиля, и смерть его стала жизнью народа. Ветхозаветное заклание пасхального агнца было пророческим прообразом иной, высшей Жертвы, давшей новую жизнь всему человечеству. Такую Жертву принес Воплотившийся Бог на Голгофском Кресте за всех людей.

Подобно неповинному агнцу, Иисус Христос был совершенным Человеком без греха и порока, ибо в Нем человеческое естество соединилось с Божественным. Лишенный всякого греха, Он добровольно отдал Себя на страдание за спасение человечества. Своим страданием Он искупил человеческий род от греховного проклятия и власти смерти. 
Обладая Святостью Бога, Он стал выше смерти: «Как мертвого погребал Его Иосиф, но, погребенный как человек, Он, как Бог, обезоружил смерть» (св. Исихий Иерусалимский). Снизойдя в ад, Он вышел из него, ибо в Нем не найдено никакой вины. «Ад огорчился, встретив Тебя в преисподних своих», – говорит пророк Исайя. «Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?!» – восклицает апостол Павел. «Воскрес Христос, и ад низвержен! Воскрес Христос, и пали демоны! Воскрес Христос, и радуются ангелы! Воскрес Христос, и торжествует жизнь! Воскрес Христос, и никто не мертв во гробе! Ибо Христос, восстав из гроба, – первенец из умерших», – говорит св. Иоанн Златоуст.

Праздник Пасхи – один из древнейших церковных праздников. Его празднование установлено самими апостолами. Точное время празднования пасхи определил I Вселенский собор, постановивший всем христианам праздновать Пасху в 1-й воскресный день после весеннего равноденствия и 1-го мартовского полнолуния.

В пасхальную ночь христиане участвуют в Таинстве Причащения, которое является духовным центром праздника. К пасхальным традициям относят взаимное целование друг друга, которым подражают древнему лобзанию мира и святой любви, а также дарение окрашенных красным цветом яиц, символизирующих кровь Христа и приобретенную чрез нее вечную жизнь.

День празднования Пасхи, в зависимости от года, находится в пределах от 4 апреля до 8 мая нового стиля[3].

Пасхальное богослужение — самое торжественное в году. Начинается оно за некоторое время до полуночи. Служба до 12 часов ночи носит название Полунощница. На ней священник и диакон выходят к Плащанице — большому плату из ткани, на котором вышита или написана икона, изображающая Спасителя во гробе. С пением молитв они совершают каждение вокруг Плащаницы, поднимают ее и уносят в алтарь. 

Там — кладут на святой Престол, где Плащаница остается до праздника Вознесения Господня, которое происходит через 40 дней после Воскресения.

Перед самой полночью начинается Пасхальная заутреня (или утреня). Из-за закрытых царских врат начинает звучать стихира (вид церковного гимнографического текста): «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити».

Потом царские врата открываются, и священнослужители в светлых облачениях вместе с прихожанами выходят из храма и обходят его крестным ходом. Впереди несут крест, Евангелие, иконы, хоругви (укрепленные на древке полотнища с изображением Христа или святых). У каждого верующего в руках — свеча или лампадка. Все поют: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити». Крестный ход сопровождается особым пасхальным колокольным звоном.

Обойдя храм, шествие останавливается у затворенных западных врат храма. Эти врата символизируют двери гроба Господня. Колокола затихают, и священник первым провозглашает радостную весть: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Эта песнь священнослужители и все верующие повторяют три раза. Потом священник поет стихи пророчества Царя Давида: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его…». Люди вторят на каждый стих: «Христос воскресе из мертвых…»

Двери открывают, и верующие входят в ярко освещенный храм, как когда-то Жены-мироносицы вошли в гроб Господень и увидели, что Спасителя там нет, что Он воскрес из мертвых.

Дальнейшая Пасхальная заутреня — это пение канона святого Иоанна Дамаскина. Во время пения канона священнослужители обходят храм, кадят и возглашают: «Христос воскресе!» На что прихожане вторят: «Воистину воскресе!»

Утреня заканчивается словами: «Друг друга объимем, рцем: братие! и ненавидящим нас простим вся воскресением». И все, сначала священнослужители в алтаре, потом верующие в храме, начинают христосоваться, то есть троекратно целовать и приветствовать друг друга радостными словами «Христос воскресе!» –  «Воистину воскресе!»

Потом в храме читают огласительное слово на Пасху святителя Иоанна Златоуста. В нем есть слова, которые в полной мере выражают победу Христа над смертью: «Где твое, смерте, жало? Где твоя, аде, победа? Воскресе Христос, и ты низверглся еси. Воскресе Христос, и падоша демони. Воскресе Христос, и радуются ангели. Воскресе Христос, и жизнь жительствует».

После утрени совершаются Часы и Литургия, причем при открытых царских вратах. Они будут открыты всю Светлую седмицу в знак того, что Христос навсегда открыл всем христианам врата Царствия Небесного.

Часы Святой Пасхи — это молитвы, которыми в Пасхальную седмицу заменяются обычные молитвословия перед Литургией.

Тропарь — это краткое песнопение, которое выражает смысл православного праздника. Тропарь Пасхи по-церковнославянски:

Христо́с воскре́се из ме́ртвых, сме́ртию смерть попра́в, и су́щим во гробе́х живо́т дарова́в.

В переводе на русский:

Христос воскрес из мертвых, поразив (Своею) смертию смерть и даровав жизнь находящимся в гробах[4].

Период судей. Политическое положение и религиозное состояние Израиля после смерти Иисуса Навина. Пророчица Девора и судья Варак. Судья Гедеон. Судья Иеффай и его обет. Судья Самсон.

Период Судей израильских — время примерно с 1400 по 1050 год до н. э., т. е. почти 350 лет. Политическое положение и религиозное состояние Израиля после смерти Иисуса Навина.

После смерти Моисея и Иисуса Навина не нашлось среди израильтян человека, равного им по значению. Израильские племена рассеялись по Ханаану, мирным путем или с оружием в руках занимая предназначенные им уделы. Между коленами не было согласия. Мелочная зависть, раздоры из-за установления границ, местничество, игра честолюбий раскололи единство, подорвали национальную спаянность, столь необходимую для удержания захваченных земель. Поссорившиеся племена, действовавшие порознь и рассчитывавшие только на собственные силы, не сумели довести до конца покорение страны. Народы Ханаана, где сопротивление было сломлено не до конца, ждали только случая, чтобы вернуть утраченные ими земли. А евеи, ханаанеяне, аморреи, иевусеи способны были в любой момент оказать отпор захватчикам. Постоянную угрозу для израильтян представляли непокоренные Иисусом Навином хорошо укрепленные города Иерусалим, Газа, Асколон и Еглон и многие другие, рассеянные по горам и долинам.

Потомкам Иакова грозила извечная судьба варваров-завоевателей: быть поглощенными теми более развитыми народами, которые они себе подчинили. Распространенным явлением стали смешанные браки: израильтяне больше не считали неприличным жениться на девушках другой национальности, а израильтянки охотно выходили замуж за ханаанеян.

Но еще печальней была картина религиозной жизни израильтян. Молодое поколение, сменившее своих отцов, не знало и не хотело знать «Господа и дел Его, которые Он делал Израилю» (Суд. 2:10). Дорога в Силом к священному храму многими была забыта. Бог Израиля им казался грозным Богом, требующим от них добродетельной жизни, молитв и строгого исполнения Синайского законодательства. Служение же идолам сопровождалось плясками, пиршествами, пьянством и другими чувственными наслаждениями. Поэтому они часто ханаанских лжебогов предпочитали Истинному Богу.

