Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия

Билет 13

Обетование о Спасителе. Воплощение Сына Божия. Учение о Деве Марии, Приснодеве и Богородице.

«Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася».

Бог сказал змею: вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту (Быт 3, 15). В этих словах дано не только прародителям, но и их потомкам обетование о Спасителе, Который родится от Жены. Это место Священного Писания принято называть Первоевангелием.

Человек повредил свою природу и стал пленником греха. Человечество не могло само выйти из этого гибельного плена. Бог должен был или оставить падшего человека, как существо виновное, под наказанием, или спасти его. Любовь Божия определила последнее. Но как спасти падшее человечество? Выход из этого затруднения явила Премудрость Божия: совершается великая тайна Боговоплощения. Сын Божий умирает на Кресте за грехи человечества. Искупитель наш есть Единородный Сын Божий, равный Богу Отцу. Поэтому понятно, что крестная жертва Христова не только полнейшее и совершеннейшее удовлетворение правосудия Божия за все человеческие грехи, не только равноценна ценности всех человеческих душ, но имеет бесконечно высшую цену, так как бесконечно выше человека Тот, Кто принес за человека искупительную жертву на Кресте[1].

Господь Бог указывал людям через Своих пророков многие признаки пришествия в мир Спасителя.

Так, например:

Пророк Исаия предсказал, что Спаситель родится от Девы (Исаии 7, 14) и с удивительной ясностью предсказал страдания Его (Исаии 53-я глава).

Пророк Михей предсказал, что Спаситель родится в Вифлееме (Мих.5:2Мф.2:4–6).

Пророк Малахия предсказал, что Спаситель придет во вновь созданный иерусалимский храм и что перед Ним послан будет Предтеча, подобный пророку Илии (Мал.3:1–15).

Пророк Захария предсказал торжественный вход Спасителя в Иерусалим на осляти (Зах.9:9).

Царь Давид в псалме 21-м изобразил крестные страдания Спасителя с такою точностью, как бы сам их видел у Креста.

Пророк Даниил за 490 лет предсказал срок явления Спасителя, предсказал Его крестную смерть, следующее за нею разрушение храма и Иерусалима и прекращение ветхозаветных жертв (Дан.9).

Когда Сын Божий, Иисус Христос, пришел на землю, то многие праведные, люди узнали Его, как Спасителя мира. Восточные мудрецы (волхвы) узнали Его по звезде, которая пред рождением Спасителя явилась на востоке. Вифлеемские пастухи узнали о Нем от ангелов. Симеон и Анна узнали Его по откровению Святого Духа, когда Он был принесен в храм. Иоанн Креститель узнал Его на реке Иордане, во время крещения, когда сошел на Него Святой Дух, в виде голубя и голос Бога Отца засвидетельствовал: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мф.3:17). Многие узнали Его по превосходству Его учения и особенно по чудесам, которые Он творил[2].

В третьем члене Символа Веры говорится о воплощении Сына Божия, то есть о том, как Сын Божий сошел с небес на землю, принял на Себя плоть человеческую (тело), кроме греха, и вочеловечился, то есть принял не только тело, но и душу человеческую и сделался совершенным человеком, не переставая в то же время быть Богом. – Стал Богочеловеком.

Святитель Сильвестр (IV в.) в беседе с иудеями о вере говорил: «Бог, приведший все в бытие, когда создал человека и увидел его склонившимся ко всякому злу, не презрел погибающего дела рук Своих, но соблаговолил, чтобы Сын Его, пребывая нераздельно с Ним (ибо Бог находится везде), сошел к нам на землю. Итак, Он сошел и, родившись от Девы, стал под законом, «да подзаконные искупит» (Гал.4:4–5).

А о том, что Он имел родиться от Девы, предсказал божественный Пророк Исаия в таких словах: «се, Дева во чреве зачнет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил» (Исаия 7, ст. 14). Имя же это, как и вы знаете, указывает на пришествие Божие к людям и в переводе на греческий язык значит: с нами Бог. Итак, пророк задолго предсказал, что Бог родится от Девы».

«Для Бога нет ничего невозможного, но диавола должен был победить тот, кто был им прежде побежден. Им побежден был человек, – человек рожденный не обычным порядком естества, не от семени мужеского, но созданный из земли, и притом из земли чистой, непорочной, как дева – ибо она еще не была тогда проклята Богом и ее еще не осквернила ни кровь убитого брата, ни умерщвление животных, так что она еще не заражена была тлеющими телами, не осквернена какими-либо нечистыми и непотребными делами.

Из такой земли была создана для нашего прародителя плоть, которую оживотворило Божественное дуновение.

Но если всезлобный диавол победил такого человека, то нужно было, чтобы и сам он (диавол) был побежден таким же человеком. А таков и есть Господь наш Иисус Христос, рожденный не по обычаю и закону естества, но из чистой и святой девической утробы, подобно тому, как Адам произошел из незараженной грехом земли. И как Адам был оживлен дуновением Божественным, так и Сей (Иисус Христос) воплотился под действием Духа Святого, сошедшего на Пресвятую Деву и стал совершенным Богом и совершенным человеком – во всем, кроме греха, имеющим два естества – Божеское и человеческое, но в одном лице; и поэтому человеческая природа страдала за нас, а Божество оставалось бесстрастным».

Когда настало время спасения, Сын Божий вселился в пренепорочную Деву Марию и, при наитии Святого Духа, принял от Нее человеческую природу – родился сверхъестественным образом «от Духа Свята и Марии Девы».

Пресвятая Дева Мария происходила из рода Авраама и царя Давида. Была Она дочерью праведных Иоакима и Анны. Пресвятая Мария называется Девою, потому что Она, из любви к Богу, дала обет не выходить замуж. Приснодевою называется потому, что Она всегда пребыла девою – прежде рождения Спасителя, во время рождения и после рождения.

Св. Православная Церковь называет Деву Марию Богородицею и почитает Ее выше всех сотворенных существ, не только людей, но и ангелов, – как «честнейшую херувим и славнейшую без сравнения Серафим», – так как она Матерь Самого Господа. Так, по внушению Святого Духа, назвала Ее праведная Елизавета: «и откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне» (Лк.1:43)[3].

Молебны и молебные пения. Особые дни поминовения усопших (третий, девятый и сороковой дни, годовщина).

Молебны и молебные пения

Молебен – богослужение, при котором верующие просят Господа, Богородицу или святых Его о ниспослании милости или благодарят Бога за получение благодеяний.

