Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

Билет 24

Седьмая заповедь Закона Божия. Грехи, запрещаемые этой заповедью, и средства предосторожности против них. Добродетели, предписываемые заповедью. Побуждение к целомудренной жизни.

Седьмая заповедь Закона Божия 

«Не прелюбодействуй». Не прелюбы́ сотвори́.

Исход 20:14 и Второзаконие 5:18

Седьмой заповедью Господь Бог запрещает прелюбодеяние, то есть нарушение супружеской верности и всякую незаконную, нечистую блудную связь.

Мужу и жене Бог запрещает нарушать взаимную верность и любовь, ибо одна Ева была создана для одного Адама и один Адам для одной Евы:
«Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил… посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью»(Мф. 19, 5)

Неженатым же Бог повелевает соблюдать чистоту мыслей, тела и желаний:
«Бегайте блуда, — увещевает святой апостол Павел, — всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела. Не знаете ли, что тела ваша суть храм живущего в вас Святого Духа» (1 Кор. 6,18-19).

Всем же людям Господь заповедует быть целомудренными в делах и словах, мыслях, желаниях и поступках.

Для этого человек должен стремиться избегать всего, что может возбудить в сердце нечистые чувства: соблазнительных зрелищ, книг, фильмов, картин, сквернословия, бесстыдных песен и плясок, пьянства и тому подобного. Кто растлевает себя в этой жизни и уподобляется бессловесным животным в постоянном поиске объектов для своей похоти, над тем сбывается приговор Божий:
«блудников и прелюбодеев судит Бог» (Евр. 13, 4)
«Не обманывайтесь, — говорит апостол Павел, — ни блудники… ни прелюбодеи… ни осквернители Царства Божия не наследуют!» (1 Кор. 6, 9).

Этой заповедью запрещаются грехи против семьи, супружеская измена, все плотские отношения между мужчиной и женщиной вне законного брака, плотские извращения, а также нечистые желания и мысли.

Господь установил брачный союз и благословил плотское общение в нем, служащее деторождению. Муж и жена отныне уже не двое, а одна плоть (Быт 2, 24). Наличие брака — еще одно (пусть не самое главное) отличие нас от животных. У зверей брака нет. У людей же существует брак, взаимная ответственность, обязанности друг перед другом и перед детьми.

То, что благословляется в браке, вне брака является грехом, нарушением заповеди. Супружеский союз соединяет мужчину и женщину в одну плоть для взаимной любви, рождения и воспитания детей. Всякая попытка похитить радости брака без взаимного доверия и той ответственности, которые предполагает брачный союз, — тяжелый грех, который, по свидетельству Священного Писания, лишает человека Царства Божия (см.: 1 Кор 6, 9).

Грехом еще более тяжким является нарушение супружеской верности или разрушение чужого брака. Измена разрушает не только брак, но и оскверняет душу того, кто изменяет. На чужом горе счастья не построишь. Существует закон духовного равновесия: посеяв зло, грех, мы зло и пожнем, наш грех к нам же и вернется. Бесстыдные разговоры и нехранение своих чувств также являются нарушением седьмой заповеди[1].

   Этой заповедью Господь Бог велит мужу и жене хранить взаимную верность, неженатым же быть целомудренными — чистыми в делах, словах, мыслях и желаниях.

Чтобы не грешить против седьмой заповеди, надо избегать всего, что возбуждает нечистые чувства, как то: сквернословие, “пикантные” анекдоты, бесстыдные песни и пляски, смотрение соблазнительных фильмов и фотографий, чтение безнравственных журналов.

 Объясняя седьмую заповедь в Нагорной проповеди, Господь говорит: «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф.5:28). 
   Чтобы избегать нечистых желаний, надо греховные мысли пресекать при самом их возникновении, не давая им возможности овладеть нашими чувствами и волей. Господь, как сердцевед, знает, как трудно человеку бороться с плотскими соблазнами, поэтому Он учит нас быть решительными и беспощадными к себе, когда они приходят: «Если правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было брошено в геенну» (Мф. 5:29). Здесь — образная речь, которую можно перефразировать так: Если кто-либо так дорог тебе, как твой собственный глаз или рука, но соблазняет тебя, то, не медля, прекрати всякое общение с соблазнителем. Лучше тебе лишиться его дружбы и услуг, чем вечной жизни. 
   Относительно же обязанности супругов хранить взаимную верность Господь Иисус Христос сказал: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19:6).
   Тяжелым грехом против седьмой заповеди является гомосексуализм. Развратники всячески пытаются этот грех оправдать. Этот постыдный грех апостол Павел строго бичует в первой главе своего послания к Римлянам (ст. 21—32). Древние города Содом и Гоморра были истреблены Богом именно за этот грех (Бытие 19-я глава, смотри соборное послание ап. Иуды 1:7). Относительно плотской распущенности Писание предупреждает: «Блудники грешат против собственного тела». «Блудников и прелюбодеев судит Бог» (1Кор.6:18Евр.13:4).

Невоздержанная жизнь расслабляет здоровье, расслабляет душевные способности человека, в особенности — его воображение и память. Надо хранить свою нравственную чистоту, потому что наши тела — «члены Христовы и храмы Духа Святого». 

Грехи, запрещаемые этой заповедью, и средства предосторожности против них.

Блуд — это интимные отношения холостых мужчин и женщин, не состоящих в законном браке. За такие беззаконные отношения церковь отлучает от Святого Причастия на 7 лет, и это при несении строгой эпитимии и воздержании от подобного греха. То, что в настоящее время у нас почитается за норму и даже за «доблесть», по слову Господню является величайшим грехом. «Или не знаете, — говорит апостол Павел, что… блудники… Царства Божия не наследуют… Бегайте блуда; всякий грех, какой делает всякий человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела» (1 Кор. 6, 9,18).

Прелюбодеяние — это блудные отношения мужчины и женщины, состоящих в браке и изменяющих своему законному мужу или жене. Если блуд неженатого человека есть грех в глазах Господа, то насколько же греховнее незаконная связь женатых людей. Прелюбодеяние разрушает семью, приносит несчастье детям, вызывает гнев Божий на прелюбодейцу. По церковным канонам за грех прелюбодеяния грешник на 15 лет отлучается от Святого Причастия, при несении соответствующего покаяния и полном оставлении данного греха.

Разврат — это частый грех блудом или прелюбодеянием с разными лицами. Разврат бывает тайный, как отмечено у Сираха: «Человек, который согрешает против своего ложа, говорит в душе своей: «Кто видит меня? Вокруг меня тьма, и стены закрывают меня, и никто не видит меня: чего мне бояться?». (Сир. 23, 24, 25). Речь идет о том, что мужчина (или женщина) тайно приводит или приглашает себе в дом для удовлетворения похоти то одну, то другую непотребную женщину (мужчину) или же вне своего дома пользуется каждой возможностью обольстить и склонить ко греху лицо другого пола. Разврат бывает также публичный в так называемых публичных домах и подобного рода заведениях, как пишет пророк Иезекииль: «Ты построила себе блудилища… и раскидывала ноги твои для всякого мимоходящего» (Иез. 16, 24-25). Разврат, наконец, бывает по «страсти развитый», как мы видим на примере двух старцев, которые были «уязвлены похотью» к Сусанне (Дан. 13,10). Если страсть к разврату не будет подавлена в самом зародыше, то она быстро разрастется и будет крайне трудна для искоренения. Известно, что девица, вкусившая разврата, редко становится целомудренной и верной женой, мужчина, привыкший к блудодейству, и до самой своей старости будет испытывать приступы грязной похоти, часто использовать возбуждающие средства при болезни и немощном теле. Так как страсть разврата состоит в падении с различными лицами, то подобным разнообразием она раздражается и поддерживается. Но, как бы плотской разврат ни проявлялся, он всегда отвратителен сам по себе, губителен для души и тела и в высшей степени мерзок пред Богом. В нем уже абсолютно нет ничего благородного, возвышенного, нет личной и особенной любви к другому лицу, нет ни малейшей верности, нет часто даже и вкуса к красоте, а также разбора в равенстве лет. Развратник подобен беснующемуся похотливому скоту, для которого нет ничего святого, для которого главное, — чтобы была удовлетворена его мерзкая похоть. Порок этот пагубно отражается на здоровье и умственных способностях грешника, на его телесных силах и душевном настроении. У развратника притупляется память, теряется способность и тяга к умственному труду, появляется страшное малодушие. Ни геройства, ни самоотвержения не ожидайте от такого человека, он весь делается плоть и кровь, — каким-то жидким, вялым, способным только на чувственную похоть. Разврат — это один из семи смертных грехов пред Богом. Тело христианина имеет тесную связь с телом Господа Иисуса Христа, так как христианин является членом Церкви Христовой, «клеточкой» мистического тела Христа, и кроме того, в таинстве причащения принимает в себя плоть и кровь Господа нашего Иисуса Христа. И вот развратный человек члены тела Христа делает членами тела блудницы (1 Кор. 6,15). Здесь происходит полное отпадение от Бога и сближение с дьяволом. Дьявол как дух, хоть и не может творить плотского блуда, но крайне любит блуд, который отторгает человека от Бога. Святые подвижники указывали, что «ничто столько не радует бесов в человеке, как блуд развитый до разврата» (Святой Иоанн Лествичник). Тело развратника, любящее воспламеняться блудной страстью, будет гореть в огне геенском, испытывать крайнюю и вечную тесноту во всем.

