Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

Билет 7

История сотворения видимого мира. Особенности создания человека. Образ Божий в человеке. Понятие о душе человека, о рае и о древе жизни. Назначение человека.

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою

(Быт 1, 1–2).

Библейское учение о сотворении мира кратко называется Шестоднев. День означает сутки.

Святые отцы понимали день первой главы книги Бытия буквально. Святой Ириней Лионский: «Восстановляя в Себе этот день, Господь пришел на страдание в день накануне субботы — то есть в шестой день творения, в который и создан человек, чрез Свое страдание даруя ему новое создание, то есть (освобождение) от смерти». Святой Ефрем Сирин: «Никто не должен думать, что шестодневное творение есть иносказание». Святой Василий Великий: «И бысть вечер, и бысть утро, день един… определяет сим меру дня и ночи и совокупляет в одно суточное время, потому что двадцать четыре часа наполняют продолжение одного дня, если под днем подразумевать и ночь». Святой Иоанн Дамаскин: «От начала дня до начала другого дня — одни сутки, ибо Писание говорит: и был вечер, и было утро: день один».

Как же тогда происходило чередование дня и ночи до сотворения светил, которые появляются в четвертый день? Святитель Василий Великий пишет: «Тогда не по солнечному движению, но по тому, что первобытный оный свет в определенной Богом мере то разливался, то опять сжимался, происходил день и следовала ночь» (Шестоднев. Беседа 2).

Книга Бытия начинается с описания величественных дел Божьих — создания мира в течение шести дней. Господь сотворил Вселенную с неисчислимыми светилами, землю с ее морями и горами, человека и весь животный и растительный мир. Библейское откровение о сотворении мира возвышается над всеми существующими космогониями других религий, как истина возвышается над любым мифом. Ни одна религия, ни одно философское учение не могли подняться до превосходящей разум идеи о творении из ничего: В начале сотворил Бог небо и землю.

Бог обладает самодостаточностью и абсолютной полнотой. Для Своего бытия Он ничего не требует и ни в чем не нуждается. Единственной причиной сотворения мира явилась совершенная Любовь Бога. Святой Иоанн Дамаскин пишет: «Благой и преблагой Бог не удовольствовался созерцанием Себя Самого, но по преизбытку благости восхотел, чтобы произошло нечто, что в будущем пользовалось бы Его благодеяниями и было причастно Его благости».

Первыми были созданы бесплотные духи — Ангелы. Хотя Священное Писание не содержит повествования о сотворении ангельского мира, нет никаких сомнений, что Ангелы по своей природе принадлежат к тварному миру. Это воззрение основано прежде всего на ясном библейском понимании Бога как всемогущего Творца, положившего начало всему существующему. Все имеет начало, только Бог безначален. Некоторые святые отцы видят указание на создание невидимого мира Ангелов в словах сотворил Бог небо (Быт 1, 1). В подтверждение этой мысли святитель Филарет (Дроздов) замечает, что, согласно библейскому повествованию, физическое небо было создано во второй и четвертый день.

Первозданная земля была неустроенна и пуста. Созданная из ничего материя сначала явилась неупорядоченной и покрытой тьмой. Тьма была неизбежным следствием отсутствия света, который не был сотворен как самостоятельная стихия. Далее бытописатель Моисей пишет, что Дух Божий носился над водою (Быт 1, 2). Здесь видится указание на творческое и оживотворяющее участие в творении третьего Лица Святой Троицы — Святого Духа. Предельно краткое и точное определение — всё от Отца через Сына в Духе Святом. Упомянутая в вышеприведенном стихе вода является важнейшей стихией, без которой невозможна жизнь. В святом Евангелии вода является символом животворящего и спасительного учения Иисуса Христа. В жизни Церкви вода имеет особое значение, будучи веществом Таинства крещения[1].