Благодарственные молебны адресуются только Господу. Заказывая молебен за свечным ящиком, мы подаем записку с именами тех, за кого он будет совершаться.

Некоторые молебны принадлежат к общественному богослужению и совершаются в храмовые праздники или в особо установленное время, обычно они соединяются с чином малого освящения воды. Другие совершаются по просьбе отдельных лиц или в бедственных случаях (война, засуха, болезнь).

Совершение молебна может происходить в храме, в доме, при освящении посевов – на поле и т.д. Может соединяться с водоосвящением.

В Чин молебна входят 50-й псалом, тропари канон (обычно поются одни припевы), чтение Апостола и Евангелия, молитва святому, к которому был обращен молебен. Чинопоследование молебна содержится в Требнике. Иногда к молебну прибавляется пение акафиста.

По структуре молебен представляет собой сокращённый вариант утрени. Евангелие на молебне читается не перед чтением канона, а после его 6-й песни. На молебне должен читаться канон в честь того, или тех, кому молебен служится. В современной практике канон может читаться не полностью, а служение может быть ограничено пением одних лишь ирмосов или припевов канона.

Потребность помолиться «о малом» так, как учил преподобный Амвросий Оптинский – «коротенько, да горяченько», осуществляется нами на молебне. Заказ молебнов или панихид сразу после литургии теми, кто в ней участвовал, является непониманием сущности Евхаристии.

Митрополит Сурожский Антоний: «Зачем молебен, зачем панихида, мы уже всех поминали на проскомидии. Но у нас в России сложилось так. Пусть эта традиция свидетельствует о нашей недостаточной воцерковленности, но люди-то приехали со своими привычками и представлениями… С этим в приходе старались считаться, но не всегда получалось».

Характер и содержание молебных пений

Молебным пением или молебном называется особое богослужение, при котором просят Господа и Его угодников о ниспослании милости или благодарят Бога за получение благ.

Молебны по составу подобны утрени и совершаются в храме или в частных домах. В храме молебны совершаются после литургии и перед нею, а также после утрени и вечерни. Одни из них относятся к общественному богослужению, как-то: в дни храмовых праздников, особого рода молебные пения во время стихийных бедствий, нашествия иноплеменников, бездождия, безведрия, эпидемий. Другие молебные пения принадлежат к частному богослужению и совершаются по просьбам и нуждам отдельных верующих. К ним относятся молитвенные чины, совершаемые при благословении различных предметов, об исцелении больного, о направляющихся в далекое путешествие.

Обычно в дни храмовых праздников молебны совершаются со звоном.

Одни молебные пения включают в себя чтение канона, другие — без него, третьи — без чтения Евангелия.

Без канона бывают молебны:

1) на Новый год;

2) при начале учения отроков;

3) за воинов во время брани против супостатов;

4) о больных многих или одном;

5) благодарственные, а именно:

а) о получении прошения;

б) о получении просимого и о всяком благодеянии Божием;

в) в день Рождества Христова;

6) при благословении:

а) отправляющихся в путешествие;

б) по водам хотящим плыть;

7) чин возвышения панагии;

8) чин благословения пчел.

Без чтения Евангелия совершаются:

а) чин благословения воинов, идущих на брань;

б) чин молитвенный на копание кладезя и обретение воды;

в) чин благословения нового кладезя.

Молебен начинается возгласом священника: «Благословен Бог наш» или возгласом: «Слава Святей Единосущной и Нераздельней Троице», как при благодарственном молебне. После возгласа поется: «Царю Небесный» (а от Пасхи до Вознесения: «Христос воскресе из мертвых» — трижды), Трисвятое, «Отче наш» и читается псалом, избранный приспособительно к предмету моления[4].

Особые дни поминовения усопших (третий, девятый и сороковой дни, годовщина).

Наши отношения с ближними не прекращаются после их смерти. Смерть прерывает только видимое общение с ними. Но в Царстве Христовом смерти нет, а то, что мы называем смертью, есть переход из временной жизни в вечную.
Наши молитвы о усопших — это продолжение наших отношений с ближними. Мы, верующие в то, что наши усопшие не умерли, веруем и в то, что Премилосердный Господь по молитве нашей простит души, умершие хотя и во грехах, но с верой и надеждой на спасение. Церковь — это живой организм, по выражению апостола Павла, Тело, Главу которого составляет Сам Господь Иисус Христос. К Церкви принадлежат не только верующие, живущие на земле, но и те, кто скончался в правой вере. Между живыми и усопшими должно происходить живое, органическое единение, — ведь и в живом организме все члены связаны друг с другом, каждый исполняет что-либо для жизнедеятельности всего организма. Наша обязанность — заботиться о тех членах Церкви, которые окончили свое земное существование, и нашей молитвой облегчить состояние усопших.
Из глубокой древности идёт обычай совершать о каждом усопшем поминовение в третий, девятый и сороковой дни по его кончине, а также совершать сорокоусты (непрерывное поминовение в течение 40 дней по кончине). Кроме того, поминовению усопшего посвящается годовой день смерти.

Настает час, когда останки почившего предаются земле, где будут покоиться до конца времен и всеобщего воскресения. Но любовь матери Церкви к своему чаду, ушедшему из этой жизни, не иссякает. В известные дни она совершает моления об умершем и приносит бескровную жертву о упокоении его. Особые дни поминовений — третий, девятый и сороковой (при этом день кончины считается первым). Поминовение в эти дни освящено древним церковным обычаем. Оно согласуется с учением Церкви о состоянии души за гробом.

Третий день. Поминовение усопшего в третий день после смерти совершается в честь тридневного воскресения Иисуса Христа и во образ Пресвятой Троицы.

Первые два дня душа преставившегося еще находится на земле, проходя вместе с сопровождающим ее Ангелом по тем местам, которые притягивают ее воспоминаниями земных радостей и горестей, злых и добрых дел. Душа, любящая тело, скитается иногда около дома, в котором положено тело, и таким образом проводит два дня как птица, ищущая себе гнезда. Добродетельная же душа ходит по тем местам, в которых имела обыкновение творить правду. В третий же день Господь повелевает душе вознестись на небеса для поклонения Ему — Богу всяческих. Весьма своевременно поэтому церковное поминовение души, представшей пред лицем Правосудного.