Мужеложество (гомосексуализм, педерастия). «Мужчины, оставивши естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам» (Рим. 1, 27). Это и называется грехом содомским, за который Бог и наказал города Содом и Гоморру, истребив их огнем. Следовательно, этот смертный грех является преступлением, вопиющим на небо об отмщении. Вместо женского пола человек прельщается мужскою красотою (например, в мальчиках) и делает над мужчиной то, что чуждо даже самому похотливому скоту. Гнусность неописуемая! Праведный Лот до того боялся и гнушался этого греха (хоть постоянно и наблюдал его в содомлянах), что когда жители этого развратного города стали требовать выдачи его гостей с целью их осквернения, то Лот предлагал развратникам, вместо последних, собственных дочерей для естественного совокупления (Быт 19, 4-9). По словам апостола Павла, дойти до этого противоестественного греха значит быть оставленным Богом: «потому предал их Бог постыдным страстям». По правилам церковным мужеложник подлежит 15-летнему запрещению (пр.Василия Великого 62), и это в случае искреннего покаяния и полного оставления мерзкого греха.

Лесбиянство. «Женщины их заменили естественное употребление противоестественным» (Рим. 1,26), то есть женщина на женщине делает срам при помощи различных предметов или только своих рук и других природных органов. Это такой же смертный грех, как и мужеложество, грех «вопиющий к небу». За этот грех церковь отлучает развратницу на 15 лет от Святого Причастия. Люди призваны к целомудрию и чистоте, а разврат и похоть — удел слуг дьявола. Кроме того, люди, служащие подобной страсти, как правило, становятся бесноватыми. Дух блуда обитает в их теле, заставляя творить непотребства с большим неистовством и ненасытностью.

Транссексуалы, трансвеститы (люди, искусственно поменявшие свой пол на противоположный). Люди, стремящиеся удовлетворить свое сладострастие и похоть, часто не могут остановиться и все глубже и глубже впадают в грех. Постепенно они становятся одержимыми, а иногда и просто бесноватыми. Святые отцы говорят о наличии особого рода блудных бесов: инкубов и ссукубов, которые входят в человека и употребляют его тело для своего услаждения в неистовом разврате и всевозможных извращениях. При этом происходит попрание человека как образа Божия. Он оставляет свои естественные, природные сексуальные влечения и устремляется на одноименный пол. Человек перестает быть образом Божиим и становится дьявольской образиной, творя грех с неистовой ненасытностью.

Людям подобной сексуальной ориентации оправданий нет. Бес с греховными помыслами и чувствами приступает ко всякому человеку (с той или иной степенью силы воздействия), но одни борются с этими чувствами и даже сохраняют девственность и целомудрие (например, монашествующие), другие с головой бросаются в греховный омут. Все околонаучные оправдания греха наличием в большом количестве гормонов другого пола, изменением психики, ошибками воспитания — несостоятельны. Бог дал человеку определенный пол, и менять его по своей воли никто не вправе. Люди, самовольно сменившие свое природное естество, обречены на гибель, и только принятие монашества и пожизненное покаяние могут привести их к прощению и спасению.

Беззаконное сожительство — это сожительство мужчины и женщины по семейному образцу, но без гражданского брака и венчания. В настоящее время это греховное беззаконие получило довольно широкое распространение. Молодые люди живут в блуде и еще похваляются этим, вот, мол, какие мы «современные». Оправдывают этот грех мотивом свободы, независимости, которые якобы сохраняются в таком состоянии. Спрашивается, свободы чего? — Естественно блуда, когда можно спокойно бросить партнера и завести нового, более устраивающего на текущий момент. Подобное сожительство разрушает морально и нравственно человека, будучи грехом блуда, отсекает его от Бога и церкви. Также, оно лишает грешащих людей постоянной семьи, детей, заставляет терять в беззаконном сожительстве так быстро проходящие молодые годы. Если человек любит другого, пусть женится и венчается, а жизнь «вольной птички», без обязательств, глубоко противна христианскому духу и должна наказываться, как и любой другой блуд, соответствующим церковным отлучением[2].

Господь, как и все иудеи, посещал Иерусалим и храм в дни великих праздников: Пасхи, Пятидесятницы и Кущей. Последнее участие Христа в празднике Кущей, за несколько месяцев до торжественного Входа в Иерусалим, связано с провокацией, устроенной книжниками и фарисеями, искавшими повод, чтобы схватить Его и убить.

Однажды Христос сидел во дворе храма и учил народ. Внезапно речь Его прервали книжники и фарисеи. Они привели к Нему женщину, застигнутую при совершении прелюбодеяния. Поставив грешницу перед Христом среди расступившегося народа, они сказали: «Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь

Эта ситуация была подстроена книжниками и фарисеями для того, чтобы искусить Христа и обвинить Его перед народом и властями. Они знали, что Христос всегда был милостив и добр к людям. Если бы Христос во всеуслышание отменил этот закон, Его признали бы врагом Моисея, а если бы Он признал закон действительным, то потерял бы в глазах народа ореол Доброго Пастыря. Его можно было бы обвинить и перед римскими властями в нарушении гражданских законов, так как римские законы не допускали смертной казни за прелюбодеяние.

Задав коварный вопрос, книжники и фарисеи ожидали, что скажет Христос. Но Он, наклонившись низко, что-то писал пальцем на земле, не обращая на них внимания. Его молчание раздражало обвинителей, и они всё настоятельнее требовали ответа. Тогда Господь приподнял голову, посмотрел на обвинителей и сказал: «Кто из вас без греха, первый брось в нее камень». И, наклонившись к земле, продолжал писать.

Этим ответом Господь фактически признал правоту постановления Закона Моисеева, но, с другой стороны, показал, что нет человека, который был бы вправе привести его в исполнение. Об этом Господь говорил уже в начале Своего служения, в Нагорной проповеди Он запретил осуждение: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф.5.1-5).

Приведшие ко Христу жену-грешницу вовсе не хотели, чтобы Он постановил о ее поступке какой-нибудь приговор. Иначе они должны были бы привести вместе с нею и мужчину,который согрешил с этой женщиной, так как закон требовал казни не только прелюбодейки, но и прелюбодея (Лев. 20:10). Хотя в законе не сказано, что за прелюбодеяние, т.е. за грех с замужнею или замужней нужно побивать камнями, как здесь утверждают иудеи, тем не менее такая казнь, начавшаяся у иудеев в былые времена, была вполне согласна с духом Моисеева закона, по которому даже девицу, согрешившую и потом вышедшую замуж не за того, с кем она совершила грех, нужно было казнить именно через побивание камнями.

Книжники и фарисеи, обличаемые совестью, один за другим разошлись. Когда все удалились, Господь посмотрел на несчастную грешницу и спросил ее: «Женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?» Его вопрос вывел грешницу из томительного состояния ожидания смерти, и она ответила: «Никто, Господи». Тогда Спаситель сказал ей: «И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (см. Ин.8.2-11).

Священные одежды иерея и диакона. Священные одежды епископа и их символика.

По примеру ветхозаветной церкви, где были первосвященники, священники и левиты, святые Апостолы установили и в новозаветной христианской Церкви три степени священства: епископов, пресвитеров (т. е. священников)  и диаконов.

   Все они называются священнослужителями, потому что через таинство священства они получают благодать Святого Духа для священного служения Церкви Христовой; совершать богослужения, учить людей христианской вере и доброй жизни (благочестию)  и управлять церковными делами.

   Епископы составляют высший чин в Церкви. Они получают высшую степень благодати. Епископы называются еще архиереями, т.е. начальниками иереев (священников). Епископы могут совершать все Таинства и все церковные службы. Это значит, что епископами принадлежит право не только совершать обычное Богослужение, но и посвящать (рукополагать) в священнослужители, а равно освящать миро и антиминсы, что не дано священникам.

   По степени священства все епископы между собою равны, но старейшие и наиболее заслуженные из епископов называются архиепископами, столичные же епископы называются митрополитами, так как столица называется по-гречески митрополией. Епископы древних столиц, как то: Иерусалима, Константинополя (Царьграда), Рима, Александрии, Антиохии, а с XVI века и русской столицы Москвы,  называются патриархами.