Израильтяне на каждом шагу встречались с местными богами, более близкими им в силу их человеческой слабости. Эти боги не требовали от них духовного совершенствования, напротив, они способствовали их нравственному разложению. Ваал, Астарта, Молох и другие идолы с незапамятных времен почитались в Ханаане. Об этом напоминали каменные столбы, вознесенные на холмах, рощи и священные деревья, статуэтки из бронзы, алтари под открытым небом, на которых дымились кровавые жертвы и благовонный ладан, мифы, песни и сказанья. Осенью, когда бог смерти Мот похищал бога урожая Ваала и уводил его в подземное царство, ханаанеяне с плачем и стенаниями участвовали в траурных процессиях, а с наступлением весны, едва только воскресал их любимый бог, они проходили танцевальным шагом по улицам городов и деревень. Таков был ритм религиозной жизни в Ханаане. Израильтяне научились у ханаанеян возделывать землю. От них же израильтяне узнали, что Ваал и Астарта управляют природой и временами года, что надо их просить о дожде и богатом урожае.

Уклонение израильтян от истинной религии влекло за собой падение их нравственности и ослабление их национального единства. И вот, чтобы обратить еврейские сердца к Истинному Богу и спасти их от нравственного разложения, Господь посылает на них наказание: соседние народы, пользуясь их междоусобиями, нападали на них, расхищали их имущество и обращали в рабство то или другое колено. Страдания заставляли евреев каяться во грехах и обращаться к Богу с молитвой о помиловании. Тогда милосердный Господь посылал им доблестных мужей, которые с помощью Божией освобождали своих соотечественников от рабства и восстанавливали у них истинную религию.

Таких освободителей евреи называли судьями, так как они и после войны оставались во главе того или иного колена, разбирая их спорные вопросы. Но сыны Израиля были трудно исправимы: едва только их положение улучшалось, они, как правило, опять начинали поклоняться своим лжебогам. Всех судей было пятнадцать, но среди них особенно выдающимися были Девора, Гедеон, Иефай, Самсон, первосвященник Илий и пророк Самуил[5].

Девора и Варак.

Суд. 4–5

Израильский народ, позабыв завещания Моисея и Иисуса Навина, стал поклоняться ханаанским идолам и делал «злое пред очами Господа»(Суд. 3:7). Тогда Господь предал его в руки ханаанских племен, и они стали нести тяжелое бремя данников. Особенно тяжела была судьба тех евреев, которые поселились на севере Палестины.

Шесть северных колен, подавленные силой полководца Сисары, должны были отрабатывать унизительную барщину и платить дань. В таком унижении и рабстве они прожили двадцать лет, не надеясь дожить до дня свободы. Тогда-то сыны Израиля вспомнили о Боге отцов своих. С покаянными слезами обратились они к Богу, и Господь послал им избавление. И вот, когда храбрейшие из мужей израильских пали духом, тогда в Израиле засияла звезда Деворы — пророчицы, судьи и ревностной хранительницы истинной веры. Она жила на горе Ефремовой под пальмой, у дороги между Рамой и Вефилем. Там она принимала посланцев со всего Израиля, давала им мудрые советы, наставляла их в истинной вере и разрешала спорные вопросы между племенами, родами и частными лицами. Люди любили Девору, и никто у сынов Израилевых не пользовался таким авторитетом, как она. Воодушевленная религиозным и патриотическим духом, Девора по повелению Божию готовилась поднять народ на борьбу за свободу. Она верила, что ее призыв, вдохновленный духом Божиим, вольет мужество в сердца ее страдающих братьев.

На земле сынов Неффалима, в Кадеше, жил человек по имени Варак, славившийся своей отвагой и военным опытом, приобретенным в боях с ханаанеями. Его-то мудрая Девора решила сделать вождем — освободителем и призвала к себе. Но Варак не верил в победу, не верил, что израильский народ, потерявший единство и веру в Бога, одолеет врага. Разве что израильтян поведет вождь, способный пробудить мужество народа и веру в покровительство Божие[6].

Гедеон.

Суд. 6–8

Но недолго сыны Израиля были преданы Богу своих отцов. Обретя свободу, они быстро забыли Истинного Бога и начали поклоняться ханаанским лжебогам. За это Господь предал их в руки восточных кочевников. Мадианитяне, амаликитяне и другие кочевые племена с востока переходили Иордан и как саранча, обрушивались на поля израильских земледельцев. Они появлялись аккуратно каждый раз в то время, когда начиналась жатва. «Сыны востока» покрывали своими кибитками и шатрами израильские холмы и долины и забирали у них все, что попадалось под руку: продовольствие, скот и вьючных ослов. Земля, опустошаемая каждый год, в конце концов была заброшена, страну постигло страшное бедствие — голод. Отчаянное сопротивление разобщенных еврейских отрядов приводило лишь к беспощадному избиению храбрых сынов Израиля. Сломленным и униженным израильтянам ничего не оставалось делать, как укрываться в горах и пещерах от разбойников пустыни. Такое бедствие продолжалось семь лет. «И… возопили сыны Израилевы к Господу», и покаялись в своих грехах (Суд. 6:7). Тогда Господь смиловался над Своим народом и послал им избавителя в лице Гедеона.

Однажды Гедеон в большой спешке молотил пшеницу, желая запастись продовольствием и как можно скорее убежать от мадианитян в горы. Занятый своим делом, Гедеон не заметил, как к нему подошел путник, — это был посланник Небес. Ангел, обращаясь к Гедеону, сказал: «Господь с тобою, муж сильный!» Такое приветствие поразило Гедеона и болезненно затронуло в нем чувство угнетенного состояния, которому был подвержен весь израильский народ. «Господин мой! — ответил незнакомцу Гедеон, — если Господь с нами, то отчего постигло… это[бедствие]? и где все чудеса Его, о которых рассказывали нам отцы наши, говоря: «из Египта вывел нас Господь?» (Суд. 6:12–13). Тогда Ангел сообщил Гедеону, что Господь избирает его быть освободителем израильского народа; в подтверждение своих слов Ангел перед Гедеоном совершил чудо. Мясо козленка и опресноки, принесенные Гедеоном и положенные им на камень, были сожжены огнем, вышедшим из камня. Чудо убедило Гедеона, и он поверил в свою миссию.

С наступлением ночи Гедеон отвел свой отобранный отряд в горы, откуда как на ладони просматривалась вся долина.

Каждому из своих воинов он дал трубу и факел, спрятанный в глиняном горшке. Разделив воинов на три группы, Гедеон велел им с трех сторон подкрасться к лагерю мадианитян. В полночь, едва только мадианитяне легли спать, он дал сигнал к атаке. Израильтяне разбили горшки, открыли горящие факелы и одновременно изо всех сил трубили в трубы и выкрикивали боевой призыв. Нечеловеческий крик разбудил кочевников. Уверенные, что их окружает большая неприятельская армия, они в панике бросились бежать за Иордан, также поражая друг друга. Гедеон с горстью своих отважных воинов бросился преследовать врага. Вскоре к Гедеону примкнули воины других израильских колен. Совместными усилиями израильтяне нанесли сокрушительный удар по врагу и прогнали кочевников далеко за Иордан. В этой битве погибло четыре мадиамских царя. В благодарность за спасение от врагов израильтяне хотели сделать своего освободителя царем, но Гедеон отказался от царской короны и сказал народу: «Господь да владеет вами» (Суд. 8:23). При Гедеоне Израиль сорок лет пользовался миром и спокойствием[7].