Девятый день. Поминовение умершего в этот день бывает в честь девяти чинов ангельских, которые, как слуги Царя Небесного и предстатели к Нему за нас, ходатайствуют о помиловании преставившегося.

После третьего дня душа в сопровождении Ангела заходит в райские обители и созерцает их несказанную красоту. В таком состоянии она пребывает шесть дней. На это время душа забывает скорбь, которую чувствовала, находясь в теле и после выхода из него. Но если она виновна в грехах, то при виде наслаждения святых она начинает скорбеть и укорять себя: «Увы мне! Сколько я осуетилась в этом мире! Я провела большую часть жизни в беспечности и не послужила Богу, как должно, дабы и мне удостоиться сей благодати и славы. Увы мне, бедной!» В девятый день Господь повелевает Ангелам опять представить душу к Нему на поклонение. Со страхом и трепетом предстоит душа пред престолом Всевышнего. Но и в это время святая Церковь опять молится за усопшего, прося милосердного Судию о водворении со святыми души своего чада.

Сороковой день. Сорокадневный период весьма знаменателен в истории и предании Церкви как время, необходимое для приуготовления, для принятия особого Божественного дара благодатной помощи Отца Небесного. Пророк Моисей удостоился беседовать с Богом на горе Синай и получить от Него скрижали закона лишь после сорокадневного поста. Израильтяне достигли земли обетованной после сорокалетнего странствия. Сам Господь наш Иисус Христос вознесся на небо на сороковой день по воскресении Своем. Принимая все это за основание, Церковь установила совершать поминовение в сороковой день после смерти, чтобы душа преставившегося взошла на святую гору Небесного Синая, удостоилась лицезрения Божия, достигла обетованного ей блаженства и водворилась в небесных селениях с праведными.

После вторичного поклонения Господу Ангелы отводят душу в ад, и она созерцает жестокие муки нераскаявшихся грешников. В сороковой же день душа в третий раз возносится на поклонение Богу, и тогда решается ее участь — по земным делам ей назначается место пребывания до Страшного суда. Потому так благовременны церковные молитвы и поминовения в этот день. Ими заглаживаются грехи умершего и испрашивается душе его водворение в раю со святыми.

Годовщина. Церковь совершает поминовение усопших в годовщину их смерти. Основание этого установления очевидно. Известно, что самым большим литургическим циклом является годовой круг, по прошествии которого вновь повторяются все неподвижные праздники. Годовщина смерти близкого человека всегда отмечается хотя бы сердечным поминовением его любящими родными и друзьями. Для православного верующего — это день рождения для новой, вечной жизни[5].

Воцарение Давида в Хевроне над Иудой. Иевосфей.   Семилетняя гражданская война. Всеобщее признание Давида царем. Взятие Иерусалима, перенесение Ковчега. Недовольство Мелхолы. Устроение церковных дел, устроение общественно-государственной жизни народа. Войны Давида. Откровение Нафану. Нравственное падение царя  Давида. Мятеж  Авессалома. Воцарение Соломона, Адония, смерть Давида. Царствование Соломона. Чудесное сновидение в Гаваоне. Женитьба на дочери фараона, внутренняя и внешняя политика Соломона, построение Иерусалимского храма, его устройство и освящение. Богатство Соломона и его нравственное падение, последние годы царствания.

Во время своей изгнаннической жизни Давид уже считался многими прямым и законным преемником Саула, и потому по смерти последнего колено Иудино не замедлило провозгласить его царем, лишь только он вступил в пределы этой земли. Но оставались приверженцы и у Саула, и этим воспользовался приближенный его полководец Авенир, который при помощи жителей Галаада объявил царем Иевосфея, одного из сыновей Саула, и власть его была признана одиннадцатью коленами. При таких обстоятельствах стала неизбежной междоусобная война, которая с переменным счастьем продолжалась около пяти лет. 

По смерти Иевосфея у Давида не было больше соперников, и глаза всего народа невольно обратились к нему. Представители всех колен собрались в Хеврон и, перечислив заслуги Давида для страны, торжественно провозгласили его царем над всеми коленами, после чего он окончательно был помазан на царство165. В лице его народ израильский приобрел себе своего величайшего царя. Ему было тридцать лет от роду. В войне он уже приобрел громкую, всенародную известность своей знаменитой борьбой с Голиафом, которая вместе с другими его подвигами воспевалась в народных песнях, столь возбуждавших мрачную зависть Саула.

При своей страннической жизни в качестве изгнанника он прошел всю страну вдоль и поперек, близко ознакомился с жизнью не только своего собственного народа, но и ближайших соседей, у которых ему не раз приходилось искать себе убежища. Во время тяжкой школы испытаний он научился ценить жизнь не с высоты отдаленного царского престола, а в ее действительных нуждах и потребностях, быть милостивым и сострадательным к простому народу, равно как и великодушным к своим врагам. Но более всего перенесенные им испытания научили его всецелому упованию на Бога и еще более воспламенили в нем тот дух религиозности, который и выразился в его дивных боговдохновенных песнях – псалмах, дышащих безграничным упованием на промысл Божий. Такой царь не мог не пробудить сочувствия в народе, и около него быстро образовалось большое войско, начальники которого всецело отдали себя в распоряжение Давида. В Хевроне Давид царствовал семь с половиною лет.

 За это время он пришел к убеждению, что для утверждения царской власти в стране ему необходима столица, которая, не принадлежа никакому колену в отдельности, могла бы служить общею столицею для всего народа. Для этой цели Давид наметил одну сильную крепость на рубеже между коленами Иудиным и Вениаминовым, которая, несмотря на все усилия израильтян, отстаивала свою независимость и доселе принадлежала иевусеям.

Это именно Иерусалим, который не только занимал сильное естественное положение на горе, возвышающейся на 2 610 футов над уровнем моря, но и укреплен был кроме того неприступными стенами. Давид, полагаясь на мужество и патриотизм своего храброго войска, порешил во что бы то ни стало взять эту гордую твердыню и объявил, что первый, кто водрузит знамя Давидово на стенах Иерусалима, будет сделан военачальником всего его войска. Честь эта выпала храброму Иоаву. 