   В периоде с 1721 года по 1917 год, Русская Православная Церковь управлялась Святейшим Синодом. В   1917 году собравшимся в Москве Священным Собором был избран снова для управления Русской Православной Церковью «Святейший патриарх Московский и вся России».

   В помощь епископу иногда дается другой епископ, кото­рый, в таком случае, называется викарием, т. е. наместником.

   Священники, а по-гречески иереи или пресвитеры, составляют второй священный чин после епископа. Священники могут совершать, с благословения епископа, все таинства и церковные службы, кроме тех, которые положено совершать только епископу,  т. е. кроме  таинства священства и освящения мира и антиминсов.

   Христианская община, подчиненная ведению священника, называется его приходом.

   Более достойным и заслуженным священникам даётся звание протоиерея, т. е. главного иерея, или первенствующего священника, а главному между ними — звание протопресвитера.

   Если священник является в то же время монахом, то он называется иеромонахом, т.е. священномонахом, иеромонахом, по назначению их настоятелями монастырей, а иногда и независимо от этого, как почетное отличие, дается звание игумена или более высокое звание архимандрита. Особенно достойные из архимандритов избираются в епископы.

   Диаконы составляют третий, низший, священный чин. «Диакон» слово греческое и означает: служитель.

   Диаконы служат епископу или священнику при Богослужении и совершении таинств, но сами совершать их не могут.

   Участие Диакона в Богослужении не обязательно, а потому во  многих церквах служба   происходит без Диакона. Некоторые диаконы удостаиваются званая протодиакона,  т. е. перводиакона.

   Монах, получивший сан Диакона, называется иеродиаконом, а старший иеродиакон — архидиаконом.

   Кроме трех священных чинов, в Церкви существуют ещё низшие служебные должности: иподиаконы,псаломщики (дьячки) и пономари. Они, принадлежат к числу церковнослужителей, поставляются на свою должность не через таинство Священства,   а только  по  архиерейскому  на  то  благословению.

   Псаломщики имеют своей обязанностью читать и петь, как при Богослужении в храме на клиросе, так и при совершении священником  духовных треб в домах  прихожан.

   Пономари имеют своею  обязанностью созывать верующих к Богослужению колокольным звоном, возжигать свечи в храме, подавать кадило, помогать псаломщикам в чтении и так далее.

   Иподиаконы участвуют только при архиерейском служении. Они облачают архиерея в священные одежды, держат светильники (трикирий и дикирий) и подают их архиерею для благословения ими молящихся.

Священнослужители, для совершения  Богослужения, должны облачаться в особые священные одежды. Священные одежды изготовляются из парчи или другой какой-либо пригодной для этого   материи  и  украшаются   крестами.

   Одежды Диакона составляют: стихарь, орарь и поручи.

 Стихарь есть длинная одежда без разреза спереди и сзади, с отверстием для головы и с широкими рукавами. Стихарь полагается и для иподиаконов. Право ношения стихаря может быть дано и псаломщикам и прислуживающим в храме Мирянам. Стихарь знамнует чистоту души, которую должны иметь лица священнаго сана.

   Орарь есть длинная широкая лента из той же материи, как и стихарь. Она носится Диаконом на левом плече, сверх стихаря. Орарь знаменует благодать Божию, которую Диакон получил в таинстве Священства.

   Поручами именуются узкие нарукавники, стягивающиеся шнурками. Поручи напоминают священнослужителям, что они,  совершая   таинства   или   участвуя   в   совершении   таинств   веры Христовой, выполняют это не собственными силами, а силою и благодатию  Божией. Поручи напоминают также узы (веревки) на руках Спасителя во время Его  страданий.

  Облачение священника составляют: подризник, епитрахиль, пояс, поручи и фелонь (или риза).

   Подризник есть стихарь в несколько изменённом виде. Отличается он от стихаря тем, что делается из тонкой  белой  материи, и рукава у него узкие со шнурками на концах, которыми они затягиваются на руках. Белый цвет подризника напоминает священнику, что он должен всегда иметь чистую душу и проводить безпорочную жизнь. Кроме того, подризник напоминает собою еще и тот хитон (нижнюю одежду), в которой ходил на земле  Сам Господь наш Иисус Христос и в котором Он совершил дело нашего спасения.

   Епитрахиль есть тот же орарь, но только сложенный вдвое так, что, огибая шею, он спускается спереди вниз двумя концами, которые для удобства сшиты или чем-нибудь соединены между собою. Епитрахиль знамнует особенную, двойную сравнительно с Диаконом, благодать, подаваемую священнику для совершения таинств. Без епитрахили священник не может совершать ни одной службы, как и Диакон — без ораря.

   Пояс надевается поверх епитрахили и подризника и знаменует готовность служить Господу. Пояс знаменует также Божественную силу, которая укрепляет священнослужителей в прохождении их служения. Пояс напоминает и то полотно, которым препоясался Спаситель при омовении ног ученикам Своим на Тайной Вечери.

   Риза, или фелонь, надевается священником сверх других одежд. Одежда эта длинная, широкая, без рукавов, с отверстием для головы сверху и с большой вырезкой спереди для свободного действия рук. Своим видом риза напоминает ту багряницу, в которую был облечен страждущий Спаситель. Ленты, нашитые на ризе, напоминают потоки крови, которые текли по Его одеждам. Вместе с тем, риза напоминает священникам и об одежде правды, в которую они должны быть облечены, как служители Христовы.

   Поверх ризы, на груди у священника находится наперсный крест.

   За усердную, продолжительную службу священникам даются в награду набедренник, то есть четыреугольный плат, привешиваемый на ленте через плечо в два угла на правом бедре, означающий меч духовный, а равно и головные украшения — скуфья и камилавка.

  Епископ (архиерей) облачается во все одежды священника: подризник, епитрахиль, пояс, поручи, только риза у него заменяется саккосом, а набедренник палицей. Кроме того, епископ надевает омофор и митру.

   Саккос — верхняя одежда епископа, похожая на укороченный снизу и в рукавах диаконский стихарь, так что из под саккоса у епископа видны и подризник и епитрахиль.    Саккос, как и риза у священника, знаменует собою багряницу Спаситля.

 Палица, это — четыреугольный плат, привешиваемый за один угол, сверх саккоса на правом бедре. В награду за отлично-усердную службу право носить палицу иногда получают от правящего архиерея и заслуженные протоиереи, носящие ее также с правой стороны, а набедренник в таком случае помещается на левой. У архимандритов же как и у архиереев палица  служит   необходимой   принадлежностью их   облачения. Палица, как и набедренник, означает духовный меч, т. е. слово Божие, которым должны быть вооружены духовные лица для борьбы с неверием и нечестием.

 На плечах, сверх саккоса епископы носят омофор. Омофор есть длинный широкий лентообразный плат, украшенный крестами. Он возлагается на плечи епископа так, что, охватывая кругом шею, одним концом спускается спереди, а другим сзади. Омофор — слово греческое и означает наплечник. Омофор исключительно принадлежит епископам. Без омо­фора епископ, как священник безе епитрахили, не может со­вершать никакой службы. Омофор напоминает епископу, что он должен заботиться о спасении заблуждающихся, подобно евангельскому доброму пастырю, который, отыскав пропавшую овцу, несёт ее домой на своих плечах.

   На груди, поверх саккоса, кроме креста, у епископа имеет­ся еще и панагия, что значит «Всесвятая». Это — небольшой кру­глый образ Спасителя или  Божией Матери, украшенный   цветными  камнями.

    На голову епископу возлагается митра, украшенная небольшими образками и цветными камнями. Митра знаменует собою терновый венец, который был возложен на голову страждущего Спасителя. Митру имеют также и архимандриты. В исключительных случаях правящий архиерей дает право наиболее, заслуженным протоиереям при Богослужениях надевать митру вместо камилавки.

При Богослужении епископы употребляют жезл или посох, как знак высшей пастырской власти. Посох дается также архимандритам и игуменам, как начальникам монастырей.

    Во время Богослужения под ноги епископу подкладываются орлецы. Это — небольшие круглые коврики с изображением орла, летящего над городом. Орлецы означают, что епископ должен, подобно орлу, возноситься от земного к небесному.

Домашнюю одежду епископа, священника и диакона составляют подрясник (полукафтанье) и ряса. Поверх рясы, на груди  епископ носит крест и панагию, а священник — крест[3].

Воцарение Саула. Кис и его сыновья. Пропажа ослиц.   Помазание   Саула   на   царство. Избрание царя народом по жребию в Массифе. Победа Саула над аммонитянами. Царствование Саула и его первое непослушание. Второе непослушание Саула: войны Саула и их значение. Приговор Саулу.