Иеффай.

Суд.10–11

Прошло совсем немного времени, и израильтяне опять впали в идолопоклонство. Господь прогневался на евреев, и вскоре они попали под власть аммонитян, которые притесняли их восемнадцать лет. Когда еврейский народ обратился к Истинному Богу и не стал поклоняться ханаанским идолам, тогда Господь послал им избавителя в лице Иеффая.

Примерно в средней части гористого Заиорданья находится местность Галаад. Когда-то эта земля принадлежала аммонитянам, но при Иисусе Навине они были изгнаны, и на их землях поселились евреи. Однажды в Галааде умер некий почтенный израильтянин, оставив осиротевших жену и детей. Когда сыновья подросли, они выгнали из дома своего сводного брата Иеффая, потому что он был сыном блудницы, а не их матери. Братья не желали, чтобы сын блудницы получил долю отцовского наследства. Иеффай ушел из дома своего и нашел приют в земле Тов, неподалеку от истоков Иордана. Здесь он стал атаманом вольных людей и сеял страх своими дерзкими походами за добычей. В основном Иеффай нападал на врагов своей страны, захватывая у них стада и караваны……………..

Тогда-то люди вспомнили о Иеффае и решили, что только он, бесстрашный атаман, может возглавить их войско и оказать сопротивление захватчикам. К Иеффаю была отправлена делегация старейшин из Галаада звать его на помощь. Но он не забыл давних обид и с укором сказал старейшинам: «Не вы ли возненавидели меня и выгнали из дома отца моего? зачем же вы пришли ко мне ныне, когда вы в беде?» (Суд. 11:7). Старейшины смиренно ответили, что примут все условия, лишь бы он поспешил им на помощь. Тогда Иеффай потребовал, чтобы его пожизненно избрали вождем и судьей галаадской земли. Условие было принято, и он тотчас отправился в родной город создавать боевые отряды.

Прежде чем вступить с аммонитянами в открытую войну, Иеффай попытался уладить дело мирным путем. Но царь аммонитян был непреклонен, он требовал возврата тех земель, которые когда-то завоевал Иисус Навин. Выхода не было, и пришлось вступить в вооруженную борьбу. Перед боем Иеффай дал клятву Богу, что если Господь поможет ему победить врага, то он принесет в жертву Богу того, кто из его дома первым выйдет ему навстречу.

Некоторые толкователи полагают, что так как закон Моисеев строго запрещает приносить человеческие жертвы (Лев. 18. 21; 20:2–5; Втор. 12:31), то Иеффай отдал свою дочь для служения при Скинии.

Иеффай до конца своей жизни оставался судьей в Израиле, сохраняя мир и спокойствие в этой земле[8].

Самсон.

Суд. 13–17

Когда евреи опять начали увлекаться идолопоклонством, национальное единство их стало слабеть, и они вскоре попали под власть филистимлян. Филистимляне были одним из самых воинственных народов земли ханаанской. Они пришли сюда со стороны моря и заняли прибрежную долину на юго-западе страны. Само название Палестины произошло от названия этого народа: филистимляне по-еврейски — Пелешет, отсюда — Палестина.

Филистимляне имели пять городов, в которых правили пять князей. Прошло немного времени — пришельцам стало тесно на побережье, и они продвинулись вглубь Палестины на земли колен Иуды и Дана. Закаленные в боях воины, закованные в железо, которое мало тогда было распространено в Ханаане, филистимляне быстро сокрушили раздробленные силы израильтян, так что в течение сорока лет Израиль вынужден был терпеть их иго. Народ пал духом и стал терять надежду на свое избавление. И вот, когда евреи осознали свою вину перед Богом, Господь послал Израилю избавителя по имени Самсон.

В колене Дановом жил тогда еврей по имени Маной, жена которого была бесплодна. Однажды супругам явился Ангел Господень и сказал, что вскоре у них родится сын, который будет назореем (назорей (ивр. ‏נָזִיר‏‎ [назир] «посвящённый Богу») — в иудаизме человек, принявший обет (на определённое время или навсегда) воздерживаться от употребления винограда и произведённых из него продуктов (в первую очередь, вина)… Божиим, не будет пить вина, стричь волос и спасет Израиль от филистимлянского ига. Предсказание Ангела исполнилось.

Мальчик, которого назвали Самсон, быстро рос на глазах своих родителей и вскоре возмужал. Юноша с длинными волосами на голове и могучим телосложением обладал необыкновенной физической силой. Пылкий и порывистый характером, он отличался одной слабостью: он был необычайно влюбчив. Однажды, прогуливаясь по городу Фимнаф, где жили филистимляне, он увидел девушку-филистимлянку, которая с первого взгляда понравилась ему, и он сразу же решил на ней жениться. Об этом Самсон сообщил своим родителям. Те стали его уговаривать не вступать в супружеский союз с дочерью необрезанного филистимлянина, но упрямый юноша настаивал на своем и даже потребовал от отца: «Ее возьми мне, потому что она мне понравилась» (Суд. 14:3). Увидев, что их сопротивление будет бесполезным, родители решили подчиниться прихоти своего пылкого сына и согласились женить его на филистимлянке. …..

 История жизни Самсона имела глубоко поучительный характер для всего израильского народа. Весь смысл ее заключался в том, что он был назорей. Когда он соблюдал обет назорейства, он был необычайно сильным, когда же он, увлекаясь чувственными наслаждениями, нарушал свой обет, он становился слабым. В обоих отношениях он был не только типом, но и зеркалом, в котором Израиль мог узнавать и себя, и свою историю. Израиль также был своего рода назорей, как народ, посвященный Богу, и пока он соблюдал свой завет с Богом, он был непобедим. Когда же он нарушал этот завет, предаваясь чувственным страстям и идолопоклонству — этому духовному прелюбодейству, то силы его слабели и он становился жалким рабом у какого-нибудь языческого народа. Таким образом, история жизни Самсона есть как бы олицетворение истории самого израильского народа. Она показала, что сила народа заключается в ревностном хранении своего союза с Богом[9].

Чудесное   насыщение   пятью   хлебами   и   двумя   рыбами. Удаление Иисуса Христа на гору. Буря на озере и хождение Спасителя по водам. Беседа в Капернаумской синагоге о Хлебе Жизни. Учение в притчах о Царствии Божием: притча о сеятеле, притча о зерне горчичном, притча о  закваске, притчи о сокровище на поле и  купце, ищущем  драгоценную  жемчужину,  притча  о  пшенице  и плевелах. Укрощение бури на Геннисаретском озере.  Исцеление  бесноватого  в   стране Гадаринской. Исцеление кровоточивой женщины и воскрешение дочери начальника синагоги Иаира. Отправление апостолов на проповедь.