Дни творения мира[2]
День творения Ссылка на
Библию
Описание Первый день Быт.1:1-5 Свет (существовали свет и тьма). Второй день Быт.1:6-8 Небо и вода (разделение вод). Третий день Быт.1:9-13 Суша и моря (ограничение вод); растительность. Четвертый день Быт.1:14-19 Солнце, луна и звезды (для управления днем и ночью). Пятый день Быт.1:20-23 Рыбы и птицы (чтобы наполнить воды и небеса). Шестой день Быт.1:24-31 Животные (чтобы наполнить землю). 
Мужчина и женщина (чтобы заботиться о земле и общаться с Богом). Седьмой день Быт.2:2-3 Бог почил и объявил, что сотворенное Им хорошо. День покоя.

Особенности создания человека

Шестой день творения

В шестой день творения Бог создал животных, живущих на земле, и человека, по образу и подобию Своему (см.: Быт 1, 24–31).

Описание шестого творческого дня пророк Моисей начинает теми же словами, что и предшествующие дни (третий и пятый): да произведет… Бог повелевает земле создать всех животных земли (душу живую по роду ее). Бог творил все в определенной последовательности возрастающего совершенства.

И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою (см.: Быт 1, 26-28).

Последним, как венец творения, был создан человек. Он сотворен особым способом. Святые отцы прежде всего отмечают, что творению его предшествовал Божественный совет между всеми Лицами Пресвятой Троицы: сотворим человека. Человек выделен из всего тварного мира и тем, как его творит Господь. Хотя его телесный состав был взят из земли, Господь не повелевает земле произвести человека (как это было с другими тварями), а Сам творит его непосредственно. Псалмопевец говорит, обращаясь к Творцу: Руки Твои сотворили меня и устроили меня (Пс 118, 73).

Бог сказал, что не хорошо человеку быть одному.

И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку (Быт 2, 21–22).

Господь, конечно, мог сотворить не только одну супружескую чету, но несколько и произвести от них весь человеческий род, но Он хотел, чтобы все люди земли были едины во Адаме. Ведь даже Ева была взята от своего мужа. Апостол Павел говорит: От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли (Деян 17, 26). И поэтому мы все являемся родственниками.

На заре человеческой истории Бог установил брак как постоянный жизненный союз между мужчиной и женщиной. Он благословил его и скрепил самыми тесными узами: будут одна плоть (Быт 2, 24).

Создав человеческое тело, Бог вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. Самая главная отличительная особенность человека состоит в том, что его душа богоподобна. Бог сказал: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему (Быт 1, 26). О том, что такое образ Божий в человеке, мы говорили ранее. Когда Бог сотворил человека, Он привел к нему всех животных и птиц, человек дал им всем имена. Наречение имен было знаком господства человека над всей тварью.

С сотворением человека заканчивается шестидневное творение мира. Бог сотворил мир совершенным. Рука Творца не внесла в него никакого зла. Это учение о первоначальной благости всего творения представляет собой возвышенную богословскую истину.

В конце времен будет восстановлено совершенство мира. По свидетельству тайнозрителя, святого апостола Иоанна Богослова, будет новое небо и новая земля (см.: Откр 21, 1)[3].

Образ Божий в человеке

В каждом из нас есть искра Божества, образ Божий, бессмертное начало, дыхание жизни, которое Господь вдохнул в человека при творении. Образ Божий в человеке, во-первых, в бессмертии души, в ее духовности, потому что Бог Сам есть всесовершенный, абсолютный Дух; во-вторых, в разуме (способности мыслить, осознавать себя личностью и познавать Бога); в-третьих, в способности к творчеству (Бог — Творец, и Он наделил нас способностью творить); и, в-четвертых, в свободе воли. Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода (2 Кор 3, 17).

Бог дал нам дар любви, возможность любить, потому что Сам Он есть всесовершенная Любовь. В любом человеке есть образ Божий, можно сказать, что человек — это живая икона Бога, и мы должны видеть этот образ в каждом человеке, уважать и любить людей.

Человек трехсоставен: состоит из духа, души и тела.

Дух — это высшее, духовное, Божественное начало в нас. В нем есть образ Божий. Духу присущи духовные свойства и устремления в человеке. Человек отличается от животных тем, что в нем есть высшее, Божественное, бессмертное начало.