Помазание Саула на царство

1Цар. 9–10

На земле Вениаминовой, в городе Гиве, жил знатный человек по имени Кис. Среди детей, которых он имел, особенно выделялся Саул, юноша исключительной красоты и огромного роста – на голову выше всех израильтян. Семья Киса занималась земледелием и скотоводством. Среди народа они были известны как хорошие израильтяне, не примирившиеся с чужеземным игом и сохранившие верность Богу Иегове.

Однажды у Киса пропали ослицы. Он повелел Саулу взять слугу и отправиться на поиски. Саул со слугой три дня искали ослиц, побывали во многих местах, но нигде не могли обнаружить пропавших животных. Дойдя до города Рамы, Саул предложил слуге вернуться домой, так как домашние могут посчитать их пропавшими и будут беспокоиться о них. Но слуга посоветовал Саулу, прежде чем возвращаться домой, зайти в Раму к пророку Самуилу и спросить его об ослицах. Саул согласился с разумным советом, и они направились в город. Самуила они встретили в центре города.

За день до прихода Саула в Раму Господь сказал Самуилу: «Завтра в это время Я пришлю к тебе человека из земли Вениаминовой, и ты помажь его в правителя народу Моему – Израилю, и он спасет народ Мой от руки Филистимлян». Когда Самуил увидел приближающегося к нему Саула, Господь сказал ему: «Вот человек, о котором Я говорил тебе; он будет управлять народом Моим» (1Цар. 9.16–17). Увидев рослого и красивого Саула, Самуил понял, что перед ним человек, достойный царского престола. Он пригласил его к праздничному обеду и просил его не беспокоиться, так как пропавшие ослицы уже нашлись. Во время обеда Самуил посадил дорогого гостя на самое почетное место и угощал его самыми лучшими кушаньями. Потом он отправился с Саулом на крышу своего дома, и там они беседовали допоздна. А рано утром Самуил разбудил Саула и провел его за город. Слуга пошел дальше по дороге в Гиву, а Самуил, оставшись с Саулом наедине, взял сосуд с елеем, вылил на голову Саула и сказал: «Вот, Господь помазывает тебя в правителя наследия Своего [в Израиле, и ты будешь царствовать над народом Господним…]» (1Цар. 10:1). Юноша был потрясен и не мог поверить, что такова воля Божия. Он поверил лишь тогда, когда на обратном пути домой с ним в точности произошло все, что предсказывал Самуил: близ гроба Рахили он встретил двух человек, рассказавших, что ослицы нашлись и отец с нетерпением ждет его возвращения. Затем у дубравы Фаворской ему повстречались три паломника, направлявшиеся в Раму для жертвоприношения, и дали ему два хлеба; самой главной, однако, была третья встреча. Саул увидел сонм пророков, спускавшихся с горы. Под звуки арф, свирелей и гуслей они пели и пророчествовали. Саул почувствовал, как на него сошел Дух Господень, и он начал пророчествовать вместе с другими пророками. Многие люди, знавшие Саула, недоумевали и спрашивали друг друга: «Что это сталось с сыном Кисовым? неужели и Саул во пророках?» (1Цар. 10:11).

Обряд помазания Саула был совершен в глубокой тайне. Даже своим близким Саул не рассказал о том, что с ним произошло в Раме. Однако нужно было, чтобы израильтяне одобрили избрание Саула царем. Для этой цели Самуил созвал народ в Массифу. Царя избрали по жребию, и жребий пал на Саула, который уже давно был помазан Самуилом на царство. Избрание царем так смутило Саула, что он скрылся в обозе, среди телег и вьючных животных. Его разыскали и привели к Самуилу. Восхищаясь мужественным видом избранного царя, Самуил сказал народу: «Видите ли, кого избрал Господь? подобного ему нет во всем народе. Тогда народ воскликнул и сказал: да живет царь!» (1Цар. 10:24).

После этого Самуил изложил и записал в книгу права и обязанности царя и распустил всех по домам. Саул во главе преданных ему людей отправился к себе домой, в Гиву. Но не все израильтяне были довольны избранием Саула. Некоторые даже с презрением говорили: «Ему ли спасать нас?» (1Цар. 10:27). Но Саул, человек умный и сдержанный, делал вид, что не замечает этого, и ждал только случая доказать всем израильтянам, что они в нем не ошиблись. Вскоре ему такой случай представился.

Саул побеждает аммонитян

1Цар. 11–12

Сразу же после избрания на царство Саул не мог править открыто и пользоваться всей полнотой власти, ибо в Гиве, как и во многих других израильских городах, стояли филистимские охранные отряды. У Саула не было ни дворца, ни слуг – он по-прежнему занимался земледелием. В это время аммонитяне опять начали свои агрессивные действия против израильтян.

К востоку от реки Иордан, в горах Галаада, был расположен израильский город Иавис. Наас, царь аммонитян, подтянул громадные силы к городу и готовился к решающему штурму. Жители Иависа вступили с Наасом в переговоры, но тот ответил, что согласен заключить с ними мирный договор только при том условии, если аммонитяне выколют каждому жителю города правый глаз. Старейшины Иависа попросили семь дней перемирия, чтобы обдумать это условие. Воспользовавшись кратковременным перемирием, они направили послов к Саулу просить о помощи. Саул, выслушав послов, пришел в ярость, рассек на части двух волов, на которых пахал землю, и разослал их по племенам израильским, объявив, «что так будет поступлено с волами того, кто не пойдет вслед Саула и Самуила» (1Цар. 11:7). На призыв царя в назначенное место собралось большое ополчение. Рано утром израильтяне внезапно напали на лагерь аммонитян и учинили им кровавую расправу. Только немногие аммонитяне спаслись бегством.

Победа Саула сделала его национальным героем. Теперь уже и те израильтяне, которые не желали видеть Саула на царском престоле, признали его достойным носить высокое звание царя. После победы Самуил снова созвал собрание в Галгале, где уже весь народ подтвердил избрание Саула царем. Здесь Самуил в торжественной обстановке сложил с себя звание судьи, передав все свои права новоизбранному царю. При этом он заповедал как царю, так и всему народу не уклоняться от истинной религии и ревностно хранить веру отцов. Передав Саулу светскую власть, Самуил по-прежнему духовным руководителем всего Израиля.

Первое непослушание Саула

1Цар. 13–14

Победив аммонитян, Саул стал готовиться к войне с самым грозным врагом Израиля – филистимлянами. Прежде всего он задался целью образовать постоянное и сильное войско. Из самых храбрых людей он образовал трехтысячную гвардию. Тысячу воинов он передал под командование своего мужественного храброго сына Ионафана, а при себе оставил две тысячи. Отважный Ионафан со своими воинами ночью разгромил филистимлянский охранный отряд в Гиве и освободил свой родной город от неприятеля. Радостная весть об этом событии с быстротой молнии распространилась по всему Израилю и стала стимулом к всенародному восстанию против врагов.

Воспользовавшись всеобщим воодушевлением, Саул призвал израильтян в Галгал и там организовал из них повстанческую армию. Филистимляне, понимая всю серьезность положения, сосредоточили свои войска в Михмасе. Это была блестяще вооруженная армия, состоявшая не только из отрядов пехоты, но и из множества боевых колесниц. Армия же Саула была вооружена очень плохо, только у Саула и Ионафана были железные мечи и копья. Неудивительно поэтому, что появление многочисленной филистимлянской армии вызвало панику среди израильтян. Люди покидали свои жилища и прятались в горах, а некоторые переправлялись через Иордан, ища себе убежища в стране Гадовой и Галаадской. Саул находился в то время в Галгале, ожидая Самуила, который должен прийти в назначенный срок и перед сражением принести жертву Богу. Наступил назначенный день, а Самуил все не приходил. Армия, заразившись общей паникой, таяла с каждым днем, и в конце концов с царем осталось только шестьсот самых преданных воинов. Положение было отчаянным. Каждую минуту могло произойти столкновение с неприятелем, а вступать в бой без общей молитвы и жертвоприношения Саул не хотел. Тогда царь сам решил принести жертву Богу, хотя и не имел на это никакого права. Но лишь только был совершен им обряд жертвоприношения, как пришел Самуил. Саул почтительно вышел ему навстречу, но услышал от пророка грозный приговор, что за нарушение воли Божией Господь лишит его звания царя и вместо него найдет «Себе мужа по сердцу Своему» (1Цар. 13:14). Самуил покинул лагерь израильтян, а Саул начал готовиться к сражению. С небольшим количеством воинов Саулу удалось обратить в бегство большой филистимлянский отряд. В этой битве особенно отличился сын Саула Ионафан. Но эта крупная победа не решила исхода войны с филистимлянами. Филистимляне по-прежнему господствовали над Израилем.