Среди множества чудес, которые совершил Господь во время Своей земной жизни, чудесное насыщение пяти тысяч человек пятью ячменными хлебами и двумя рыбами имеет особое духовное значение. О нем повествуют все четыре евангелиста. Событие это находится в преемственной связи с некоторыми ветхозаветными чудесами (Исх.16:3; 3Цар.17:8-16; 4Цар.4:42-44). Люди Израиля, жившие ожиданием Избавителя, верили, что Мессия даст новую манну. Сугубая значимость этого чуда была в том, что оно символически указывало на будущее таинство святой Евхаристии, которое Господь установил на Тайной вечере. Св. евангелист Иоанн Богослов сообщает важную хронологическую подробность: Приближалась же Пасха, праздник Иудейский (Ин.6:4).

Когда люди по тогдашнему восточному обычаю возлегли для вкушения пищи, Спаситель воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы (Мф.14:19). Формула благословения, основывалась на Лев.19:24 и Втор.8:10. Ее произносили с древности: «Благословен Ты, Господи Бог наш, Царь вселенной, Который выводишь хлеб из земли». Однако еврейские и греческие слова (бэрах и эвлогиа), обозначающие «благословение», могут также употребляться в значении «благодарить», а также «восхвалять», «прославлять». При насыщении четырех тысяч семью хлебами и рыбами Иисус Христос, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим (Мф.15:36). Хлеб в Палестине пекли в виде тонких и хрупких лепешек. Его легко было разламывать, что и сделал Спаситель.

«Каким образом Иисус Христос накормил 5000 народу»? Сотворил из ничего. Этим указал народу на Свое Божественное достоинство. «Но почему не творит хлебов вновь? Чтобы <…> самыми делами научить, что все видимое произведено и сотворено Им, и чтобы доказать, что Он есть дающий плоды и изрекший вначале: да произрастит земля былие травное; также: да изведут воды гады душ живых (Быт. I, 11, 20). И настоящее чудо не маловажнее творения былия или гадов. В самом деле, пресмыкающиеся, хотя и сотворены вновь, однако сотворены из воды. А из пяти хлебов и двух рыб сделать так много – не маловажнее, чем произвесть из земли плод и из воды пресмыкающихся животных; это значило, что Иисус имеет власть над землею и над морем. Доселе творил Он чудеса над одними больными; а теперь оказывает всеобщее благодеяние, чтобы народ не оставался простым зрителем того, что происходило с другими, но сам получил дар. И что иудеям, во время странствования по пустыне, казалось чудным (так как они говорили: еда и хлеб может дати, или уготовати трапезу в пустыне (Пс. LXXVII, 20), то самое Господь показал на деле. Для того и ведет их в пустыню, чтобы чудо не подлежало решительно никакому сомнению, и никто не подумал, что для напитания принесено что-нибудь из ближнего селения. Для того евангелист упоминает и о времени, а не только о месте. Отсюда научаемся и другому, именно: познаем умеренность учеников в удовлетворении необходимых потребностей, и то, как мало заботились они о пище.

Их было двенадцать человек; а они имели при себе только пять хлебов и две рыбы. Столь мало радели они о плотском, а занимались только духовным! Да и этих немногих хлебов не стали удерживать, а и их отдали, как скоро попросили у них. Отсюда должны мы научиться, что хотя имеем у себя и малость, и то обязаны отдавать нуждающимся. Когда им велено принести пять хлебов, они не говорят: что же будем есть сами? Чем утолим свой голод? – но тотчас повинуются. Кроме сказанного, по моему мнению, Христос и для того не творит вновь хлебов, чтобы привести учеников к вере: они были еще весьма слабы. Потому взирает и на небо. Они видели неоднократно примеры других чудес, а такого чуда еще не видали.

 Итак, взяв, преломил и раздавал чрез учеников, делая им чрез это честь. Впрочем, Он сделал это не столько для чести их, сколько для того, чтобы, когда совершится чудо, они не остались в неверии и не забыли о бывшем, когда собственные их руки будут свидетельствовать о том <…> Но и тем чудо еще не ограничилось. Господь сделал, что оказался избыток, и избыток не в цельных хлебах, а в кусках, чтобы показать, что это точно остатки от тех хлебов, и чтобы не находившиеся при совершении чуда могли узнать, что оно было. Для того Христос попустил народу почувствовать и голод, чтобы не принял кто чуда за мечту; для того сделал остатков двенадцать кошниц, чтобы и Иуде было что нести. Господь и без хлебов мог утолить голод, но тогда ученики не познали бы Его могущества, потому что это было и при Илие. А за это чудо иудеи так удивились Ему, что хотели сделать даже царем, хотя при других чудесах никогда не покушались на то» (Святитель Иоанн Златоуст. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа XLIX)[10].

Беседа о хлебе жизни. Ин. 6: 22-71

На другой день Христос пришел в Капернаумскую синагогу. Здесь Его нашли люди, которых Он на противоположном берегу озера чудесно насытил пятью хлебами и двумя рыбами. Там, возле Вифсаиды, многотысячная толпа народа хотела провозгласить Иисуса своим земным царем и, возможно, поднять восстание против римской власти, но Христос уклонился от такого политического акта и тайно покинул берега Вифсаиды. Тогда люди начали искать Христа. Они приплыли в Капернаум на попутных лодках и, найдя Христа в синагоге, с удивлением спросили Его: «Равви! когда Ты сюда пришел?»

Прекрасно понимая настроение искавшей Его толпы, Иисус сказал им: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Много чудес совершил Я среди вас, но почему же вас поразило только последнее? Не потому ли, что вы думаете только о земном, о благах этой кратковременной жизни? Вы ищете Меня теперь только для того, чтобы опять насытиться. Старайтесь же не об этой тленной пище, питающей лишь тело, но о той, которая питает душу и вводит в жизнь вечную. И эту пищу даст вам Сын Человеческий, ибо на Нем положил печать Свою Отец Бог».

Народ, обличаемый Христом, спросил Его: «Что нам делать, чтобы творить Божий дела?» Тогда Иисус ответил им: «Вот дело Божие: чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал». Такой ответ вызвал в народе сомнение. Они сказали Христу: «Отцы наши верили, и мы верим, что Моисей был послан от Бога, потому что он низвел манну с неба, которую отцы наши ели в пустыне сорок лет; а Ты какое дашь нам знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе?»

Вывод был очевидным: как Моисей давал им манну с неба, так и грядущий Мессия, согласно учению раввинов, должен наделить их богатством и славой, и вообще всеми благами земными, каких только ложное народное воображение ожидало от Мессии. Но Господь попытался исправить такой искаженный взгляд на Мессию. Он ответил евреям, что манну дал им не Моисей, а Бог, и она была лишь прообразом того Хлеба Небесного, Который теперь даст им Отец Сына Человеческого.

Нетерпеливые слушатели не поняли, о каком хлебе говорит Иисус. Их ум и сердце все еще искали материальных благ, и они стали просить у Христа этого Небесного Хлеба с таким же рвением, с каким Самарянка просила у Него Живой Воды. «Господи! подавай нам всегда такой хлеб», — просили они у Христа. На эту просьбу народа Спаситель ответил: «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда… Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира».

Слыша эти слова, многие стали переспрашивать друг друга: «Как Он может дать нам есть плоть Свою?» На это Христос ответил: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем». Тогда многие из учеников (не апостолов) стали перешептываться, говоря: «Какие странные слова! кто может это слушать?»