Крепость была взята, и Давид основал в Иерусалиме свою царскую столицу, назвав ее градом Давидовым. Благодаря своему великолепному положению на Сионской горе, господствующей над всею окрестностью, Иерусалим, с возвышением его на степень столицы, начал быстро стягивать к себе иудейское население; новая столица скоро расцвела пышно и богато, и Иерусалим сделался одним из знаменитейших городов в истории не только израильского народа, но и всего человечества.В своей новой столице Давид «преуспевал и возвышался, и Господь Бог Саваоф был с ним»168. Могущество его имени подействовало устрашающим образом на филистимлян, этих давних врагов избранного народа. Они попытались было подорвать силу крепнущего государства и открыли против Давида военные действия; но, дважды пораженные Давидом, с большим уроном должны были отступить, оставив в его руках даже своих идолов, которых Давид велел сжечь.

Но, благоустраивая свою столицу и свое государство в политическом и экономическом отношении, Давид не забывал, что главное назначение избранного народа – быть светом для язычников в религиозно-нравственном отношении, и потому обратил свое главное внимание на возвышение религиозного духа народа. С этою целью он решил перенести главную святыню народа – ковчег завета в Иерусалим, чтобы сделать свою столицу объединяющим центром страны не только в политическом, но и религиозном отношении. Ковчег завета со времени возвращения его от филистимлян находился в Кириафиариме.

Давид отправился туда во главе 30 000 избранных мужей. Для ковчега была приготовлена новая колесница, на которой он торжественно был двинут в путь. Два сына Авинадава, в доме которого доселе находился ковчег, везли его в торжественном шествии народа, выражавшего свою восторженность музыкой и священными песнями. Но смерть Озы, одного из сыновей Авинадава, однако же показала, что для святыни требовался другой способ передвижения, именно на раменах левитов и священников.

После трехмесячного пребывания в Гефе, ковчег вновь был двинут в путь и с торжеством несен был первосвященниками от обеих линий Ааронова священства. Чрез каждые шесть шагов царь приносил жертвы; самое шествие сопровождалось восторженным пением, музыкою и ликованием. Сам Давид, одетый в простой священнический льняной эфод, увлеченный чувством религиозного восторга, «скакал из всей силы пред Господом», изливая свою восторженность в дивных псалмах, смешивавшихся с песнями левитов, радостными кликами народа и торжественными звуками труб, кимвалов и арф.

На Сионе для ковчега была приготовлена новая скиния (старая оставлена была в Гаваоне, так как, наверное, успела значительно обветшать и повредиться от времени): там Давид принес всесожжения и жертвы мирные и, «благословив народ именем Господа Саваофа, он раздал всему народу – как мужчинам, так и женщинам – по одному хлебу, и по куску жареного мяса, и по одной лепешке и по кружке вина каждому» в память этого великого события.

Но вечною памятью о нем оставались те псалмы, которые составлены были Давидом по случаю великого торжества. При самом поднятии ковчега для перенесения его в Иерусалим составлен был и пелся псалом 67, начинающийся словами: «Да восстанет Бог и расточатся враги Его, и да бегут от лица Его ненавидящие Его». При вступлении ковчега в крепость Сионскую пелся псалом 23, в котором на самый момент вступления указывает восторженное обращение к вратам крепости: «поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь двери вечные, и войдет Царь славы!» В этом псалме Иегова прославляется как царь славы, который, наконец, завершил победу надязыческими врагами Своего народа и водворился на Сионе, откуда Он покорит Себе весь мир. «Кто сей царь славы?» спрашивает в этом псалме один хор, и другой торжественно отвечает: «Господь крепкий и сильный, Господь сильный в брани». «Кто сей царь славы? – Господь сил, Он царь славы!»

Отпустив народ, ликующий царь возвратился в дом свой, чтобы поделиться своею религиозною восторженностью и со всеми своими домашними. Но там он был встречен обидным укором со стороны своей высокомерной жены Мелхолы, которой крайне не понравилось поведение царя пред ковчегом: «как отличился сегодня царь Израилев», с ядовитой иронией сказала она Давиду, «обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!»

Такое высокомерие дочери Сауловой должно было понести должное наказание. Высказывая ей справедливый укор, Давид ответил ей, что ради Господа он готов еще более уничижиться и религиозную восторженность последних служанок предпочитает гордому высокомерию царицы. «И у Мелхолы, дочери Сауловой, не было детей до дня смерти ее». После перенесения ковчега завета в Иерусалим Давид занялся делами внутреннего благоустройства, как религиозного, так и гражданского.

Так он, прежде всего, учредил при скинии правильный порядок богослужения, назначил особых для этого лиц, чтобы «они славословили, благодарили и превозносили Господа Бога Израилева». Двое священников должны были постоянно трубить пред ковчегом завета Божия, а несколько левитов назначены были с целью возвышения торжественности богослужения присутствовать при нем с псалтирями, цитрами и кимвалами. Сам Давид составил боговдохновенный псалом, который пелся при богослужении в качестве особого славословия Богу и начинался словами: «Славьте Господа, превозносите имя Его; возвещайте в народах дела Его; пойте Ему, бряцайте Ему; поведайте о всех чудесах Его»… Псалом заканчивался словами: Благословен Господь Бог Израилев от века и до века», и весь народ восторженно ответствовал кликами: «Аминь, аллилуия!»

В делах гражданского управления Давид обратил особенное внимание на восстановление правого суда, поколебленного во время смут Саулова царствования. С этою целию он, прежде всего, образовал под своим личным председательством совет, составленный из наиболее приближенных лиц. Из них напр. Иоав был начальником войска, Иосафат дееписателем, Садок и Авимелех главными священниками, Суса писцем, и так далее. При помощи этих советников Давид имел возможность всесторонне следить за жизнью народа и государства и удовлетворять всем его насущным нуждам и потребностям. «И царствовал Давид над всем Израилем, и творил суд и правду всему народу своему».

При благоустроении внутренних дел Давид для обеспечения своих границ от внешних нападений повсюду расставил охранные войска. Но с окончанием этого благоустройства он, располагая сильным войском, мог выступить и на поприще завоевательной политики. Вокруг обетованной земли жило много враждебных народов, которые не только часто нападали на израильский народ, но и владели такими землями, которые, по обетованию Божию, должны были принадлежать к владениям избранного народа. И вот начинается целый ряд победоносных походов.

Давид, полный живого упования на Бога, решил исполнить волю Божию, заявленную в обетовании, и завоевать все те земли, которые незаконно и только по слабости и неверию израильского народа находились еще во владении его врагов-язычников. Победоносное оружие свое он, прежде всего, направил против филистимлян, которые теперь должны были окончательно расплатиться за многочисленные беды, причиненные их частыми набегами народу израильскому. Они были поражены, и сильнейший их город Геф с зависящими от него городами перешел под власть Давида. Победа эта была решительная и надолго смирила филистимлян, так что, исключая двух-трех незначительных стычек, мы уже долго не слышим о их нападениях. Она обеспечила избранному народу законную ему границу на юго-западе и распространила его владения до «реки Египетской», отделяющей Палестину от владений Египта.