Второе непослушание Саула

1Цар. 15

Саул понимал, что рано или поздно все же произойдет решающее столкновение с филистимлянами, и тщательно готовился к нему. С этой целью он укрепил столицу своего царства город Гиву. Но всю свою энергию Саул направил на формирование регулярной армии, зачисляя в нее самых храбрых и мужественных. Командующим армией Саул назначил своего двоюродного брата Авенира. С целью укрепления своего царства он успешно вел войны на востоке с аммонитянами, моавитянами, эдомитянами. Но особенно на юго-востоке беспокоили Израиль амаликитяне. Эти кочевые разбойничьи племена, жившие на Синайском полуострове, с давних времен были постоянными врагами Израиля. И вот наконец, приблизился час расплаты и для амаликитян. Самуил по повелению Божию пришел в Гиву к Саулу и сказал ему: «Теперь иди и порази Амалика… и истреби все, что у него; [не бери себе ничего у них, но уничтожь и предай заклятию все, что у него]…» (1Цар. 15:3). Саул быстро собрал армию и пошел на амаликитян. Поход был успешным. Амаликитяне были жестоко наказаны. Воины Саула умерщвляли всех, не щадя даже женщин и детей. Однако Саул и на этот раз проявил своеволие и не до конца выполнил повеление Господа. Ему стало жаль уничтожать богатейшие военные трофеи – овец, волов и другое ценное имущество амаликитян. К тому же он сохранил жизнь царю амаликитян Агагу, взяв его в плен. Узнав о таком самовольном поступке царя, Самуил внезапно явился в лагерь Саула, когда тот праздновал свою победу, и объявил ему волю Божию: «За то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем [над Израилем]» (1Цар. 15:23). Саул не мог не считаться с огромным авторитетом пророка и покорно стал просить у него прощения. Боясь, что известие об их конфликте вызовет брожение в народе, Саул упрашивал Самуила остаться в лагере для жертвоприношения. Но разгневанный пророк повернулся, чтобы уйти. Видя это, Саул хотел силой задержать Самуила и нечаянно оторвал ему край одежды. Тогда Самуил сказал: «Ныне отторг Господь царство Израильское от тебя и отдал его ближнему твоему, лучшему тебя…» (1Цар. 15:28). Самуил все-таки остался на время в лагере, но только для того, чтобы до конца осуществить суд Божий над амаликитянами. Он повелел привести царя Агага к жертвеннику и собственноручно разрубил его на глазах у народа. Вскоре после этого Самуил ушел к себе в Раму и больше до самой смерти не встречался с Саулом.

Хотя первый израильский царь и был избран Богом, он не во всем был послушен воле Божией, за что Господь и лишил его особой благодати[4].

Приговор Саулу.

На фоне постоянных преследований скрывавшегося Давида и смерти пророка Самуила царь продолжал вести войны с филистимлянами. Когда вражеские силы собрались в Изреельской долине, он выступил против них и разбил стан у подножия горы Гелвуй (Гильбоа), по-видимому, возле Эйн-Харода (1Цар. 28:4-29:1).

Как гласит Писание, испуганный Саул попытался вопросить Бога об исходе битвы, «но Господь не отвечал ему ни во сне, ни чрез урим, ни чрез пророков» (1Цар. 28:6). По этой причине накануне битвы он отправился к Аэндорской волшебнице, чтобы узнать свою судьбу, поскольку чувствует себя оставленным Господом. Он нашёл эту предсказательницу с большим трудом, поскольку до этого сам приказал изгнать всех колдунов из своего царства (1Цар. 28:3), но как отмечают, он преследовал волшебство «не с полным убеждением в его суетности; и, быть может, не столько из религиозных побуждений, сколько из опасений его чар против себя»[12]. Волшебница вызвала ему дух Самуила, и тот предрёк ему гибель. Обращение к волшебнице поздние книги Библии называют причиной смерти Саула — «умер Саул за своё беззаконие, которое он сделал пред Господом, за то, что не соблюл слова Господня и обратился к волшебнице с вопросом» (1Пар. 10:13).

В состоявшейся после посещения колдуньи Гелвуйской битве пали три сына Саула — ИонафанАминадав и Мелхисуа. Окружённый вражескими лучниками и израненный их стрелами, Саул бросился на свой меч (1Цар. 31:4); или же ему помог совершить самоубийство оказавшийся рядом воин[5].

Женщина, взятая в прелюбодеянии, перед судом Спасителя. Покушение фарисеев побить камнями Иисуса Христа. Исцеление слепорожденного. Притча о добром пастыре. Иисус  Христос  в  Иерусалиме  на  празднике  Обновления, свидетельство Иисуса Христа о Своем единосущии с Богом Отцом. Общественное служение Господа Иисуса Христа в Заиорданье. Притчи о пропавшей овце, о потерянной драхме, о блудном сыне, о милосердном самарянине, о мытаре и фарисее, о неправедном судье.

Женщина, взятая в прелюбодеянии, перед судом Спасителя

Господь, как и все иудеи, посещал Иерусалим и храм в дни великих праздников: Пасхи, Пятидесятницы и Кущей. Последнее участие Христа в празднике Кущей, за несколько месяцев до торжественного Входа в Иерусалим, связано с провокацией, устроенной книжниками и фарисеями, искавшими повод, чтобы схватить Его и убить.

Однажды Христос сидел во дворе храма и учил народ. Внезапно речь Его прервали книжники и фарисеи. Они привели к Нему женщину, застигнутую при совершении прелюбодеяния. Поставив грешницу перед Христом среди расступившегося народа, они сказали: «Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь

Эта ситуация была подстроена книжниками и фарисеями для того, чтобы искусить Христа и обвинить Его перед народом и властями. Они знали, что Христос всегда был милостив и добр к людям. Если бы Христос во всеуслышание отменил этот закон, Его признали бы врагом Моисея, а если бы Он признал закон действительным, то потерял бы в глазах народа ореол Доброго Пастыря. Его можно было бы обвинить и перед римскими властями в нарушении гражданских законов, так как римские законы не допускали смертной казни за прелюбодеяние.

Задав коварный вопрос, книжники и фарисеи ожидали, что скажет Христос. Но Он, наклонившись низко, что-то писал пальцем на земле, не обращая на них внимания. Его молчание раздражало обвинителей, и они всё настоятельнее требовали ответа. Тогда Господь приподнял голову, посмотрел на обвинителей и сказал: «Кто из вас без греха, первый брось в нее камень». И, наклонившись к земле, продолжал писать.

Этим ответом Господь фактически признал правоту постановления Закона Моисеева, но, с другой стороны, показал, что нет человека, который был бы вправе привести его в исполнение. Об этом Господь говорил уже в начале Своего служения, в Нагорной проповеди Он запретил осуждение: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф.5.1-5).

Приведшие ко Христу жену-грешницу вовсе не хотели, чтобы Он постановил о ее поступке какой-нибудь приговор. Иначе они должны были бы привести вместе с нею и мужчину,который согрешил с этой женщиной, так как закон требовал казни не только прелюбодейки, но и прелюбодея (Лев. 20:10). Хотя в законе не сказано, что за прелюбодеяние, т.е. за грех с замужнею или замужней нужно побивать камнями, как здесь утверждают иудеи, тем не менее такая казнь, начавшаяся у иудеев в былые времена, была вполне согласна с духом Моисеева закона, по которому даже девицу, согрешившую и потом вышедшую замуж не за того, с кем она совершила грех, нужно было казнить именно через побивание камнями.

Книжники и фарисеи, обличаемые совестью, один за другим разошлись. Когда все удалились, Господь посмотрел на несчастную грешницу и спросил ее: «Женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?» Его вопрос вывел грешницу из томительного состояния ожидания смерти, и она ответила: «Никто, Господи». Тогда Спаситель сказал ей: «И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (см. Ин.8.2-11).

Покушение фарисеев побить камнями Иисуса Христа. Ин. 8: 12-59

После суда над женщиной, взятой в прелюбодеянии, Господь остался в храме и продолжал Свою проповедь. Поводом к этой проповеди было, вероятно, воспоминание на празднике Кущей древнего события, как чудесный огненный столп освещал в пустыне путь евреям и привел их в землю обетованную. То был свет, руководивший одним только еврейским народом и указывавший ему путь к лучшей, чем в Египте, земной жизни. Христос же пришел указать не одним евреям, а всему миру путь к блаженству вечной жизни в Царстве Небесном. Поэтому, обращаясь теперь к народу, находившемуся под впечатлением воспоминаний о свете, приведшем его в землю обетованную, Христос сказал: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни».

Как евреи, освещаемые на пути из Египта огненным столпом, даже и ночью не были во тьме, так и последователи Христа не только не будут блуждать во тьме неведения правды Божией, но сами станут светом, ведущим в жизнь вечную.

Пораженные необычными словами, иудеи спросили Христа: «Кто же Ты?»

«От начала Сущий, как и говорю вам, — услышали они ответ Христа. — … Когда вознесете Сына Человеческого (т. е. распнете Его), тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю».