Тело — это то, что роднит нас со всем животным миром. Оно взято из праха земного, у него тот же химический состав, что и у всей живой природы. Тело — вместилище естественных инстинктов, потребностей и желаний.

И, наконец, душа. Это некое связующее начало между духом и плотью. Душа отвечает за чувства, эмоции, переживания и стремления в человеке. Если человек ведет духовную жизнь, стремится к Богу, вся его природа — и душа, и тело — начинает подчиняться духу, одухотворяться; если же, наоборот, человек не помышляет о высшем, духовном, живет телесно-органическими потребностями, дух и душа начинают подчиняться, служить плоти.

Наше тело нуждается в том, чтобы мы заботились о нем: питали, одевали, оберегали его от опасностей, если надо — лечили. Однако больше всего человек должен заботиться о состоянии духа: ведь он выше тела. Как заботиться? Жить так, как говорит нам Господь, то есть по заповедям Его, любить Бога и людей и, конечно, молиться Богу. Молясь Богу, мы общаемся с Ним, приближаемся к Нему и получаем от Него Божественную благодать, духовную энергию, которая питает нашу душу.

Чтобы дух в нас был здоровый, нужно прежде всего регулярно приступать к Таинствам: исповеди, причастию. В Таинстве исповеди мы раскаиваемся перед Богом в наших грехах, просим у Него прощения и очищаемся от них, а в Таинстве причащения соединяемся с Самим Богом, принимая в себя Святые Дары. Таинство причащения питает и исцеляет наше духовное и телесное естество[4].

Понятие о душе человека

Душа – сотворенное Богом бессмертное духовное начало. Человек, согласно Священному Писанию, двусоставен. Он соединяет в себе душу и тело: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт.2:7); «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф.10:28). Христианская антропология, берущая начало в священных библейских книгах, подробно разработана в патристике. В богословии святых отцов душа является важнейшей категорией.  

«Душа, — пишет преп. Иоанн Дамаскин, — есть сущность живая, простая и бестелесная; невидимая, по своей природе, телесными очами; бессмертная, одаренная разумом и умом, не имеющая определенной фигуры; она действует при помощи органического тела и сообщает ему жизнь, возрастание, чувство и силу рождения. Ум принадлежит душе, не как что-либо другое, отличное от нее, но как чистейшая часть ее самой. Что глаз в теле, то и ум в душе. Душа, далее, есть существо свободное, обладающее способностью хотения и действования; она доступна изменению и, именно, изменению со стороны воли, как это свойственно тварному существу» (Точное изложение православной веры. Кн.2, гл.12)[5].

Бог создал землю. На земле Творец выбрал особое место и нарек его раем. Человек был поселен в этом лучшем месте на земле. Рай стал блаженным земным жилищем человека, а райская жизнь была состоянием особой близости человека к Богу.

В рае произрастали разные деревья, среди которых «дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла» (Быт. 2:9). Каждое из этих деревьев имеет свое значение. Уже в раннехристианской письменности указывалось, что они росли близко друг к другу, что, в свою очередь, свидетельствовало о взаимосвязи этих двух деревьев: «…Бог сначала насадил посреди рая [древо познания и] древо жизни, указывая на познание как путь к жизни… Ибо ни жизнь без познания, ни познание без истинной жизни не прочны. Поэтому и то и другое деревья были насаждены рядом друг с другом»[1]. Каждое из этих деревьев имело свое значение. Древо жизни подавало бессмертие. О древе жизни говорится в первой Книге Священного Писания Бытии и в последней – Апокалипсисе, где сказано: «…побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди Рая Божия» (Откр. 2:7).

Толкуя эти слова, св. Андрей Кесарийский пишет: «Под древом жизни иносказательно разумеется вечная жизнь, а она есть Христос»[2]. Таким образом, экзегеты не отрицали реальность древа жизни и видели в нем видимый образ приобщения Богу, который является источником жизни. «Древо жизни, разумеется, есть древо, созидающее жизнь», – пишет прп. Максим Исповедник[3].