Обращаясь к восточной границе, Давид поразил моавитян и, чтобы окончательно сломить их силу, две трети населения предал смерти, а остальную треть сделал рабами и данниками. Такая суровость по отношению к этому народу, с которым Давид был, отчасти, родствен по крови (чрез свою прабабку Руфь моавитянку) и с которым он вообще находился в дружественных отношениях, так что в одно время поручал своих родителей покровительству моавитского царя, объясняется сознанием необходимости окончательного отмщения за все бедствия, причиненные народу израильскому со времени Валака, а также, быть может, вызвана была каким-нибудь вероломным поступком с их стороны. Так исполнилось предсказание Валаама: «Происшедший от Иакова овладеет и погубит оставшееся от города» (столицы моавской).

Обеспечив восточную границу, Давид направил свое победоносное оружие к северо-востоку, для расширения своего царства до обетованной границы – реки Евфрата. Два сирийских царя Адраазар Сувский и царь Дамасский были поражены Давидом, оставив в его руках множество колесниц, коней, золотых щитов и медного оружия. Уничтожив большую часть колесниц, сто из них Давид оставил для своего двора и вместе с щитами и медными доспехами перевез в Иерусалим. Славный Дамаск положил оружие пред Давидом и сделался его данником. «И помогал Господь Давиду везде, куда он ни ходил». Эти победы прославили имя Давида во всей Азии. Некоторые цари спешили предложить ему свою дружбу и союз. Так Фой, царь Имафа, услышав о поражении Адраазара Сувского, его собственного врага, отправил своего сына Иорама с поздравлением Давиду и с богатыми дарами из разных золотых, серебряных и медных сосудов. Этот союз вместе с прежним союзом с Хирамом Тирским вполне обеспечивал северную границу царства, и Давид возвратился в Иерусалим, везя в качестве добычи много золота, серебра и меди, что все, впоследствии, пошло на построение храма и дворцов.

Чрез несколько времени военная слава Давида прогремела и на юге. Он поразил идумеян и, поставив среди них охранные войска, сделал их данниками и рабами. Граница государства вследствие этой победы раздвинулась до восточного залива Чермного моря. И вот, таким образом, благодаря целому ряду блистательных побед, Давид впервые в истории израильского народа владел всем пространством земли, которое обещано было патриархами.

Царство израильского народа теперь уже не было незначительным, худо организованным государством, бывшим добычей соседних хищнических народов, которые то и дело нападали на него, грабили города и убивали жителей. Это была теперь могущественная монархия, которая на время повелевала всей западной Азией и в руках которой находилась судьба многочисленных народов, трепетно приносивших свою дань грозному для них царю. Исполненный благодарности Богу, благоволившему исполнить теперь Свои обетования относительно владения землей Ханаанской, Давид решил доказать свою благодарность построением величественного храма, который был бы достоин Господа сил и Царя славы.

У Давида было много богатств, накопившихся от добычи и дани, и он построил себе великолепный кедровый дворец, в котором и жил, наслаждаясь своими победными лаврами. Ковчег завета, между тем, все еще находился в скинии. Это несоответствие в помещении царя земного и Царя небесного поразило Давида. Призвав своего приближенного пророка Нафана, царь сказал ему: «вот я живу в доме кедровом, а ковчег Божий находится под шатром». Пророк сначала одобрил мысль царя, но ночью получил божественное внушение, что Давид, занятый благоустроением земного царства, не может приступать к этому великому предприятию и должен предоставить славу совершения его своему сыну, преемнику престола.

Храм Всевышнего должен быть храмом мира и потому может быть построен только человеком, который не проливал крови человеческой, Давид же во время своих многочисленных войн много проливал крови и потому недостоин быть строителем храма Богу любви и мира. Но самая мысль о построении храма вытекала в нем из добрых побуждений и потому Господь показал ему Свою милость в великом обетовании, что царство его (в духовном смысле) будет утверждено навеки. Давид пламенною молитвою возблагодарил Бога и смиренно ограничился заготовлением материалов для построения храма в будущем. В то же время он еще раз выказал благородное великодушие к дому Саулову. Из уважения к памяти своего друга Ионафана, он отыскал сына его Мемфивосфея, хромого на обе ноги, отдал ему родовые земли Саула и открыл ему доступ к царскому столу[6].

Удаление Христа в Ефраим, предсказание Господа о своей смерти в Иерусалиме на празднике Пасхи, путешествие Христа в Иерусалим, просьба Саломии, матери сыновей Зеведеевых за своих детей, исцеление слепого у Иерихонских ворот, обращение Закхея. Христос в Вифании за шесть дней до Пасхи, вечеря в доме Симона прокаженного, торжественное шествие к Иерусалиму, на вершине Елеонской горы, плач Спасителя, вход Господень во Святой град.

Воскрешение Лазаря произвело столь сильное воздействие, поскольку многие очевидцы этого чуда разнесли весть о нем во все концы Иудеи, что, узнав об этом, первосвященники и фарисеи немедленно созвали синедрион. На нем был поставлен вопрос: «Что нам делать? Это человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него». Народ провозгласит Его своим Царем и восстанет против римлян. Это восстание окончится поражением и тогда римляне лишат иудеев той власти, которую они имеют сейчас. Тогда первосвященник Каиафа в своей речи заявил членам синедриона: «Надо думать не о том, что будет, если все уверуют в Иисуса; надо убивать Его, чтобы не творил больше чудес, ибо лучше, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб». Сказанное им, прибавляет евангелист Иоанн, имело пророческое значение, ибо Христос действительно пришел, чтобы Своей смертью спасти народы. Но в этом не было личной заслуги Каиафа, ибо, начиная с Аарона, первосвященники были провозвестниками воли Божьей и зачастую пророчествовали.

Синедрион постановил убить Иисуса Христа. Иисус же вместе с учениками удалился в Ефраим, находящийся близ пустыни, вероятно, Иерихонской.