Слыша эти слова, некоторые из народа уверовали во Христа. Тогда сказал Иисус уверовавшим в Него иудеям: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными». Но иудеи не поняли этих слов, которые показались им даже обидными. «Мы семя Авраамово, — возражали они, — и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?»

«Истинно, истинно говорю вам, ответил Иисус, — всякий, делающий грех, есть раб греха». Но здесь в разговор вмешались другие присутствующие, и послышались враждебные голоса: «Отец наш есть Авраам», — с гордостью повторяли они.

«Если бы вы были дети Авраама, — ответил им Иисус, — то дела Авраама делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину… Авраам этого не делал. Вы делаете дела отца вашего».

Толпа пришла в негодование. «Мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога», — возмущались иудеи.

«Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел» — ответил им Иисус. «Почему вы не понимаете речи Моей! — спросил их Господь, и тут же пояснил. — Потому что не можете слышать слова Моего. Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего».

Это резкое обличение привело всех в ярость. Они закричали, что Он самарянин и в Нем бес.

«Истинно, истинно говорю вам, — воскликнул Христос, — кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек».

Эти слова еще больше раздражили иудеев. «Чем Ты Себя делаешь? — кричала толпа. — Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли».

«Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался», — сказал Христос. «Тебе нет еще пятидесяти лет, — и Ты видел Авраама?» — с насмешкой спросили раздраженные иудеи.

«Истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь».

Возбуждение и ярость толпы перешли всякие границы. Вооружившись камнями, иудеи устремились на Иисуса, чтобы побить Его… Но Христос вышел из храма невредимым, так как еще не пришел Его час.

После этого Господь, хотя и посещал храм, но избегал ходить явно, держась вдали от толпы. Враги Христа внешне притихли, но не оставили своих мстительных и кровавых замыслов против Него. Но вот по Иерусалиму разнеслась весть о новом неслыханном чуде. Из уст в уста передавали, что Галилейский Пророк даровал зрение слепорожденному.

Исцеление слепорожденного. Ин. 9: 1-41

Приближался праздник Обновления. Христос с учениками в это время находился в Иерусалиме. Однажды, выйдя из храма, ученики увидели нищего, который от рождения был слепым. Обращаясь к Христу, они спросили Его: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» Иисус Христос ответил: «Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божий».

Затем Христос подошел к нищему, плюнул на землю, сделал брение (грязь) из плюновения и помазал брением его слепые глаза. После этого Он сказал слепорожденному: «Пойди, умойся в купальне Силоам…».

Разумеется, Господь одним словом мог бы исцелить слепого. И если Он этого не сделал, а помазал его глаза грязью, то только для того, чтобы возбудить в нем веру в Спасителя. Слепорожденный с верой пошел к источнику, промыл глаза и прозрел. Необыкновенная радость охватила душу нищего, когда он исцеленными глазами увидел Божий мир. Радости его не было предела. Он охотно рассказывал всем о том, как человек по имени Иисус даровал ему зрение. Многие люди радовались и воздавали хвалу Богу вместе с исцеленным, но некоторые иудеи увидели в этом нарушение дня покоя, так как была суббота. Они повели исцеленного на допрос к фарисеям.

Представ перед законниками, бывший слепорожденный подробно рассказал им о том, как был исцелен Иисусом, и при этом исповедал свою веру во Христа, как пророка. «Это пророк», — сказал он фарисеям.

Тогда между фарисеями разгорелся спор. Одни из них утверждали, что Чудотворец — грешник, так как не хранит субботы; другие же возражали, сомневаясь, чтобы грешник мог совершать чудеса, хотя бы и в субботу! В конце концов фарисеи заподозрили обман в самом факте чуда и вызвали на допрос родителей слепорожденного. «Это ли сын ваш… что родился слепым? как же он теперь видит?» — спросили блюстители закона у родителей исцеленного.

«Мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем… Сам в совершенных летах; самого спросите». Так отвечали фарисеям родители слепорожденного, потому что боялись, как бы их не отлучили от синагоги. Тогда законники вторично призвали исцеленного и сказали, чтобы он за свое исцеление благодарил Бога, а не Иисуса Галилеянина, так как Он грешник.

«Грешник ли Он, не знаю, — ответил им слепорожденный, — одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу». «Что сделал Он с тобою? как отверз твои очи?» — продолжали допытываться фарисеи. «Я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или вы хотите сделаться Его учениками?» — ответил им исцеленный. «Ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики, — закричали раздосадованные блюстители закона. — Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он».

«Это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, — ответил им бывший слепец, — а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает… Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего».

Эти простые и разумные слова, против которых ничего нельзя было сказать, окончательно разгневали фарисеев. Они выгнали его вон со словами: «Во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь?» Это, вероятно, означало отлучение его от синагоги.

Узнав о случившемся, Христос нашел Своего нового исповедника и спросил его: «Ты веруешь ли в Сына Божия?» «А кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?» — ответил исцеленный. Тогда Христос сказал ему: «И видел ты Его, и Он говорит с тобою».

«Верую, Господи?» — с радостью воскликнул духовно прозревший и поклонился Спасителю.

После исповедания веры слепорожденного Христос сказал народу: «На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы».

Да, фарисеи действительно оказались слепыми, так как, имея от природы зрение и ум, они окаменили сердце свое и ослепили очи свои, и в гордыне своей уже не видели всей действительности и всего величия событий, которые совершались в эти годы и дни на глазах всего Израиля.

Притча о добром пастыре. Ин. 10: 1-21

Книжники и фарисеи считали себя непогрешимыми руководителями еврейского народа и строгими исполнителями данного Богом закона. Но так они думали в своей духовной слепоте, а на самом деле они уже давно и очень далеко ушли от идеала истинного Пастыря. Думая только о своем личном земном благополучии, они и сами не стремились к спасению и народу преграждали путь в Царство Небесное. Это были наемники, а не истинные пастыри.

В противовес книжникам и фарисеям Господь в притче о Добром Пастыре показывает, каким должен быть Истинный Пастырь и кто им является. Для наглядности Он сравнивает народ со стадом овец, а руководителей народа — с пастырями этого стада.

В восточных странах, чтобы сохранить овец от волков и воров, на ночь пастухи загоняли их в пещеры или специально устроенные дворы. Нередко в один двор загоняли стада, принадлежащие разным хозяевам. Утром сторожа открывали двери, пастухи входили во двор, отделяли свои стада от чужих, называя своих овец по имени, и выходили с ними на пастбища. Овцы узнавали своих пастухов по голосу и виду, слушались их и шли за ними.

Воры же и разбойники, чтобы похитить овец, пробирались во двор не дверью, а перелезали через забор. Все это было известно не только простому народу, но и фарисеям. И вот, беря такой общеизвестный пример из пастушеской жизни, Христос сказал фарисеям: «Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса».

Хотя содержание притчи было доступно слушателям Христа, но, тем не менее, символический смысл рассказа не был им понятен. Тогда Господь объяснил им: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет».

Этими словами Господь открыто объявил иудеям, что Он, как Мессия, есть истинная «дверь» в Царство Небесное, единственный вход в него», рядом» с которым другого не существует. Никто никогда в истории человечества, кроме Христа, не указал истинного пути спасения и не открыл двери, ведущей в Царство Небесное.

Как верный пастырь овец не щадит своего покоя и жизни, чтобы сохранить свое стадо, так и Пастыреначальник Христос отдает жизнь Свою за «словесное стадо». «Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец, — сказал Христос. — А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец и разгоняет их».

Эти слова об истинном пастырстве относились к современным Иисусу Христу духовным вождям еврейского народа, книжникам и фарисеям, но они в такой же мере относятся и ко всем тем пастырям Христовой Церкви, которые за деньги и другие житейские выгоды пасут словесное стадо; они тоже суть «наемники», так как без подвига самоотречения и без готовности для служения стаду Христову идти на все опасности, вплоть до смерти, невозможно быть истинным пастырем Церкви.

«Я есмь пастырь добрый, — говорил Господь фарисеям, — и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца, и жизнь Мою полагаю за овец». В этих словах Христа заключается уже не только объяснение символов рассказанной притчи, но и открытое свидетельство о неразрывном единстве Доброго Пастыря с Богом Отцом и с овцами Своего стада и о грядущей Жертве за спасение всех людей.

Книжники и фарисеи должны были понять символику и прямое свидетельство Христа о Пастыре и овцах дома Израилева. Эта символика известна была им из книг ветхозаветных пророчеств. Но, увы, духовные очи этих вождей были закрыты и они не разумели Писания. В частности, они могли бы вспомнить пророчество Иезекииля: «Сын человеческий! изреки пророчество на пастырей Израилевых… и скажи им, пастырям: так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?, вот, Я — на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их, и не дам им более пасти овец… Я Сам отыщу овец Моих и осмотрю их… Буду пасти их на хорошей пажити, и загон их будет на высоких горах Израилевых…». (Иез. 34: 1-14).