Святые отцы полагали, что древо познания добра и зла связано с рассудительностью человека, которая должна была быть направлена прежде всего на познание своей собственной природы: «Древо познания добра и зла есть распознание многообразного зрелища, то есть познание собственной природы»[4]

Через древо познания первые люди должны были осознать свою тварность и свое духовное младенчество, а после этого осознания утвердиться в желании быть с Богом. Следовательно, Творец избрал древо познания как способ для испытания прародителей в добре и послушании.

Прп. Максим Исповедник соотносит два райских древа с умом (созерцательной способностью) и разумом (практической способностью) человека. Адам и Ева должны были, используя разум, приобрести навык укоренения в благом (древо познания добра и зла) и только после этого дерзать приступать к созерцанию (древо жизни): «Оба древа суть способности различения некоторых [вещей], или же [они суть] ум и разум. Так, ум обладает способностью различать умопостигаемые и чувственные, преходящие и вечные [вещи]; более того, эта способность, будучи различающей способностью души, убеждает последнюю одних вещей придерживаться, а других – избегать»[5]. Данные суждения прп. Максима перекликаются с мыслями многих святых отцов о необходимости приступать к занятиям богословия (познание вещей Божественных) только после приобретения навыков нравственно-аскетических. По сути, прародители, не окрепнув в навыке избирания добра и уклонения от зла, возжелали получить доступ к знаниям и вечной жизни. «Древо… это, по моему умозрению, было созерцание, к которому безопасно приступать могут только опытно усовершившиеся»[6], – говорит свт. Григорий Богослов[6].

Назначение человека

Возвысив человека над всем земным миром, даровав ему разум и свободу, украсив его Своим образом, Творец тем самым указал ему и его особое высокое назначение. Перед духовным взором человека — Бог и духовный мир. Перед телесным взором — мир вещественный.

A) Первое назначение человека — слава Божия. Человек призван пребывать верным союзу с Богом, стремиться душой к Нему, познавать своего Создателя, прославлять Его, радоваться единению с Ним, жить в Нем. «Исполнил их проницательностью разума», говорит премудрый сын Сирахов о дарах Божиих людям: «Он положил око Свое на сердца их, чтобы показать им величие дел Своих» (Сир. 17, 6-10). Ибо если все творения призваны по своей способности к прославлению Творца, как об этом, напр., говорит псалом 148, — то, конечно, человек, как венец созданий, назначен быть сознательным, разумным, постоянным, совершеннейшим на земле орудием славы Божией.

Б) А для этого ему надлежит быть достойным своего Первообраза. Иначе говоря, он призван совершенствоваться, оберегать свое подобие Богу, восстанавливать его, укреплять; призван развивать и совершенствовать нравственные силы свои путем добрых дел. Этого требует забота человека о своем собственном благе. Истинное его благо заключается в блаженстве в Боге. И потому должно сказать, что блаженство в Боге составляет цель бытия человека.

B) Непосредственный физический взор человека обращен на мир. Человек поставлен быть венцом земных созданий и царем природы, как указано в первой главе книги Бытия. В чем это должно проявляться? Об этом так говорит митр. Макарий в «Православном Догматическом Богословии»: «Как образ Божий, как Сын и наследник в доме Небесного Отца, человек поставлен быть как бы посредником между Творцом и земной тварью: в частности, предназначен быть как бы ее пророком, чтобы словом и делом провозвещать в ней волю Божию; ее первосвященником, чтобы возносить от лица всех земнородных жертву хвалы о благодарении Богу и низводить на землю благословения небесные; главою и царем, чтобы, сосредоточивая в себе цели бытия всех видимых тварей, он мог соединить через себя все с Богом и таким образом всю цель земных творений содержать в стройном союзе и порядке».

Таким и был создан первый человек, создан способным выполнять свое назначение, притом свободно, добровольно, радостно, по влечению души, а не по принуждению. Так размышление о царственном положении человека на земле приводит Псалмопевца к восторженному славословию Творца: «Господи, Боже наш! Как величественно имя Твое по всей земле! Слава Твоя простирается превыше небес!. Когда взираю я на небеса Твои — дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, — то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Немного Ты умалил его пред ангелами; славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его… Господи, Господь наш! Как величественно имя Твое по всей земле» (Пс. 8, 1-2,4-7,10)[7].