Приближалась Пасха иудейская. Собравшиеся на праздник говорили между собой об Иисусе Христе: «Не придет ли Он на праздник?» И первосвященники и фарисеи ждали Его. Намереваясь привести свой злой умысел в исполнение, они объявили, что тот, кто узнает о месте его пребывания, должен немедленно сообщить им.


Предсказание Иисуса Христа о Своей смерти и воскресении

(Мф. 20, 17-28; Мк. 10, 32-45; Лк. 18, 31-34)

Иисус Христос шел впереди, ученики же шли в страхе и трепете за Ним. Отозвав апостолов, Он сказал им, что в Иерусалиме Сын Человеческий будет предан «язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет» (Мф. 20, 19). Спаситель неоднократно предсказывал ученикам о Своих страданиях, смерти и воскресении, но они как прежде, так и теперь не разумели сказанного.

После этих слов, по евангелисту Матфею, приступила к Иисусу мать сынов Зеведеевых, а, по евангелисту Марку, сами сыны Зеведеевы ¾ Иаков и Иоанн. Возможно, что сначала приступила мать, а затем сыновья с той же просьбой. Их просьба проистекала из неправильного понимания обетования Спасителя о том, что апостолы будут судить 12 колен Израилевых. Они просят, чтобы Христос позволил им сесть в Его Царстве одному по левую, а другому ¾ по правую сторону от престола. Господь же ответил, что они не знают, чего просят. «Можете ли пить чашу, которую Я буду пить?» задал Он им испытующий вопрос. Пылкие Иаков и Иоанн ответили, что могут.

Впоследствии во имя Господа они действительно претерпят много страданий. Зная об этом, Господь подтвердил правдивость ответа братьев, но сказав при этом: «Дать сесть у Меня по правую сторону и по левую ¾ не от Меня зависит, но кому уготовано Отцом Моим» (Мф. 20, 23).

Просьба сынов Зеведеевых возбудила негодование прочих апостолов. Тогда Господь подозвал их к Себе и сказал, что Его царство не похоже на царство мира, поэтому, если кто из них хочет быть в Его Царстве первым, тот должен быть всем слугой.

Исцеление двух слепых

(Мф. 20, 29-34; Мк. 10, 46-52; Лк. 18, 35-43)

Это чудо, по свидетельству евангелистов Матфея и Марка, совершилось при выходе из города Иерихона, а, по свидетельству евангелиста Луки, при входе. Кажущееся противоречие устраняется, если принять во внимание, что греческое слово «eggixein», употребленное здесь евангелистом Лукой, означает «находиться близ чего-либо, с какой-либо стороны». Таким образом, евангелист Лука свидетельствует, что исцеление произошло близ Иерихона, что не противоречит сказанию Матфея и Марка.

Есть и еще один пункт расхождения в повествовании евангелистов: по евангелисту Матфею Господь исцелил двух слепых, по Луке одного. Однако такое расхождение снимается, если иметь ввиду, что Марк и Лука говорят об одном слепце только потому, что он, вероятно, был более известен (Марк даже упоминает его имя Вартимей сын Тимеев). Путь Иисуса Христа проходил рядом с тем местом, где сидели эти два слепца. Зная о Нем, как о великом Чудотворце, они не переставали взывать к Нему: «Помилуй нас, Господи, Сын Давидов!» Господь остановился и повелел им подойти к Нему. Выслушав их просьбу, Он умилосердился, и прикосновением исцелил их.

Посещение дома Закхея

(Лк. 19, 1-10)

Закхей был начальник мытарей Иерихонского округа и имел большое богатство, приобретенное неправедным путем; иудеи ненавидели мытарей, в том числе и Закхея.

Закхей сознавал свою вину перед Богом и перед народом, и в этом смиренном сознании не смел приблизиться к Спасителю, когда Он проходил по улице Иерихона. Но, имея непреодолимое желание видеть Его и будучи высокого роста, влез на смоковницу.

Видя смирение Закхея и его готовность к покаянию, Господь повелел ему сойти с дерева, а затем посетил его дом. Встреча с Господом и посещение его дома утвердило в Закхее желание изменить прежний образ жизни. Он дал Господу обещание раздать половину своего имения, а тем людям, которые были им обижены, возвратить вчетверо.

Притча о минах

(Лк. 19, 11-28)

Иисус Христос приближался к Иерусалиму. Сопровождавшие Его ожидали, что в Иерусалиме Он объявит Себя Царем Израилевым, и наступит, наконец, ожидаемое евреями Царство Мессии. Спаситель, однако, учит их, что Царство Небесное наступит еще не скоро, и что войдут в него лишь те, кто употребит усилие. В пояснение Он рассказывает притчу о минах (мина ¾ денежная единица). Образ для притчи взят из исторических событий. После смерти Ирода его сын Архелай для утверждения в царском звании отправился в Рим. Но иудеи были им не довольны и поэтому отправили в Рим посольство с просьбой не назначать Архелая царем иудейским. Римская власть не удовлетворила просьбу посольства; Архелай же, узнав о злом намерении иудеев, наказал виноватых.

В притче под царем подразумевается Иисус Христос, под минами полученное от Него учение, а также так называемые природные Божественные дарования людей. Раб, приобретший на одну мину десять, это тот, кто, получив от Господа дарования для приобретения Царства Божия, радел об их умножении; раб же, скрывший полученную от Господа мину, прообразует  того, кто, имея возможность войти в Царство Божие, отверг полученные от Бога дарования и сделался неспособным войти в него[7].

ХРИСТОС В ВИФАНИИ

(Помазание  Иисуса Христа)

 (1) За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. (2) Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним. (3) Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. (4) Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: (5) Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? (6) Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали. (7) Иисус оке сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего. (8) Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда.

(Ин. 12:1-8)

«Иисус в Вифании» — это название равнозначно названию «Помазание Иисуса Христа», поскольку эпизод с посещением Иисусом дома, где Он провел время с Лазарем, которого до того воскресил, и с его сестрами Марфой и Марией, — единственное событие, происшедшее (или, во всяком случае, зафиксированное в Евангелиях) с Ним в Вифании, откуда Он затем направил­ся в свое последнее путешествие в Иерусалим (мы следуем здесь тому порядку событий, которого придерживается Иоанн; Матфей и Марк помещают этот эпизод после предсказания Христа о разрушении храма и конце мира — непосредственно перед рассказом о предательстве Иуды, но это, по-видимому, только потому, что негодующая реакция Иуды на трату дорогого миро на помазание Иисуса (Иуда осуждает Марию не за то, что она его купила, а за то, что не продала — поступи она так, триста динариев попали бы к нему как казначею) находится в тесной внутренней связи с этим предательством).