С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Они решили, что Иисус Назарянин вовсе не тот Мессия, какого ждут евреи, что Он, по духу Своего учения, не может стать тем царем—избавителем, который должен свернуть ненавистное евреям иго римлян и покорить им весь мир.

Видя, как многие Его последователи уходили от Него навсегда, Христос спросил апостолов: «Не хотите ли и вы отойти?» Этим вопросом Он предоставил им полную свободу следовать за Ним или уйти от Него.

От лица всех апостолов ответил Симон-Петр: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго». Здесь, в исповедании ап. Петра, раскрывалась истина, что вера рождает знание и что «дело Божие» для людей на земле заключается в том», чтобы они веровали в Того, Кого Он послал».

Глаголы вечной правды человечество впервые услышало из уст Христа. И если в те времена люди не поняли или не приняли Его учение о Хлебе Жизни, то впоследствии, на Прощальной Вечере, тайна этого учения открылась для всех последователей Христа, до наших дней и на все времена. Это тайна Святой Евхаристии, которая есть «Дух и Жизнь»[11].

Буря на озере и хождение Спасителя по водам.

Эпизод, о котором идет речь в нынешнем чтении – хождение Христа по водам – по-своему уникален. О нем рассказывается в трех Евангелиях: от Матфея, Марка и  Иоанна, умалчивает об этом событии только Лука. Зато во всех четырех Евангелиях описывается эпизод, который непосредственно предшествует хождению по водам, а именно: то, о чем мы слушали в церкви на прошлой неделе, насыщение пяти тысяч людей пятью хлебами. Это важно, потому что для того, чтобы лучше понять смысл сегодняшнего чтения, следует вначале очертить общий контекст: где и когда происходит описываемое событие. Тогда мы поймем, что оно значило и для участников этих событий, для апостолов, в частности – для апостола Петра, а также – что оно значит для нас сегодня?

Итак, сопоставляя разные Евангелия, мы можем сделать вывод, что это событие произошло в период празднования иудейской пасхи, весной третьего года земного служения Господа, то есть за год до Страстей Христа. Это особое время для Господа. Евангелист Матфей в той же 14-й главе рассказывает об умерщвлении Иродом Иоанна Крестителя. Общественное служение Господа, галилейский период, во время которого Христос проповедует, творит чудеса, собирает учеников и выбирает из них ближайших апостолов, приближается к концу. Этот период завершается великим чудом насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбками – больше таких масштабных чудес Христос творить не будет.

При этом вокруг Христа складывается тяжелая обстановка: Ирод, слыша молву об Иисусе, вспоминает об убиенном Иоанне и полагает, что Христос – это воскресший Креститель. По всей видимости, начинаются какие-то притеснения: недаром в последующих главах евангелист Матфей рассказывает, что Иисус с учениками уходят в пределы Тирские и Сидонские, то есть покидает владения Ирода. Все более напряженными становятся отношения Господа с верхушкой иудейского общества – книжниками и фарисеями.

Итак, с одной стороны, Христа окружают ближайшие ученики-апостолы, с другой – активизируются его противники. Ирод преследует Его, фарисеи, книжники и саддукеи все больше недовольны Его деятельностью.

И вот на этом фоне сначала происходит чудо насыщения пяти тысяч, и в ту же ночь – хождение по водам Галилейского моря.

События эти происходят в Галилее, недалеко от города Капернаума. Евангелист Матфей и евангелист Марк не говорят, почему Господь отправил учеников отдельно от Себя в лодке, почему вообще пришлось уходить оттуда. Но евангелист Иоанн объясняет: люди, впечатленные чудом насыщения пяти тысяч, хотели «придти, нечаянно взять Его и сделать царем» (Ин 6.15). Далее Евангелия говорят о том, что толпы следили за лодкой, в которую садились ученики, в надежде увидеть Иисуса Христа. По-видимому, поэтому Господь отсылает Своих учеников отдельно.

Итак, после чуда насыщения пяти тысяч хлебами случилось то, о чем Христос предупреждал в самом начале Своего служения. Сатана в пустыне, искушая Его, предлагал взять камни и сделать из них хлеб. Мол, сделай это – и за Тобой пойдут люди, Ты станешь земным царем. Но Господь пришел не для того, чтобы принять земную власть. А именно этого хотят люди: они увидели, что этот проповедник может их насытить, и хотят сделать Его царем. Именно поэтому Христос укрывается. Он избегает народа, сначала уходит один на гору, чтобы помолиться, а учеников отправляет на другую сторону Галилейского моря вперед Себя.

В ночь, когда ученики отправились в путь без Христа, на Галилейском море разразилась буря. Судя по словам евангелиста, шторм продолжался большую часть ночи – такой вывод мы можем сделать, читая слова про четвертую стражу, во время которой ученики и увидели идущего по волнам Христа. В это время в Палестине сутки делились так же, как в Риме. Например, ночь делилась на четыре стражи. Значит, ученики боролись с волнами три четверти ночи – три стражи – и при этом смогли проплыть совсем немного: всего 25-30 стадий (один стадий – порядка 180 метров).

И вот, когда ученики уже изнемогли посреди волн, они увидели идущего по бушующему озеру Христа. Зачем Господь поступает так? Чтобы понять это, посмотрим на реакцию апостолов. Первым откликается апостол Петр, что неудивительно: не первый и не последний раз Петр выступает как «уста апостолов», говоря за всех. Тому причина характер Петра: порывистый, горячий, ревностный.

Именно Петр бросается ко Христу и порывается идти к Нему даже по волнам. И здесь мы можем сравнить этот эпизод с отрывком из Евангелия от Луки о чудесном улове, когда по слову Христа будущие апостолы вынимают из воды сети, полные рыбы, хотя до этого им всю ночь сопутствовала неудача. Апостол Петр тогда, видя это чудо, сказал от лица всех: выйди от меня, Господи, ибо я человек грешный. Тогда Петр еще мало знал Христа, но его сердце почувствовало, что перед ним – не просто человек, а посланник от Бога. Тогда Петр испугался.

В нынешнем же чтении реакция Петра другая. Петр уже давно со Христом, входит в число Его ближайших апостолов, видел многие чудеса, слышал проповеди. И здесь Петр ведет себя иначе, чем в ситуации чудесного улова – он сам просится идти к Христу: «Господи, если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде!» (Мф 14. 28). Христос говорит ему: иди.

А дальше происходит событие, отлично характеризующее апостола Петра. Он следует своему порыву идти ко Христу, быть с Богом, но по-человечески – ему страшно. И в какой-то момент страх берет верх и Петр начинает тонуть.

Здесь есть очень интересный комментарий святителя Иоанна Златоуста этому месту: «Бесполезно быть с Христом тому, кто не приник к Нему верой». Прошло уже почти три года, как апостолы рядом с Господом, они уже знают, что их Учитель – человек особый, посланный от Бога, но в их сердцах продолжает жить страх. Евангелие не идеализирует апостолов, а показывает их реальными людьми. Даже во время Тайной вечери, за несколько часов до Страстей, они спорят между собой: кто из них будет на самом почетном месте в царстве грядущего Мессии.

Страхи и сомнения останутся в учениках до события Пятидесятницы, когда огонь Святого Духа попалит их человеческие страсти и немощи, превратив апостолов в столпы веры.