Праздник Воздвижения Креста Господня

Праздник Всемирного Воздвижения Животворящего Креста Господня празднуется 27 сентября (нов. ст.). Он имеет один день предпразднства (26 сентября) и семь дней попразднства (с 28 по 4 октября). Отдание праздника – 4 октября. Кроме того, празднику Воздвижения предшествуют суббота и Неделя (воскресенье), называемые субботой и Неделей перед Воздвижением.

Праздник Воздвижения, посвященный Кресту Христову, выражает литургический (богослужебный) аспект почитания христианами Голгофского Креста как орудия спасения человечества. Название указывает на торжественное поднятие Креста вверх («воздвижение») после обнаружения его в земле. Это единственный двунадесятый праздник (т. е. один из двенадцати величайших праздников годового цикла), исторической основой которого явились не только новозаветные события, но и более поздние – из области церковной истории.

Теперь крест — наша величайшая святыня, наша слава, наш духовный всепобеждающий меч, и таким его сделал для нас Христос своей смертью и своими страданиями на Кресте.

Спаситель принял на Кресте мучительнейшую из казней, «грехи наша вознесе на Теле Своем на древо» (1Пет.2:24), «смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя» (Флп.2:8). Какое, в самом деле, поразительное, превышающее человеческое понимание зрелище. «Вот, — воспевает сегодня Церковь, — Владыка твари и Господь славы пригвождается на Кресте и прободается в ребра; Сладость Церкви вкушает желчь и оцет; Покрывающий небо облаками облагается терновым венцом и одевается одеждой поругания; Создавший рукою человека заушается тленною рукою; Одевающий небо облаками принимает удары по плечам, принимает заплевания и раны, поношения и заушения и все терпит ради нас, осужденных» (стихира). Как же мы, облагодетельствованные крестной смертью и страданиями Спасителя, можем не преклоняться в благоговейном трепете перед «треблаженным древом, на немже распяся Христос, Царь и Господь», не чтить свято Крест, — нашу славу, нашу победу во Христе и со Христом.

Благоговейно хранимое в памяти верующих и прочно отмеченное язычниками, хотя и оскверненное ими, святое место смерти Господней оставалось в неприкосновенности до времени царя Константина Великого. Этот христолюбивый император, еще будучи внешне язычником, а по деятельности являясь христианским государем, имел основания особенно чтить Крест Христов. Это знамя Христовой победы, по Божественному устроению, трижды послужило для Константина Великого знамением его победы над врагами. В 312 г. Константин воевал против жестокого Максентия, воцарившегося в Риме, преследовавшего и убивавшего христиан, проводившего нечестивую жизнь. По словам тогдашнего историка (Евсевия), Максентий, готовясь к борьбе с Константином, прибегал к разным волшебствам и суеверным обрядам; Константин же, не совсем полагаясь на силу своего войска, чувствовал необходимость в сверхъестественной помощи над врагом, а потому размышлял о том, какому Богу он должен молиться об этой помощи. В эту тяжелую минуту вспомнил Константин о том, что его отец Констанций, оказывавший покровительство христианам, пользовался благосостоянием, тогда как гонители христиан имели бедственную кончину, — и потому решился обратиться с молитвой к Богу Констанция, единому, верховному Существу. И вот, когда он отдался усердной молитве, то около полудня увидел на небе лучезарный крест, сиявший сильнее солнечного света, с надписью на нем: «сим победиши». Это чудесное знамение видели и воины, среди которых был полководец Артемий, впоследствии замученный (при Юлиане Отступнике) за Христа. Пораженный необычайным небесным видением, Константин впал в глубокий сон, и во сне явился ему сам Спаситель, опять показал ему то же знамение креста, повелел ему употреблять изображение креста, как знамя в войсках, и обещал ему победу не только над Максентием, но и над всеми врагами. Проснувшись, Константин повелел сделать Крест Господень, по подобию виденного им знамения, из драгоценных камней, а также начертать изображение креста на знаменах, на оружии, шлемах и щитах воинов. С тех пор войска Константина совершали походы, имея своим знамением крест, соединенный с первыми буквами имени Спасителя. В битве на Мельвийском мосту (через Тибр) Константин одержал блестящую победу над Максентием (28 окт. 312 г.). Сам Максентий утонул с множеством своих воинов в реке, а Константин победоносно вошел в Рим.После этого он воздвиг в Риме статую себе, державшую в правой руке крест, а в надписи на статуе победа над Максентием приписывалась «спасительному знамению» креста. Также в войне с византийцами и скифами еще дважды Константин видел на небе чудесное знамение креста, которое возвестило ему победу над врагами.