 (Христос на ужине у фарисея Симона) 

(36) Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег. (37) И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром (38) и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. (39) Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница. (40) Обратившись к Нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель. (41) Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, (42) но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из их более возлюбит его? (43) Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил. (44) И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла; (45) ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; (46) ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. (47) А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. (48) Ей же сказал: прощаются тебе грехи. (49) И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает ? (50) Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром.

(Лк. 7:36-50)[8]

Всмотритесь, братья, мысленно в это знаменательное шествие Господа с двенадцатью избранными Его учениками. „Были они“, говорит Евангелист Марк, „на пути, восходя в Иерусалим; Иисус шел впереди их, а они ужасались, и, следуя за Ним, были в страхеˮ.

Какими трогательными чертами изображено это последование малого стада Христова за своим добрым Пастырем, – безмолвно подвигающагося за Ним, вдали от шума житейских треволнений, но как видно, сильно напуганного донесшимся до его слуха воем кровожадных волков, готовых растерзать самого их Пастыря! Да, именно за день или за два пред сим, ученики Христовы с крайним опасением говорили своему Божественному Наставнику: „Равви! давно ли иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда (Ин. 11:8)?“ Тогда Господь успокоил их, сказав: „не двенацать ли часов во дне? Кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего“ (ст. 11). Но теперь, – теперь Господь, по-видимому, совершенно в другую сторону направляет Свою речь к пораженным ужасом ученикам: „Подозвав двенадцать, Он начал им говорить о том, что будет с Ним. „Вот мы восходим в Иерусалим, и Сын человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет (Мк. 10:82–84)“.

Это было уже третье предсказание Господа Иисуса Христа о Своих крестных страданиях, смерти и воскресении. В первый раз Господь открыл об этом Своим ученикам за неделю до Своего славного преображения на Фаворе. Тогда, как известно, апостол Петр, только что заслуживший особенную похвалу за исповедание Иисуса Христа Сыном Бога живаго, начал прекословить Ему, и за то подвергнулся строгому обличению (Мф. 16:28). В другой раз, вскоре после преображения Господня, ученики опять услышали от Иисуса Христа предсказание о предстоящих Ему крестных страданиях, смерти и воскресении, и хотя, по замечанию Евангелиста, оно и тогда было закрыто от них, но они боялись спросить Его о сем слове (Лк. 9:45), как ни сильно опечалило оно их (Мф. 17:28).

Теперь, в третий уже раз, находясь в печальном и чрезвычайно тревожном настроении духа, ученики Христовы снова слышат предсказание о том, что Сын человеческий предан будет иудеям, и осужден на смерть, что Его предадут язычникам, и убьют Его, и что Он в третий день воскреснет. Не удивительно, что Апостолы, еще не получившие благодати Духа Святого, и на сей раз не уразумели открытой им великой тайны царствия Божия. Они еще не могли отрешиться от вкоренившихся в их народе понятий о земном царстве Мессии. Думали, что наступает наконец время, когда оно должно открыться, и только о том до крайности скорбели, что сему вожделенному событию, как могли они заключать из слов Христовых, должны предшествовать ужасные бедствия, поругание и смерть, но потом, с утешением помышляли они, – опять торжество и жизнь Божественного их Учителя.

И вот, занятые такими мыслями, двое из учеников обратились к Иисусу Христу с особенной и по-видимому, совершенно неожиданной просьбой. „Тогда подошли к Нему сыны Зеведеевы, Иаков и Иоанн, и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим. Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам? Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую руку, а другому по левую, в славе Твоейˮ. Очевидно теперь для всех нас, братия, до какой степени земные мечты, высказавшиеся в этом желании сынов Зеведеевых, не соответствовали истинному смыслу предсказания Христова. Но Господь Иисус кротко заметил им: „не знаете, чего просите,ˮ и напомнил им, что кто хочет разделять славу Его, тот прежде должен претерпеть одинаковую с Ним участь. Когда же они, в жару усердия, изъявили на то полное свое согласие, то Он, как Сердцеведец, зная, что они впоследствии действительно будут пить чашу страданий Христовых, т.е. пострадают за имя Христово, – не отказывает им в этом жребии, но тем не менее отклоняет от них мысль о сидении у Него по правую и по левую руку: „это, – говорит он, – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцом Моимˮ (Мк. 10:35–40Мф. 20:28). Возведши их мысли к Отцу Небесному, Господь, чтобы смирить и прочих учеников, которые начали негодовать на Иакова и Иоанна, всем им сказал: „кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мк. 10:43–45)“. „Он, – скажем, в пояснение сего, словами св. апостола Павла, – будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу: но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам, и по виду став как человек, смирил Себя, быв послушным до смерти, и смерти крестной; посему и Бог превознес Его, и дал Ему имя выше всякого имени: дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Флп. 2:6–11)“[9].

Почти в половине Елеонской горы видна полуразвалившаяся мечеть среди прекрасной группы маслин: это место, где Господь плакал о Иерусалиме в день своего торжественного въезда в оный, то есть в Вербное Воскресенье. Спаситель с прилежащего селения Вифсфагии приближался к Иерусалиму, среди многочисленной толпы народа взывавшего: «осанна сыну Давидову», и узрев отсюда город, прозрел в своем Божественном всеведении всю несчастную будущность этого ослепленного города и плакал над ним, прорицая: «приидут дние на тя и обложат врази твои острог о тебе, и обыдут тя, и объимут тя отвсюду. И разбиют тя и чада твоя в тебе, и не оставят камень на камени в тебе, понеже не разумел еси времене посещения твоего» (Лк 19, 43, 44). И как страшно исполнилось это предсказание на Иерусалиме! Но святые слезы доказывают любовь Спасителя к своей земной родине, хотя столь неблагодарной. 

 Вход Господень в Иерусалим является одним из главных событий последних дней земной жизни Господа Иисуса Христа; оно описано четырьмя евангелистами (см.: Мф. 21: 1–11; Мк. 11. 1–11; Лк. 19: 28–40; Ин. 12: 12–19). Торжественное прибытие Спасителя в Святой град накануне праздника Пасхи предшествовало Его Страстям и было осуществлением ветхозаветных пророчеств (в первую очередь Быт. 49: 10–11; Пс. 8: 2–3; Зах. 9: 9).