Вот и в сегодняшнем чтении мы видим яркое сочетание веры и неверия, сомнения в сердце апостолов. Это сомнение чуть не губит Петра, он едва не утонул, испугавшись волн, но Иисус спасает его и они вместе входят в лодку. И тотчас утихает буря. А ученики, видя все это, исповедуют Иисуса: «истинно Ты Сын Божий» (Мф 14.33).

С одной стороны – это сильное исповедание. С другой — не стоит видеть в нем окончательного сердечного принятия апостолами того, что Иисус – истинный Бог. В данном случае «Сын Божий» не значит исповедания Христа ипостасью Святой Троицы, как привыкли мы, христиане, считать. Это всего лишь обозначение праведника, святого человека, угодившего Богу и имеющего в силу этого особые чудесные дары.

Но уже через две главы Евангелия от Матфея в ответ на вопрос Христа «за кого вы почитаете Меня?» (Мф 16. 13) апостол Петр, снова выступая от лица всех учеников, скажет: Ты – Христос, Сын Бога Живого (М 16. 16). И это уже будет исповедание мессианского достоинства Иисуса, более высокое, чем в сегодняшнем эпизоде.

Тем не менее, и сегодняшнее исповедание много значит. Евангелист Марк с горечью замечает, что апостолы не были впечатлены чудом насыщения пяти тысяч (Мк. 6. 52). И, видимо, чудом хождения по воде Христос преподает Своим ученикам очередной божественный урок. Этот урок стал для учеников новой ступенью на пути истинного исповедания Иисуса из Назарета, как Мессии, Христа, Сына Божьего, Спасителя.

Отметим также, что это – не первый эпизод, когда Иисус одним мановением усмиряет водную стихию. Он уже попадал с учениками в шторм на море и укрощал его одним-единственным словом. Евангелие повествует нам о нескольких чудесах Иисуса над природным естеством: преложение воды в вино, иссушение смоковницы, усмирение бури. В таких эпизодах Христос предстает перед нами как повелитель мироздания, тот, Кто имеет власть повелевать миром.

Сегодняшнее чтение можно толковать и в более широком контексте, если говорить не только о нем, но вкупе с тем эпизодом, который предшествует хождению по водам. Епископ Кассиан (Безобразов) связывает хождение по водам с чудом умножения хлебов и говорит, что здесь символически Христос выступает как Моисей, проведший Израиль через море. Иисус идет по водам – и за Ним идут апостолы.

Можно сказать, что Иисус завершает галилейский период Своего служения чудом хождения по водам, прообразом которого явилось в Ветхом завете спасение Израиля от гонителя-фараона и переход к новой жизни в земле обетованной. Этим Он как бы говорит Своим ученикам, что те, кто пойдет за Ним, совершат переход из смерти в жизнь, от незнания Бога – к познанию Бога.

Евангелие от Матфея (14:22-34) «И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий. И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую[12].

Учение в притчах о Царствии Божием (Мф, гл. 13)

О том, что такое Царство Небесное, Иисус Христос объяснял народу в притчах — небольших поучениях, раскрывающих тайны духовной жизни в образах и иносказаниях.

Притча о сеятеле

Однажды Иисус учил на берегу Галилейского моря. Собралось к Нему множество народа. Он вошел в лодку, а весь народ был на берегу у моря. Он начал Свое поучение в притчах: «Вышел сеятель в поле, и когда он сеял, несколько зерен упало возле дороги. Прилетели птицы и склевали их. Другие зерна упали на каменистую почву, где было мало земли. Они быстро проросли, но когда взошло солнце, те засохли, так как у них не было глубоких корней. Другие упали в терновник, который разросся, заглушил их, и они не дали плода. Но семена, которые упали на плодородную почву, взошли, выросли и дали богатый урожай».

Беседуя наедине со Своими учениками, Господь так истолковал для них эту притчу: «Семя — это слово Божие. Семена, упавшие у дороги, — это те, кто слышит слово, но потом приходит диавол и уносит слово из их сердец. Семена, упавшие на камень, — это те, кто сперва с радостью и верой принимает слово, но у них нет корня, и когда приходят времена испытаний, они отступают от веры. Семена, упавшие в терновник, — это те люди, в которых разные мирские заботы и страсть к богатству заглушают слово, и они остаются без плода. А семена, упавшие на плодородную почву, — это люди, которые, слыша слово, хранят его в добром и честном сердце и в терпении приносят Богу свой плод».

Притча о плевелах   

Тогда же Господь рассказал и другую притчу: «Царство Божие подобно тому, как один человек засеял свое поле пшеницей. А ночью, когда все спали, пришел его враг и посеял среди пшеницы сорную траву — плевелы. Когда пшеница взошла и появились колосья, то взошли и плевелы. Слуги пришли к хозяину и сказали: “Господин, ты же сеял на поле пшеницу, откуда же появились плевелы? Если хочешь, мы пойдем и выполем их?” “Нет, — ответил хозяин, — когда вы будете вырывать плевелы, чтобы вы нечаянно не выдернули и пшеницу. Пусть и то и другое растет до жатвы. А во время жатвы я скажу, чтобы жнецы собрали прежде плевелы и сожгли их, а пшеницу убрали в мою житницу”». Господь так истолковал ученикам эту притчу: «Сеющий доброе семена — это Сам Христос. Поле — это мир, а пшеница — это те, кто принадлежат к Царству Божиему. Плевелы — это те, кто принадлежит диаволу. Враг, посеявший их, — это диавол. Жатва — это конец мира, и жнецы — это Ангелы. Как сорняки вырывают и сжигают в огне, так будет и в конце мира — Господь пошлет Своих Ангелов, и они удалят из Его Царства все, что ведет ко греху, и всех делающих злое. А праведники тогда будут сиять как солнце в Царстве своего Небесного Отца».

Притчи о горчичном зерне и о закваске

Говоря о Царствии Божием, Господь рассказал две притчи: «Царство Небесное подобно маленькому горчичному зернышку, которое человек взял и посеял на поле своем, а когда оно выросло, то стало больше всех злаков, так что птицы могут укрываться в ветвях его. Царство Небесное также подобно закваске. Женщина положила ее в три меры муки, и благодаря закваске все тесто вскисло и поднялось».

Царствие Божие входит в мир как маленькое зернышко, но оно рождает Церковь Христову, под сенью которой, как птицы в ветвях, находят спасительное пристанище множество людей. Как маленькая закваска, Царство Божие изменяет и преображает этот мир.

Притчи о сокровище, скрытом на поле, и о драгоценной жемчужине

Царство Божие — великая драгоценность, ради него человек может поступиться всеми земными благами. Это Господь тоже описал в притчах. «Царство Небесное подобно сокровищу, спрятанному в поле. Когда человек находит этот клад, он прячет его и, радостный, идет и продает все, что имеет, чтобы купить это поле. И еще Царство Небесное подобно купцу, который ищет прекрасный жемчуг. Найдя драгоценную жемчужину, он продал все, что имел, чтобы купить одну ее»[13].

Укрощение бури на Геннисаретском озере.