Легко понять, каким благоговением к Кресту Господню было преисполнено после этих событий сердце христолюбивого царя Константина. И вот этот император, «не без внушения свыше, но побуждаемый Духом самого Спасителя» решил не только отыскать честное древо Креста Господня, воздать ему поклонение, но и «священнейшее место спасительного воскресения в Иерусалиме сделать предметом всеобщего благоговейного почитания» — построить над ним храм[7]. Исполнительницей благочестивого намерения императора явилась его мать, блаженная царица Елена, по настояниям самого императора принявшая христианство, отличавшаяся благочестием и пламенной ревностью по вере Христовой. В 326 г. Елена отправилась в святую землю с целью отыскать и посетить места, освященные главнейшими событиями жизни Спасителя. Прибыв в Иерусалим, исполненная благочестивого желания найти пещеру гроба Господня и честное древо Креста, она ревностно принялась искать их. Патриархом в Иерусалиме был в то время Макарий, встретивший царицу с подобающими почестями и оказывавший ей помощь в ее святом деле[8].

В слове на Воздвижение Креста святой Андрей Критский (память 4 июля) говорит: «Крест воздвигается, и все верные стекаются, Крест воздвигается, и град торжествует, и народы совершают празднество».

Тропарь Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста

глас 1

Спаси, Господи, люди Твоя/ и благослови достояние Твое,/ победы на сопротивныя даруя// и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

Величание

Величаем Тя,/ Живодавче Христе,/ и чтим Крест Твой святый,/ имже нас спасл еси// от работы вражия.

Путь евреев от Синая к Ханаану. Приготовление к походу, расположение стана и порядок движения, путешествие по пустыни. Ропот народа и пожар в Тавере. Пресыщение манной: Гробы прихоти. Асироф: упреки Моисею от Аарона и Мариами. Пустыня Фаран. Двенадцать  разведчиков, их возвращение. Наказание народу. Тридцать восемь лет в пустыне: строгость законов, побиение камнями за богохульство и нарушение субботы, возмущение Корея, Дафана и Авирона. Сомнения Моисея и Аарона и их наказание.

Чис. 10–14. Втор. 1:19–46

Целый год стояли лагерем израильтяне у горы Синай. За это время в стане произошли громадные перемены. Благодаря стараниям Моисея бесформенная масса еврейского племени превратилась в общество, руководимое иерархией чиновников. Высшая законодательная власть принадлежала Богу, поэтому в это время в еврейском народе формой правления была теократия, т.е. богоправление. Нормы совместной жизни стали определяться правовыми предписаниями. Но самое главное – с этого времени израильский народ вступил в союз с Единым, Истинным Богом и стал богоизбранным народом, мессианская роль которого заключалась в ревностном хранении и распространении истинной религии среди языческого мира. Конечно, трудно было Моисею сразу поднять этот жестоковыйный народ «с необрезанными сердцами» на высокую ступень религиозной жизни, нужно было еще много времени, чтобы отучить еврейский народ от идолопоклонства, научить его истинам веры и повести его по пути нравственного совершенствования.