Воспоминанию этого события и посвящен один из основных церковных праздников, который в Православной Церкви включен в число двунадесятых. Он празднуется в воскресенье, непосредственно предшествующее пасхальному и открывающее собой Страстную седмицу, то есть включается в разряд переходящих.

Поскольку в символике и события Входа Господня в Иерусалим, и его литургического формуляра важное место занимают пальмовые ветви – вайи, этот праздник называют Неделей ваий. Святитель Амвросий Медиоланский толкует данное именование следующим образом: «Именно чрез масличное дерево, из коего происходит елей, умягчающий раны и врачующий болезни, означаются дела милосердия; а чрез крепкое финиковое дерево, ветвей которого оконечности белы, означается то, что после скорбей настоящей жизни мы преселимся в свет небесного отечества»[1]. В славянской традиции известно обозначение праздника еще и как Недели цветоносной, или цветной. На Руси в богослужебной практике пальмовые ветви традиционно заменяют ветвями вербы, отчего Неделя ваий носит также название Вербного воскресенья.

За пять дней до иудейского праздника Пасхи Господь подошел к селениям Виффагия и Вифания у Елеонской горы вместе со Своими учениками и поручил двум из них привести Ему молодого осла, на которого никто никогда не садился. Когда они исполнили повеление, Христос сел верхом на осла и стал спускаться с горы к Иерусалиму под приветственные возгласы учеников и народа, который встречал Господа, постилая свои одежды и срезанные с деревьев ветви на Его пути, радостно восклицая: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» (Мф. 21: 9; Мк. 11: 9; Лк. 19: 38; Ин. 12: 13).

В непосредственном описании Входа Господня в Иерусалим наиболее близки между собой рассказы синоптиков – Матфея, Марка и Луки. Они уделяют пристальное внимание отсутствующей у Иоанна истории с обретением осла для поездки, которая имеет много общего с повествованием о подготовке тайной вечери (см.: Мф. 26: 17–19; Мк. 14: 13–16; Лк. 22: 8–13). Обстоятельства нахождения этого животного становятся исполнением пророчества Быт. 49: 10–11, а благополучная реализация поручения учениками предстает как результат божественного всеведения Иисуса Христа.

Сама поездка на осле, согласно евангелистам, была осуществлением пророчества Захарии (см.: Зах. 9: 9). У Матфея оно описано как реализованное вплоть до мельчайших подробностей, поскольку говорится не об одном, а о двух животных – ослице и осленке. При этом из текста можно даже понять, что Господь воссел на них одновременно (см.: Мф. 21: 2–3, 5, 7). Для разрешения данного противоречия предлагается несколько вариантов: либо текст стиха был испорчен и Господь сел только на осленка; либо слова «поверх их» относятся только к постеленным одеждам, поскольку другие синоптики однозначно говорят о поездке на молодом осле. Возможно, второе животное было необходимо, чтобы молодой необъезженный осел шел через толпу спокойно.

Евангелисты особо подчеркивают, что на осла до Христа никто никогда не садился, и это, безусловно, указывает на ритуальную чистоту животного и возможность принесения его в жертву Богу.

Вероятнее всего, прибытие верхом на осле было событийной реминисценцией помазания Соломона на царство (см.: 3 Цар. 1: 32–40). Иными словами, Вход Господень понимался как вход истинного Царя Израиля в Иерусалим, что подтверждается и тем, что встречающие клали Ему под ноги свою одежду (см.: Мф. 21: 8; Мк. 11: 8; Лк. 19: 36; ср.: 4 Цар. 9: 13).

Однако чрезвычайно символично следующее. По традиции, все без исключения паломники входили в Иерусалим пешими – в знак смирения и почитания Святого города и храма. Евангелисты же говорят лишь о том, что Христос приблизился к Иерусалиму, сидя на осле, и не уточняют, как именно – верхом или пешим – Он вступил в город.

Большое значение имеют указания на использование встречающими Христа людьми ветвей, которые не упоминаются только в рассказе евангелиста Луки. Матфей и Марк говорят о том, что народ устилал перед Христом путь срезанными с деревьев ветвями, или побегами, или листьями финиковой пальмы (см.: Мк. 11: 8; Мф. 21: 8). При этом до конца неясно, как именно использовались эти ветви людьми: возлагали ли их на пути или держали в руках.

Если все же предположить второе, то рассказ о встрече Христа предстает описанием настоящей религиозной процессии и отсылает к ритуальным пальмовым ветвям, которые фигурировали на осеннем празднике Кущей. Данное мнение приобретает еще большую доказательность, если не забывать, что Входу Господню в Иерусалим предшествовало воскрешение Лазаря, которое в свою очередь предвозвещало Воскресение Христово и всеобщее воскресение мертвых. Но ведь данные события выступают еще и в качестве тем праздника трубного звука, который проходил перед праздником Кущей.

Кроме того, для последнего празднования были характерны ликование и радостные восклицания (см.: Ис. 12: 6; 42: 1–2; 44: 23; Иер. 31: 7; Зах. 9: 9), также указывавшие на будущее воскресение мертвых (см.: Ис. 26: 19). Очевидно, этим и объясняются возгласы «Осанна!» (буквально – «Спаси же!»), которые с молением о помощи обращены к Богу.

И здесь особо надо указать на следующий факт: все евангелисты, кроме Марка, отмечают недовольство иудейских учителей обстоятельствами рассматриваемого события, и в первую очередь тем, что Иисус Христос не запретил встречать Его словами «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!», однозначно понимавшимися как мессианское приветствие.


[1] https://pravoslavie.ru/103597.html

[2] https://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Slobodskoj/zakon-bozhij/225

[3] https://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Slobodskoj/zakon-bozhij/225

[4] http://www.liturgy.ru/trebi_molebniepenia

[5] https://pravoslavie.ru/1850.html

[6] https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/biblejskaja-istorija-vethogo-zaveta/6

[7] https://poisk-ru.ru/s26421t2.html

[8] http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/f5390dd3-58c8-4ae1-a74d-4c44b3fefa18/Sujeti/III.Obchestvennoe_Slujenie/30.Ch_proscaet_grechnicu/Christos_prochaet_greshnizu.htm

[9] https://azbyka.ru/otechnik/Vitalij_Grechulevich/hristianskie-rassuzhdenija-i-razmyshlenija-predlozhennye-i-v-osobyh-statjah-i-v-slovah-besedah-i-rechah-tom-1/5