Укрощение бури на море Галилейском

(Мф.8, 23–27; Мрк.4, 35–41; Лк.8, 22–25)

Наступил вечер, но в окрестностях Капернаума и Вифсаиды еще толпился народ, пришедший отовсюду послушать речи Пророка и Целителя из Назарета Галилейского. На закате солнца, как и всегда в последнее время, ко Христу приводили бесноватых и приносили больных всякими болезнями и Он исцелял их всех. Однако, уже приближалась ночь и надо было отпустить всех по домам. Не прерывая беседу, и отвечая на отдельные вопросы вопрошавших Его учеников, Христос спускался постепенно к берегу моря. Но толпа слушателей нисколько не уменьшалась и двигалась вслед за Христом.

Тогда, «увидев вокруг Себя множество народа», – говорит Евангелист Матфей, – «Иисус велел ученикам отплыть на другую сторону» моря, в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи, далеко от Капернаума и Вифсаиды, куда невозможно было бы следовать собравшейся здесь толпе.

«Тогда один книжник», – как свидетельствует Ев. Матфей, – «подойдя, сказал Ему: Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел». Но Господь ответил ему: «Лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову».

Это значит, что, прежде чем следовать по стопам Христа, надо быть готовым отказаться от всякого, даже самого элементарного уюта жизни, даже от домашнего очага для отдыха и сна.

Тогда подошел ко Христу другой, из учеников Его, и сказал: «Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего». Но Господь на это ответил ему: «Иди за мною и предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие». (Лк.9, 60).

Затем подошел третий, и сказал: «Я пойду за тобою, Господи, но прежде позволь мне проститься с домашними моими». Но Христос и этому сказал: «Никто возложивши руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия». (Лк.9, 62).

Эти последние слова Спасителя являются как бы разъяснением всех предыдущих его ответов; нельзя их понять иначе, как категорическое требование Христа ко всем, кто понял и принял Его учение: не соблазняясь никакими отсрочками, хотя бы и самыми благовидными, немедленно, – без всяких компромиссов, не озираясь на прошлую свою жизнь, – идти на служение Царству Божию и правде его.

Все это сказано было Христом, по-видимому, в тот момент, когда Он входил в лодку, а ученики Его, «отпустив народ», также вошли в лодку и «взяли Его с собой, как Он был в лодке. С Ним были и другие лодки». (Мрк.4, 36). Христос сказал гребцам: «переправимся на другую сторону. И отправились». (Лк.8, 22).

Солнце зашло, берег опустел и надвигалась тьма. Сперва лодка плыла спокойно по светлым волнам озера. Христос, утомленный народом, во время плавания заснул. Но вот, с восточного берега подул резкий ветер, который быстро усиливался и поднимая высокие волны, скоро перешел в бурю. «Волны били в лодку, так что она уже наполнялась водою и они были в опасности, а Христос спал на корме на возглавии».

Выбившись из сил, бросив весла и видя, что они не в состоянии справиться с разбушевавшейся стихией, намокшие и озябшие, гребцы стали будить Христа: «Учитель! неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?» И разбудив Его, взывали Ему: «Наставник! Наставник! погибаем… Господи! спаси нас; погибаем»… Тогда Христос, «встав, запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань. И ветер утих, и сделалась великая тишина».

И сказал ученикам: «что вы так боязливы? как у вас нет веры?» А ученики «убоялись страхом великим и говорили между собою: кто яже Сей, что и ветер и море повинуются Ему?»

После великой бури наступила великая тишина. Этот контраст поразил учеников: для них была страшна не только миновавшая буря и смертельная опасность для их жизни, но страшно было и присутствие среди них Того, кто единым словом укротил эту бурю и устранил опасность. Да, «страшно впасть в руки Бога живаго»! (Евр. 10, 31).

Дальнейшее плавание было спокойно и, под утро, Иисус и ученики Его «приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи» (Лк.8, 26).

Чудо укрощения бури всегда привлекало и привлекает к себе особенное внимание всех изучающих Евангелие, особенно проповедников Слова Божия, которые видят в этом чуде символический смысл, проводя параллели между стихийной бурей в природе, – с «бурями житейскими», бушующими в человеческих душах. Как там, так и здесь, эти бури, являясь испытанием веры людей, застигнутых грозными событиями жизни, укрощаются Богочеловеком Иисусом Христом, когда к Нему взывают из глубины сердца: «Господи, спаси нас, погибаем!»

Но и помимо символизма, это чудо имеет прямой смысл, как знамение власти Богочеловека над силами природы. Здесь Христос является как «Новый Адам», безгрешный Человек, Которому служат все силы и законы земного бытия. Ветхий Адам, до грехопадения, имел эту власть над природой; она ему благоприятствовала, а не губила; но после грехопадения, он утратил эту власть. Теперь Христос, Новый Адам, восстанавливал эту власть для человечества. И укрощение бури единым Его Словом, было знамением этой власти и пророчеством о грядущем восстановлении этой власти для духовно-обновленного человечества: «Верующий в Меня», – говорил Христос, – «дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит; потому что Я к Отцу Моему иду». (Ин.14, 12)[14].

Исцеление  бесноватого  в   стране Гадаринской. Исцеление кровоточивой женщины и воскрешение дочери начальника синагоги Иаира.

Рассказ о воскрешении дочери Иаира имеется у трех евангелистов-синоптиков. Как и во многих других случаях, наиболее полную и подробную версию рассказа мы находим у Марка. У него рассказ следует сразу же за историей изгнания беса из гадаринского бесноватого:

Когда Иисус опять переправился в лодке на другой берег, собралось к Нему множество народа. Он был у моря. И вот, приходит один из начальников синагоги, по имени Иаир, и, увидев Его, падает к ногам Его и усильно просит Его, говоря: дочь моя при смерти; приди и возложи на нее руки, чтобы она выздоровела и осталась жива. Иисус пошел с ним. За Ним следовало множество народа, и теснили Его (Мк. 5:21–24).

Здесь рассказ, как и у двух других синоптиков, прерывается эпизодом исцеления кровоточивой женщины. Эпизод заканчивается словами Иисуса, обращенными к женщине: Дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей (Мк. 5:25–34). После этого евангелист возвращается к рассказу об исцелении Иисусом дочери Иаира:

Когда Он еще говорил сие, приходят от начальника синагоги и говорят: дочь твоя умерла; что еще утруждаешь Учителя? Но Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй. И не позволил никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова. Приходит в дом начальника синагоги и видит смятение и плачущих и вопиющих громко. И, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит. И смеялись над Ним. Но Он, выслав всех, берет с Собою отца и мать девицы и бывших с Ним и входит туда, где девица лежала. И, взяв девицу за руку, говорит ей: «талифа́ куми́», что значит: девица, тебе говорю, встань. И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. Видевшие пришли в великое изумление. И Он строго приказал им, чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть (Мк. 5:35–43).

У Матфея эпизод рассказан гораздо короче. К Иисусу подходит некоторый начальник, говорящий Ему: Дочь моя теперь умирает; но приди, возложи на нее руку Твою, и она будет жива. Иисус, встав, идет за ним вместе с учениками. Далее, после рассказа о кровоточивой женщине, Матфей опускает все, что говорят посланные от начальника, включая известие о смерти его дочери. Мы можем догадаться о ее смерти из того, что, придя в дом, Иисус видит свирельщиков и народ в смятении. Он говорит им: Выйдите вон, ибо девица не умерла, но спит; над Ним смеются. Когда народ выслан, Он входит в комнату, где лежит девочка, берет ее за руку, и она встает. Слух об этом разносится по всей земле той (Мф. 9:18–19, 23–26).