Гробы прихоти

Наступил второй год после выхода евреев из Египта. В двадцатый день второго месяца облако присутствия Господня поднялось над Скинией. Это был знак, по которому евреи должны были собираться в путь. Заиграли серебряные трубы. Израильтяне свернули шатры и двинулись на северо-восток, к границам обетованной земли. Длинная колонна странников шла в заранее установленном порядке. Шествие открывали левиты – они несли на шестах Ковчег Завета, разобранную Скинию и священные сосуды. Когда священники поднимали Ковчег Завета, Моисей говорил: «Восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от Лица Твоего ненавидящие Тебя!» (Чис. 10:35). Когда же народ делал остановку и левиты опускали Ковчег, тогда Моисей говорил: «Возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!» (Чис. 10:36). За левитами шли племена, каждое под своим знаменем, а в конце гнали огромные стада овец и вьючных ослов. Колонну охраняли специальные вооруженные отряды и высланные вперед разведчики. Хотя от Синая до Ханаана по прямому пути было не очень большое расстояние, но, в виду отсутствия хороших дорог, евреи медленно и с большим трудом пробирались по горным ущельям и долинам Синайского полуострова. Три дня шли они по пустыне под палящими лучами солнца и снова возроптали. Поскольку запрещалось закалывать овец, люди питались одной манной, на которую многие, особенно прихотливые люди, смотрели с отвращением. Вдобавок ко всему в стане однажды вспыхнул пожар и уничтожил много ценного имущества. Обескураженные трудностями, голодом и понесенными потерями, израильтяне горестно сидели перед своими шатрами и сетовали на Моисея за то, что он уговорил их покинуть Египет. С нежностью и глубокими воздыханиями вспоминали они добрые старые времена, забыв о рабстве и преследованиях: «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок; а ныне душа наша изнывает; ничего нет, только манна в глазах наших» (Чис. 11:5–6). Моисея глубоко оскорбило малодушное поведение его народа, и он с дерзновенной молитвой обратился к Господу: «Для чего Ты мучишь раба Твоего? и почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего?.. Я один не могу нести всего народа сего, потому что он тяжел для меня…» (Чис. 11:11, 14). Господь услышал слезные воздыхания Своего верного раба и повелел ему избрать из среды израильтян семьдесят старейшин, которые должны были помогать ему управлять народом. Семьдесят старейшин с этого времени составляли постоянный совет при Моисее. Совет старейшин спустя много веков был переименован в Синедрион – высший орган управления в Израиле.

Затем Господь повелел Моисею передать нетерпеливому народу, что они будут есть мясо, не один день, а целый месяц, пока оно не сделается для них отвратительным. По повелению Божию поднялся сильный ветер, который к израильскому стану пригнал большие стаи перепелов. Израильтяне кинулись ловить птиц и стали жадно их поедать. Перепелов было такое множество, что можно было сушить мясо даже про запас. Однако нетерпеливых маловеров ожидала суровая кара. В лагере распространилась болезнь, и люди умирали сотнями. Вскоре вся земля вокруг покрылась могилами, и, покидая это место страдания и траура, израильтяне назвали его Гробы прихоти (поскольку там хоронили тех, кто пал жертвой маловерия и жадности)[9].

Нагорная проповедь: Заповеди блаженства, нравственное значение апостолов для мира. Недостаточность фарисейской праведности, учение об убийстве, прелюбодеянии, разводе, клятве и мести, любовь к ближним, милостыня,   молитва,   пост,   нестяжательность,   Промысл   Божий,   суд   и осуждение   ближних,   настойчивость   в   вере,   о   плодах   добродетелей   и исполнении слов Господних, отличие учения Спасителя от учения книжников и фарисеев.

В разработке


[1] https://pravoslavie.ru/103568.html

[2] http://azbyka.ru/shemy/dni-tvorenija.shtml

[3] https://pravoslavie.ru/103568.html

[4] https://pravoslavie.ru/103548.html

[5] https://pravoslavie.ru/6566.html

[6] https://pravlife.org/ru/content/sushchestvovalo-li-drevo-zhizni-dlya-chego-ego-sozdal-gospod

[7] https://religion.wikireading.ru/94010

[8] https://azbyka.ru/days/prazdnik-vozdvizhenie-chestnogo-i-zhivotvorjashchego-kresta-gospodnja

[9] https://azbyka.ru/otechnik/Veniamin_Pushkar/svjashennaja-biblejskaja-istorija-vethogo-zaveta/9