Но сердце Христа, как Доброго Пастыря, пылает любовью не только к избранному стаду Божию, к народу израильскому, оно обнимает своей любовью и все другие народы, которые также должны принять участие в общем спасении. Поэтому Христос говорит: «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь».

Израиль был призван Богом первым, но не единственным, и вне его бродило еще более многочисленное стадо, жаждущее услышать любящий голос Доброго Пастыря, — это был языческий мир. По зову Доброго Пастыря все народы соберутся в единую Церковь Христову», и будет одно стадо и один Пастырь».

Но это великое дело может совершиться только смертью и воскресением Доброго Пастыря. И Христос не страшится смерти, Он добровольно отдает жизнь Свою за овец.

Христос на празднике Обновления. Ин. 10: 22-42

Настал праздник Обновления, и к Иерусалимскому храму снова стал стекаться народ. Хотя этот праздник не был так популярен, как праздник Кущей, и меньше привлекал иностранных паломников, тем не менее иудеи любили его. Он напоминал им одну из славных страниц национальной истории, когда Иудея была освобождена от власти сирийского царя Антиоха Епифана и храм очищен от осквернении. Это произошло в 165 году до Рождества Христова.

Событие обновления храма праздновалось евреями в декабре. Зимнее время еще только начиналось, но уже было довольно холодно, и поэтому народ собирался в утепленных пристройках храма. В это время Христос с учениками находился в Соломоновом притворе и учил собравшийся здесь народ. В толпе народа были и фарисеи.

Исцеление Христом слепорожденного и рассказанная Им притча о Добром Пастыре сильно подействовали на иерусалимских фарисеев, и они решили выяснить, кто же Он в самом деле этот Галилеянин, Который совершает чудеса и учит с такой божественной мудростью, что с Ним не могли равняться и величайшие учители раввинских школ. Простой народ называет Его пророком и даже Мессией; но странно, что Он Сам не провозглашает Себя Мессией и вовсе не думает выступать в качестве того грозного царя — завоевателя, которого так давно ожидали евреи.

И вот фарисеи решили выяснить этот вопрос сейчас — на празднике Обновления. Они обступили Христа и спросили: «Долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо».

Господь понимал, какого Мессию хотят видеть в Нем духовные руководители еврейского народа. Но Он царь не от мира сего. Он духовный Мессия. Поэтому Христос на вопрос фарисеев ответил: «Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне. Но вы не верите, ибо вы не из овец Моих, как Я сказал вам. Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей… Я и Отец — одно».

Последние слова привели иудеев в ярость. Они взяли в руки камни и угрожающе стали приступать ко Христу. Но Он спросил врагов Своих: «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?»

«Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом», — ответили раздраженные иудеи.

Иисус же сказал им: «Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий? Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне, и Я в Нем».

Но этот ответ Христа не дошел до сердец иудеев и вызвал лишь новый взрыв негодования и злобы. Они хотели побить Его камнями, но Он уклонился от них и ушел из храма. После праздника Обновления Христос покинул Иерусалим и с учениками пошел за Иордан.

Общественное служение Иисуса Христа в Заиорданье.

Спаситель не мог больше оставаться в Иудее, где у Него было много врагов: законников, фарисеев и саддукеев, которые препятствовали Ему проповедовать слово Божие и искали повода, чтобы убить Его. Но и в Галилею теперь Ему был закрыт путь, ибо Ирод Антипа, по свидетельству евангелиста Луки (Лк. 13: 31), хотел взять Христа под стражу, чтобы затем предать Его смерти. Во всей родной для Него Палестине оставалась только одна область, где Он мог еще свободно проповедовать — это была Перея, область Заиорданская. Сюда и направляется Христос с учениками после праздника Обновления.

До праздника Пасхи оставалось всего несколько месяцев, и Христос с учениками хотел еще раз отдохнуть душой накануне предстоящих Ему крестных страданий. Они пришли на то самое место, где недавно крестил народ Его Предтеча — Иоанн. Все здесь напоминало о горькой участи великого отшельника, жившего в тростниках на берегу Иордана и призывавшего человеческие сердца к покаянию.

В этих прозрачных иорданских струях и Сам Господь принял крещение от Иоанна, которое было Его мессианским помазанием. Здесь Он начал Свою проповедь о покаянии и о наступлении Царства Божия. И теперь, накануне рокового часа, Он пришел сюда, к колыбели Своего служения.

Но не долго Ему пришлось отдыхать в уединении. К реке стал приходить народ. Тут были и ученики Крестителя, и иудеи, поверившие в Господа, и галилейские паломники. И всех их надо было учить Истинному пути, призывать к покаянию и исцелять от болезней. В Заиорданье Господь чаще всего поучал простой народ притчами, поэтому многие известные нам евангелистские притчи относятся к этому времени Его общественного служения[6].

Притча о пропавшей овце Лк. 15: 1-7

Как бы ни был грешен человек, как бы далеко он ни отошел от Бога, он не должен отчаиваться, так как любящий Господь ищет именно грешную душу, зовет ее к Себе, стучит в ее сердце. Это. хорошо чувствовали мытари и грешники, приходившие слушать проповеди Христа.

Господь всегда шел навстречу всем сознающим свою греховность и желающим изменить свой образ жизни. Если надо было для спасения грешника идти к нему в дом, Он шел; если надо было возлечь с ним за трапезу, Он не пренебрегал и ел с ним. И когда фарисеи возроптали на Него, говоря: «Он принимает грешников и ест с ними», — Христос сказал им следующую притчу: «Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девяти в пустыне и не пойдет за пропавшею, пока не найдет ее? А найдя, возьмет ее на плечи свои с радостью и, придя домой, созовет друзей и соседей и скажет им: «порадуйтесь со мною: я нашел мою пропавшую овцу».

«Найти пропавшую овцу» — значит вызвать в душе грешника спасительное чувство покаяния и готовность в корне изменить свой образ жизни.

Такой же смысл имеет и притча о драхме.

Притча о потерянной драхме Лк. 15: 8-10

Человек бесценен в очах Божиих, и Бог ищет обращения грешника в продолжении всей его жизни.

«Какая женщина, — сказал Христос фарисеям, — имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и на станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет, а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: «порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму».

В этой притче под мелкой монетой — «драхмой» надо понимать душу человека. И как бы эта душа ни казалась в глазах людей ничтожно малой, — перед Богом, Владыкой неба и земли, она имеет великую цену. И пусть знает всякий грешный, потерявшийся человек, что не забыт он у Бога. Бог ищет грешника, лишь бы грешник через глубокое чувство покаяния сам нашелся в Боге и зажег в себе огонь ответной любви к Творцу. И тогда, как сказал Христос в притче о заблудшей овце», на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии».

Притча о блудном сыне. Лк. 15: 11-32

Как уже было сказано выше, первым шагом для восхождения в Царство Божие — Царство Любви — является покаяние, признание своих грехов и действительное желание начать новую жизнь. И чтобы понятнее было, как безгранична любовь Божия к людям и какую радость дает человеку искреннее покаяние, Господь рассказал народу глубокую по смыслу притчу о блудном сыне.

«У одного человека, — сказал Господь, — было два сына. Младшему надоело быть под опекой отца, ему захотелось пожить веселой, разгульной жизнью подальше от родительского дома. С этой целью он взял часть родительского имения, которую отец ему выделил, и ушел в далекую страну. Здесь он стал жить со «своими друзьями» вольготно и весело. Но живя распутно, он быстро растратил все свое достояние и превратился в нищего. К тому же мнимые друзья покинули его, и он остался совсем одиноким. Наступившая нужда, а затем голод заставили его наняться пасти свиней у одного из жителей той страны. Голод настолько мучил его, что он рад был наполнить свой желудок пищей для свиней, но никто не позволял ему это делать.

Во время своей беспутной жизни блудный сын ни разу не подумал об отце, и только теперь, когда дошел до отчаянного положения, вспомнил о нем и с чувством глубокого покаяния сказал: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода. Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: «Отче! я согрешил против неба и перед тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих».

И вот он, голодный, оборванный и усталый, встал и пошел с покаянным сердцем к своему отцу. Чем ближе подходил он к отчему дому, тем всё сильнее совесть обличала его: «Что же скажут мне мои отец и брат?»

Но любящее отцовское сердце уже почувствовало приближающегося к нему блудного сына. И когда он был еще далеко, увидел его отец, побежал к нему навстречу, обнял его, нищего и убогого, и целовал его. Отец все простил раскаявшемуся сыну, а своим слугам сказал: «Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги, и приведите откормленного теленка и заколите: станем есть и веселиться, ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». И в доме отца началось веселие… Но среди веселящихся не было только старшего сына. Он в это время работал на поле.