Версия Луки (Лк. 8:41–42, 49–56) почти ничем не отличается от версии Марка, кроме того, что он уточняет: у Иаира была одна дочь, лет двенадцати, и та была при смерти. Мы можем вспомнить, что, рассказывая об изгнании беса из отрока, только Лука приводил слова его отца: он один у меня (Лк. 9:38). Другие евангелисты об этом обстоятельстве умалчивали, как и в данном случае они не упоминают о том, что речь идет о единственной дочери. Между тем для эпохи, когда большинство семей были многодетными, такие детали немаловажны: единственный сын или единственная дочь — предмет особой заботы родителей. Отметим, что никто из евангелистов, кроме Луки, не рассказывает о воскрешении сына вдовы наинской, а там тоже говорится о единственном сыне у матери (Лк. 7:12).

Иаир — один из немногих персонажей евангельской истории, который у двух евангелистов (Марка и Луки) назван по имени. Вряд ли имеет смысл искать причину этого в предполагаемом значении его еврейского имени[1]. Скорее, он мог быть назван по имени потому, что был известен раннехристианской общине: возможно, после воскрешения дочери он примкнул к ученикам Иисуса[15].

Об исцелении гадаринского бесноватого

Новооткрытые тексты

Митрополит Антоний Сурожский

(В сокращении)

Вступая в пятую главу Евангелия от Марка, я хочу вам прочесть первые семнадцать стихов, и затем мы остановимся на их значении.

И пришли на другой берег моря, в страну Гадаринскую. И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом, он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями; потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы; и никто не в силах был укротить его. Всегда ночью и днем в горах и гробах кричал он и бился о камни. Увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему. И, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом: не мучь меня. Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека. И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много. И много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той. Паслось же там при горе большое стадо свиней. И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них. Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, вышедши, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море. Пасущие же свиней побежали и рассказали в городе и в деревнях. И жители вышли посмотреть, что случилось. Приходят к Иисусу и видят, что бесновавшийся, в котором был легион, сидит и одет и в здравом уме; и устрашились. Видевшие рассказали им о том, как это произошло с бесноватым, и о свиньях. И начали просить Его, чтобы отошел Он от пределов их (Мк. 5: 1–17).

Этот рассказ многогранен, к нему можно подойти со множества сторон. Я хочу остановиться именно на разных сторонах и раньше всего обратить ваше внимание на одно обстоятельство, связанное с Господом Иисусом Христом. Спаситель Иисус Христос есть Бог, ставший человеком. Он — Слово Божие, сотворившее вселенную, Он управляет всем миром премудростью Своей. И вдруг здесь, как в целом ряде других случаев, Он, казалось бы, забывает обо всем, потому что перед Ним одна конкретная нужда, один конкретный страдалец: этого достаточно, чтобы Он обратил на него все Свое божественное и человеческое внимание. Это замечательная черта во Христе, это замечательная черта в Боге. Мы часто думаем, что есть вещи великие и стоящие, и есть малые и мало стоящие внимания. Не так с Богом. Нет такого страдания, нет такой боли, нет такой нужды, нет такой радости, которой не мог бы приобщиться Бог всецело, всем Своим Существом и внести иногда в безвыходное положение новый элемент, открыть как бы дверь, которая сделает это положение небезвыходным.

Вот и здесь Христос, Бог вселенной, будто забывая все на свете, все Свое внимание обращает на этого человека, потому что этот человек страдает, потому что ему нужна помощь, потому что он в горе. Нам стоит задуматься над этим, потому что не так поступаем мы с людьми, которые в нужде…………И мне кажется, что здесь Христос нам дает пример, потому что если мы так относились бы, с таким вниманием, с такой зрячестью ко всем людям вокруг нас, то жизнь была бы совершенно иная. Мы не жертвовали бы всем ради какого-то дела, мы не жертвовали бы и делом, потому что при верном подходе к делу перед нами раскрывались бы возможности, которых иначе бы не было.

После того как я говорил о самом Христе, теперь хочу остановиться на бесноватом. Бесноватый— это человек, который одержим, который над собой власти не имеет, является как бы посмешищем и игрушкой иных сил. Эти иные силы — я в этом глубоко убежден, так учит нас и Священное Писание, и жизнь и учение Святых Отцов Церкви — могут быть действительно бесовские, но не всегда действуют в таком размере и с такой яркостью, с которой они описаны здесь. Это может быть «чертовщина» в нашем русском смысле слова.

Но замечательно в этом человеке то, что он не только беснуется. Как только бесноватый оказывается перед лицом Христа, даже когда еще издали Его видит, он во Христе видит покой, видит в Нем гармонию, он в Нем видит цельность истинного Человека, и одновременно в этой цельности прозревает Бога, таящегося в Нем. И он падает к ногам Христа и поклоняется Ему, потому что даже для бесов Бог есть Тот, Который владеет всем, Который Хозяин вселенной, видимого и невидимого мира.

Еще дальше образно показано, что бывает, когда эта нечистота получает власть: все стадо бежит и кидается в море, погибает. Из этого наглядно видно, что бывает, если злу, даже бесенятам, даже мелкой мерзости, дана полная свобода: она нас приведет к погибели, к разрушению, к смерти[16].

Отправление апостолов на проповедь.

Проповедуя Сам, Господь Иисус Христос посылал на проповедь и Своих апостолов. Те, кто позднее, после сошествия на них Святого Духа, стали основателями Церкви Христовой по всему миру, во времена земной проповеди Самого Христа помогали Ему нести Его благую весть. Своих двенадцать апостолов Господь посылал по двое по палестинским городам с вестью о том, что Царствие Божие приблизилось. Он дал им власть изгонять нечистых духов, исцелять от болезней, являя тем самым приближение Божиего Царства. Господь предупреждал апостолов и о тяготах, которые их ожидают в будущем: «Я посылаю вас, как овец среди волков. Люди будут отдавать вас под суд и избивать вас в своих синагогах. Из-за Меня вас поведут к правителям и царям, и вы будете свидетельствовать им и язычникам. Вы будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется» (см.: Мф 10, 1–42; Мк 6, 7–13; Лк 9, 1–6).

Спустя некоторое время Господь послал с проповедью и других Своих учеников, числом семьдесят (см.: Лк 10, 1–20)[17].


[1] https://azbyka.ru/obyasnenie-simvola-very#o_vtorom_chlene_simvola_very

[2] http://azbyka.ru/ipostas

[3] https://azbyka.ru/pasxa

[4] https://foma.ru/5-maya-2013-pasxa-svetloe-xristovo-voskresene.html

[5] https://religion.wikireading.ru/132335

[6] https://religion.wikireading.ru/132336

[7] https://religion.wikireading.ru/132337

[8] https://religion.wikireading.ru/132338

[9] https://religion.wikireading.ru/132339

[10] https://pravoslavie.ru/7042.html

[11] https://religion.wikireading.ru/168479

[12] https://pravoslavie.ru/63631.html

[13] https://pravoslavie.ru/104262.html

[14] https://azbyka.ru/otechnik/Biblia/chudesa-i-pritchi-hristovy/13

[15] https://pravoslavie.ru/102384.html

[16] https://pravoslavie.ru/65083.html

[17] https://pravoslavie.ru/104261.html