Узнав, что вернулся его блудный брат и что отец устроил пир по этому случаю, он рассердился и не захотел даже войти в дом, чтобы поприветствовать своего брата. А когда отец вышел позвать его, то он с обидой и упреком сказал: «Я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка».

Но отец на эту обиду кротко сказал ему: «Сын мой! ты всегда со мной, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся» [*].

Эта притча Христова говорит о безграничной любви Бога к людям. Здесь под отцом разумеется Бог, а два его сына — это люди, т. е. все грешное человечество. «Младший сын» согрешил тем, что не пожелал служить отцу, покинул дом и, унеся с собой все свое имущество, решил жить «по своей воле», т. е. эгоистической «независимой» жизнью. Но вскоре, промотав все добро, полученное в родительском доме, он стал нищим и одиноким. Подобно «младшему сыну», и многие люди, получив от Небесного Отца бесценные духовные сокровища, не хотят жить по Его заповедям. Они отворачиваются от Бога, уходят от Него, на «страну далече» и там живут по «своим прихотям, утопая в страстях и пороках. Но, порвав связь с Небом, душа человеческая постепенно духовно пустеет, личность разлагается, и человек превращается в животное, т. е. продолжает жить только своими животными инстинктами.

С другой стороны», старший сын», хотя все время жил и работал в доме отца, но духовно все же был далек от него. Не любя и не жалея брата, он, по-видимому, оторвался и от единства с отцом. Он роптал на отца и осуждал его за любовь и милосердие, оказанное им возвратившемуся блудному сыну. Он даже не захотел назвать своего младшего брата братом и не вошел в дом, чтобы встретиться с ним и порадоваться его спасению.

Разумеется, в образе «старшего сына» Христос показал книжников и фарисеев, но и не только их… Здесь показаны те люди, которые всю свою жизнь хотя внешне и исполняют заповеди Божий, но в сердце своем остаются эгоистами и не имеют любви к ближним своим.

Так исполнились слова Христа, сказанные фарисеям в притче о двух сыновьях: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царствие Божие…». (Мф. 21: 31)[7].

Притча о милосердном Самарянине. Лк. 10: 25-37

Во время проповеди в Галилее один законник, желая искусить Господа, спросил у Него: «Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?»

Христос посмотрел на лукавого законника и в свою очередь спросил его, как об этом говорит Священное Писание. На вопрос Христа законник дословно повторил заповедь, содержащуюся во «Второзаконии» (6: 5) и в книге «Левит» (19: 18), о любви к Богу и ближним. Тогда Христос сказал ему: «Правильно ты отвечал; так поступай (как сказано в Законе. — Авт.), и будешь жить».

Законник был смущен. Ему стало неловко, что он «искушал», т. е. неискренно спрашивал Христа о том, что и сам прекрасно знал. Тогда, желая оправдать себя, он спросил Иисуса: «А кто мой ближний?»

На этот вопрос Господь ответил законнику рассказом притчи о милосердном самарянине.

«Некоторый человек, — сказал Он, — шел по дороге из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили и ушли, оставив его едва живым. Мимо умирающего прошел священник, а потом левит, но ни тот и ни другой, служители Божий, не оказали несчастному помощи. Но вот на дороге появился еще один путник. Это был самарянин, чужестранец и враг иудеев. Увидев израненного еврея, добрый самарянин сжалился над ним, омыл и перевязал его раны, посадил на своего осла и привез в ближайшее селение; там он поместил его в гостиницу и вообще хорошо о нем позаботился. А на другой день, отправляясь в путь, он оставил больного на попечение хозяину гостиницы, которому дал денег и сказал: «Позаботься о больном; и если издержишь что больше, я, когда возвращусь, отдам тебе» [*].

Таким образом, помощь, оказанная самарянином, была внимательна, любовна и серьезна, без ожидания какой-либо награды или выгоды. Одним словом, это было действие «милующего сердца». Закончив притчу, Господь спросил блюстителя закона: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?» Законник ответил: «Оказавший ему милость».

Тогда Иисус сказал ему: «Иди, и ты поступай так же». Из этих заключительных слов Христа совершенно ясно, что ближний нам — это всякий нуждающийся в нашей помощи человек.

Итак, если в Ветхом Завете для еврея был ближним только еврей, то Христос упраздняет все национальные, расовые, религиозные и политические границы. Во Христе все люди братья, а потому и все ближние, так как все люди — дети Одного Отца Небесного.

Проявленное милосердие к любому человеку открывает дверь к братопознанию, а это ведет к Богопознанию. Сострадание и милосердие есть колыбель Божественной любви в сердце человека. Чем ближе сердце человека к брату, тем оно становится ближе к Богу. И наоборот. Эту истину замечательно выразил святой подвижник Авва Дорофей в своем символическом круге.

Не любя своего ближнего, нельзя любить Бога и невозможно войти в Царство Отца Небесного. Поэтому, кто прошел мимо страдающего человека, не оказав ему никакой помощи, тот потерял путь в Царство Небесное.

Притча о мытаре и фарисее. Лк. 18: 9-14

Эту притчу Господь произнес в обличение фарисеев, большинство из которых были самоуверенны и считали себя праведниками.

Но самоуверенность — ложный путь, он не приводит в Царство Божие. Самоуверенный человек не склонен признавать своих ошибок. Чувство раскаяния ему чуждо, тогда как без этого чувства, т. е. без покаяния в своих грехах, он никогда не сможет найти путь к своему спасению. Покаяние перерождает человека. Оно делает его счастливым и дает радость. Но покаянию предшествует смирение. Без преодоления в себе самолюбия и гордости радость покаяния не приходит. Если человек и признает себя виновным, но будет оправдывать себя, а обвинять других и не смирится перед Богом, —то покаяние его не будет глубоким, а праведность остается только формальной, показной», фарисейской».

«Два человека вошли в храм помолиться, — сказал Христос, — один фарисей, а другой мытарь. Фарисей стал впереди, чтобы все видели его молящимся. Считая себя праведником, он не просил у Бога милости, а лишь благодарил Его: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю».

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! будь милостив ко мне грешнику?»

Фарисей возвысил себя и унизил мытаря, а Господь оправдал молитву грешного мытаря и осудил мнимую праведность фарисея. Без всякой радости в сердце пошел фарисей в дом прежним надутым ханжой, а в смиренной, кающейся душе мытаря шевельнулось живое чувство сожаления о своих грехах и надежда на милосердие Божие!

«Сказываю вам, — заключил эту притчу Господь, — что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот».

Притча о судье неправедном. Лк. 18: 1-8

Эта притча говорит о необходимости постоянного молитвенного предстояния человека перед Богом. Как бы ни было человеку иногда тяжело в жизни и как бы ни казалось ему его житейское горе невыносимым, он должен не впадать в уныние, но непрестанно молиться Богу с глубокой верой, что защита придет вскоре.

«В одном городе, — сказал Христос, — был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В этом же городе жила бедная вдова, которая постоянно ходила к этому судье с просьбой защитить ее от несправедливых требований соперника. Все ее просьбы были безуспешны, но тем не менее она продолжала просить судью о помощи. Наконец судье надоели эти частые посещения и просьбы вдовы и он решил помочь ей. Он так сказал сам себе: «Хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать меня».

Окончив притчу, Господь сказал народу: «Слышите, что говорит судья неправедный? Если он, будучи неправедным, все-таки помог несчастной вдове, которая неотступно просила у него защиты, то Бог ли — Судья Праведный, не защитит избранных Своих, вопиющих к нему день и ночь, хотя и медлит защитить их? сказываю вам, что подаст им защиту вскоре» [*].

Неправедный судья защитил вдову, чтобы избавиться от ее назойливости, чтобы она никогда не являлась ему на глаза, а Милосердный Господь защищает человека так, чтобы человек навсегда остался с Богом. Постоянство и настойчивость молитвы укрепляет связь человека с Богом Отцом. Чем чаще и настойчивее молитва, тем вернее придет спасение.

Однако среди людей постоянство молитвы и глубокой веры в Бога является большой редкостью. Вот почему в заключение притчи Христос сказал: «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»[8]


[1] https://pravoslavie.ru/104777.html

[2] https://bogoslov-kubansobor.ru/grehi-protiv-zapovedi-7.php

[3] http://www.loukin.ru/stat/odezhda/oblacheniyaslobodskoy.htm

[4] https://azbyka.ru/otechnik/Veniamin_Pushkar/svjashennaja-biblejskaja-istorija-vethogo-zaveta/14_1

[5] https://ru.wikipedia.org/wiki/Саул#Смерть_Саула

[6] https://religion.wikireading.ru/168492

[7] https://religion.wikireading.ru/168496

[8] https://religion.wikireading.ru/168499